Бесконтактные войны с лысенковщиной

18.11.2013



Власти нужна прикладная наука, а не фундаментальная, академики сравнивают ситуацию с лысенковщиной: репортаж «Газеты.Ru» с форума «Технопром»
Власть готова тратить деньги на науку, но хочет результат здесь и сейчас

Вице-премьер Дмитрий Рогозин сделал несколько программных заявлений о будущем российской прикладной науки и о новом «креативном классе». Тем не менее противоречий между учеными и властями хватает, в том числе из-за желания измерять науку мерками бизнеса. Представители академии называют это повторением лысенковщины.
С тех пор как слово «инновации» вошло в повседневную политическую жизнь России, постоянно говорится о необходимости создать экономику высоких технологий. Для этого, что естественно, необходимо объединение науки и производства. Российские экономисты активно используют для объяснения необходимого пути развития термин «шестой технологический уклад», то есть новый этап развития экономики, когда основными отраслями становятся биотехнологии, нанотехнологии и так далее. Именно об этом говорили на форуме технологического развития «Технопром», который прошел в Новосибирске 14–15 ноября.
Мероприятие было очень масштабным: по неофициальным данным организаторов, уже в первый день на нем зарегистрировалось около 4 тыс. участников. В Новосибирск прибыли председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс, вице-премьер правительства Дмитрий Рогозин, заместитель главы Минобрнауки Александр Климов (в первый день работы форума стало известно о заимствованиях в его диссертации, во второй день чиновник отсутствовал, несмотря на свое присутствие в программе), депутаты парламента и другие.
Конечно, «Технопром» в первую очередь был интересен специалистам в прикладных областях: форум был совмещен с венчурной ярмаркой.
Однако о науке в рамках форума тоже говорили, хотя и менее охотно.
Показательной получилась дискуссия на «круглом столе» «Интеграция образования, науки и производства», которая выявила несколько острых проблемных точек в отношениях современной российской науки с бизнесом и властью. Так, много говорилось о «компетенциях» и о необходимости совершенствовать управление наукой, тем не менее немногие конкретные успешные технологические кейсы в большинстве своем происходили из институтов реформируемой ныне Академии наук (их показывал глава ядерного кластера фонда «Сколково» Александр Фертман), причем реформируемой именно под лозунгом улучшения качества управления.
То, что ученые, технологи и управленцы зачастую не находят общего языка, стало ясно после выступления представителя Фонда перспективных исследований Сергея Васильева. Эта создаваемая при поддержке Рогозина организация должна выявлять прорывные военные технологии и вкладывать в них деньги.
По словам Васильева, срок проверки перспективности гипотез для них — от трех до пяти лет, что вызвало реплику модератора: «Хорошо, что вы даете нам не пять недель».
Именно эта жажда суперрезультата в короткий срок, конечно, не дает ученым работать на перспективу.
Однако наиболее значимым, в том числе и с точки зрения научной политики, стало пленарное заседание с участием самых статусных спикеров.
Выступавший первым Дмитрий Рогозин говорил программно: о том, что Россия, «извините за выражение, профукала» предыдущий технологический уклад (основанный на развитии электроники, информационных технологий и т.д.) и теперь нужно «срезать угол». Вице-премьер российского правительства подробно остановился на войнах нового поколения, «бесконтактных войнах»: по его мнению, новые вооружения (работающие на скоростях, в 6–20 раз превышающих скорость звука) сделают традиционные вооруженные силы бессмысленными.
Председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс остановился на конкретной области: он обрисовал будущее российских нанотехнологий. По его словам, к 2015 году объем наноиндустрии при участии компании должен составить 300 млрд руб., а частной — 600 млрд. При этом за два года объем российского нанопроизводства вырос в 23 раза, с 1 млрд до 23 млрд руб. Однако Чубайс подчеркнул постоянно повторявшуюся на форуме мысль: наука интересна лишь прикладная и окупаемая.
«Наша задача — не создание НИОКР, а создание бизнеса, всегда с частными инвесторами», — заявил глава «Роснано».
Вице-президент РАН, глава Сибирского отделения (СО РАН) Александр Асеев в наименьшей степени придерживался тренда: он как раз делился своей тревогой о возможном применении «бизнес-методов» к институтам, имеющим отношение к ВПК. В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» Асеев пояснил свою мысль: «Сейчас научная деятельность будет оцениваться по тем критериям, которые приняты в бизнесе, то есть если результат в деньгах есть — то все хорошо, нет — до свидания».
О теме реформы РАН на форуме вообще старались не говорить. Асеев в приветственной речи сказал о том, что участникам надо «с новой энергией» решать новые задачи, правда, повторив затем корреспонденту «Газеты.Ru», что, по его мнению, речь идет не о реформе, а о ликвидации.
Глава СО РАН описал происходящее с использованием исторической аналогии: «Мы повторяем период конца 40-х годов, лысенковщину, то есть решение научных проблем с помощью репрессивного аппарата государства».
Впрочем, сдаваться академик не собирается. «Мы кое-чего добиваемся, здесь много наших союзников, генеральных конструкторов, члены правительства», — сказал Асеев.
Возможно, имелся в виду именно Рогозин, с которым Асеев нашел общий язык в том, что касается будущего российской науки, особенно формирования тех людей, которые и будут совершать технологический прорыв в «шестой уклад». Рогозин назвал их генеральными конструкторами, которые должны будут не бояться рисковать. Тут же вице-премьер построил картину светлого будущего: эти люди, как их назвал Рогозин, новый креативный класс, смогут понять потребности государства и донести их до РАН.
В этот момент в дискуссию вступила модератор секции Оксана Деревянко, которая высказалась философски: помимо заказов это принесет в российскую фундаментальную науку понимание, зачем она работает. Еще немного дальше в пафосе пошел Асеев, предложив считать достижение нового технологического уклада новой национальной идеей России.
Конечно, о национальной идее и других космического масштаба концепциях можно говорить долго, однако невооруженным глазом заметно противоречие: власть готова тратить деньги, но хочет результат здесь и сейчас, а в фундаментальной науке такое бывает далеко не всегда.
Власть считает, что надо лучше управлять наукой, но это приводит к хаосу и может привести в перспективе к разрушению институциональной основы научной деятельности. А там не поможет ни шестой, ни даже седьмой технологический уклад: ему будет не из чего складываться.

Подразделы

Объявления

©РАН 2017