РАН и Сирия: две операции «Ликвидация»

26.09.2013



 

Свободная пресса

Среда 25 сентября 2013 года

Юрий Болдырев о делах власти и их пиар-отражении

 

РАН и Сирия: две операции «Ликвидация»

 

Рассудительность или поспешность?

Правильно ли я понимаю? В вопросе о Сирии наша власть выступает, вроде бы, как взвешенная, вдумчивая, неторопливая: предлагает собрать на международной конференции все заинтересованные стороны с тем, чтобы в результате дискуссии прийти к единому и объективному пониманию ситуации; настаивает на том, чтобы не торопиться с санкциями, а дождаться результатов расследования; требует не общих слов и пропагандистских клише, а подлинных и достоверных доказательств того, что химическое оружие применили в Сирии именно правительственные войска; выступает против скороспелых и необоснованных резолюций, открывающих дорогу санкциям против стороны, чья вина еще ничем не доказана. Так?

Но тогда почему же во внутренних делах эта же российская власть ведет себя как-то совсем иначе? Например, перед самыми-самыми каникулами молниеносно, без спокойной и обстоятельной дискуссии со всеми заинтересованными сторонами продавливает руками своей правящей партии закон о, практически, ликвидации Российской академии наук. Причем, с небывалой поспешностью: второе чтение законопроекта было проведено всего через день после первого. Ради чего было так сжимать весь колоссальный объем работы по формулированию, направлению, сбору, систематизации, осмыслению и подготовке поправок к голосованию? Ради чего было спешить во что бы то ни стало принять закон во втором чтении перед летними каникулами? Куда же подевалась вся неспешность и рассудительность?

«Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»

Может быть я недопонимаю? США, когда хотят кого-то, уж простите, просто съесть, то есть, уничтожить, лишить воли к жизни и самостоятельности, предваряют это информационной артподготовкой. Попросту говоря, массированной клеветой. Рассказывают всему миру о коварстве и кровожадности «диктатора», об «этнических чистках» (якобы со стороны Сербских властей), о «подтвержденных фактах» наличия оружия массового уничтожения (Ирак), о «массовых убийствах» властями ни в чем не повинных мирных жителей (Ливия и Сирия). А потом, когда выясняется, что все это была лишь ложь, намеренная ложь – с целью получить санкции «мирового сообщества» на «наказание диктатора», никто не кается, не рвет на себе волосы, не привлекается к ответственности. Не говоря уже о том, что «мрачных диктаторов» не воскрешают и поверженные и разрушенные государства – как независимые и ориентированные на самостоятельное развитие – не восстанавливают. Это они. А мы?

Мы – на международной арене – конечно, все это вскрываем и придаем огласке. Разумеется, осуждаем. Пытаемся противостоять. И сами так не делаем. На международной арене.

А внутри своей страны?

Внутри страны летом, пусть не массово, не затронув широкие слои населения, но поднялась волна протеста. Не простые люди, а всемирно известные ученые заявили, что они… отказываются вступать в эту новую путинскую «академию». Звезды не шоу-бизнеса, а всемирно известные величины, представители разных стран и разных научных школ выступили с протестом, подписали заявления и петиции. Про собрания и протестные акции рядовых научных работников я уже и не говорю. Власть, как минимум, к мировому научному сообществу, вроде, прислушалась, сделала небольшой шажок назад. И что дальше?

Только закончилась встреча президента России Путина с президентом РАН Фортовым, на которой, как сообщалось, вроде, пришли к какому-то компромиссу, и сразу что? Поручение президента Генпрокуратуре – не раньше и не позже - проверить РАН на предмет злоупотреблений с имуществом. Что напоминает? Правильно – американское требование направить в Сирию (Ливию, Ирак, Сербию и др.) спецкомиссию – чтобы выявила и подтвердила необходимые для поедания страны факты… А перед началом осенней сессии ГосДумы что появилось на наших государственных телеканалах? Правильно – новая информационная бомбежка. Не менее клеветническая, нежели американского производства про Сербию, Ирак, Ливию и Сирию. Только теперь уже про наше – про Российскую Академию наук. С передергиваниями и подтасовками. Вроде как нет в стране и в самой власти ничего вороватее и коррумпированнее, нежели РАН. И, вроде как, не сама же власть поощряет и покрывает воров везде в стране, в том числе, в РАН.

Но, в отличие от коррупции во власти и порожденных этой властью бесконечных Роснано, Сколково и т.п., факты коррупции в РАН почему-то подаются и должны восприниматься иначе. И должны почему-то влечь за собой не уголовные дела в отношении конкретных виновных, но радикальное «реформирование», изначально, в исходно внесенном в Думу законопроекте, честно названное ЛИКВИДАЦИЕЙ.

Подрыв основ «стабильности»

Почему бы это? Только ли в притягательном имуществе РАН дело? Или стоит учесть и еще один факт. В мае в РАН прошли выборы. Не такие «выборы», к каким мы за последние годы привыкли, а настоящие, подлинно конкурентные. Состязались на равных: вице-президент Академии, Нобелевский лауреат и директор одного из институтов Академии. Претенденты лично объехали региональные отделения РАН и научные центры, выступали перед коллективами и отвечали на вопросы. И проценты голосов, набранные ими, говорят о настоящей острой борьбе – заранее известного результата не было. Можно ли такое терпеть в стране, где наперед заданный, спущенный сверху результат – основа «стабильности»?

Терпеть не стали. В результате с мая до июля президент страны Путин нового президента Академии наук Фортова просто … не утверждал. Хотя никаких претензий ни к процедуре избрания, ни к самому академику не было.

В «лихие девяностые» и теперь

Кстати, что-то этот метод мне напоминает. Да - из моей личной практики. Я, конечно, не академик, но мне приходилось сталкиваться с подобным. Когда в январе 1995-го года первый (выборный) Совет Федерации, вопреки Ельцину, тайным голосованием избрал меня зампредом Счетной палаты (председатель избирался Думой), ответ Ельцина был прост. А именно: права утверждать или не утверждать меня в должности у него не было, а вот право (и обязанность) подписывать удостоверения высшим должностным лицам государства – была. И что же? Аналогично весенней нынешнего года ситуации с Фортовым – просто «морозил». Правда, не полтора месяца, а раз в пять дольше. То есть, буквально: всем – председателю и двенадцати аудиторам – подписал, а мне – нет. И председатель Палаты Кармоков передавал мне пожелания-рекомендации, чтобы я сходил к Ельцину и все «урегулировал».

Но то были иные времена – был самостоятельный парламент, на который я мог опереться. И тогдашняя Счетная палата и ее реальная работа стали для власти настоящей костью в горле, и тут никакая теоретически возможная с моей стороны «дипломатия» не помогла бы. Те действия, что мы тогда осуществляли (и которые частично я описал десять лет назад в книге «О бочках меда и ложках дегтя») и их результаты в любом случае делали нас для президента и его окружения ненавистными врагами.

Соответственно, «урегулировать» было нечего и незачем: работать в Счетной палате я мог и так, с временным удостоверением за подписью Кармокова, с ним же проходил и в парламент. А в Кремль (строго говоря, к главному подконтрольному) мне ходить (для чего, наверное, и нужно было удостоверение именно за подписью президента) было незачем. И спустя полгода, когда я во всех интервью начал рассказывать еще и об абсурдном казусе (кто я и кто он – Президент! И ему больше нечего делать, кроме как самовыражаться подобным способом – мстить бывшему начальнику его Контрольного управления?), Ельцин вынужден был подписать удостоверение и мне…

Но, специально подчеркиваю: я не о каком-либо своем личном «героизме», просто тогда именно такой метод действия был адекватен ситуации и результативен. Повторю, это было в другие времена, и судьба дела, в том числе, Счетной палаты, тогда зависела не от моих дипломатических маневров, а, напротив, от степени нашей последовательности, жесткости и непримиримости.

Сегодня Академии наук и ее президенту В.Фортову несопоставимо сложнее – они полностью в руках президента страны и управляемых из Кремля СМИ. И им совершенно не на что опереться. Цитирую В.Фортова по газете научного сообщества «Поиск» №37 (2013) от 13.09.2013, репортаж о чрезвычайном внеочередном Общем собрании РАН, проведенном в день открытия осенней сессии Госдумы: «Если мы будем настаивать на формулировке «отозвать», то можем потерять академию». Чьей реакции опасается избранный академиками президент РАН? Может быть, какого-нибудь Ливанова или Медведева? Но встречался он с Путиным и хорошо знает, кто именно принимает политическое решение.

Опять «Хватай вокзал – багаж отходит!»

…Итак, весной-летом никаких претензий ни к процедуре избрания, ни к самому избранному Академией президенту РАН не было. А что было? Была, судя по всему, подготовка – как спецоперация, то есть совершенно засекреченная - к ликвидации такой слишком самостоятельной Российской Академии наук. И неожиданной эта попытка блицкрига – ликвидации РАН - была лишь для российских ученых и российского общества.

Блицкриг сразу не удался. Но наивно из этого делать вывод о том, что власть откажется от своих планов, явно и однозначно выраженных в исходном законопроекте – планов ликвидировать РАН. Не удалось сразу в трех чтениях – не беда, достаточно двух, после которых радикально ничего уже не изменить. Настаивает общественность на возврате ко второму чтению? Вернулись. Но как? А по прежней методике – и куда опять делись завидные рассудительность и неторопливость нашей власти, столь последовательно демонстрируемые на международной арене?

Во вторник 17 сентября принято решение о возврате ко второму чтению. А уже в среду 18 сентября закон голосуется во втором и затем сразу в третьем чтении. Опять на все замечания и поправки, на их проработку и систематизацию к голосованию – всего менее суток.

- Какие сутки? Целое лето можно было работать, - так это объясняют провластные пропагандисты.

- Так целое лето и работали – боролись за отмену такой «реформы»/ликвидации вообще или хотя бы за возврат к дискуссии, ко второму чтению, но нормальному – чтобы было время все взвесить и публично соотнести аргументы…

…Убивать жертву можно не торопясь, если уверен, что она никуда не денется – так часто поступают кошки с мышками. А если не уверен? Если видишь, что объективно твоя экономическая политика ведет к краху? Если не зря торопишься провести быстрее, в том числе досрочно всевозможные выборы – потому что знаешь, что завтра ситуация существенно ухудшится, и от былого благодушия большинства пока пассивного населения, может быть, не останется и следа? Тогда убивать жертву, в данном случае – остатки российской фундаментальной науки, нужно стремительно, не давая жертве ни передохнуть, ни собраться с силами. Не этим ли руководствуется наша власть, президент страны, недвусмысленно диктующий в данном случае свою волю, когда принимает законы по принципу: «Хватай вокзал – багаж отходит!»…

Уж унификация – так унификация?

Я не ошибаюсь? Кажется, наша власть выступает против двойных стандартов Запада? Например, когда к сербам - с одним аршином, а к косовцам – с другим? Когда действия одних расследуются международным судом, а других – нет. Когда одним нельзя иметь оружие массового уничтожения, а другим – пожалуйста. Так?

Ну, а уж во внутренних делах, где все зависит только от нас, этот священный принцип единства стандартов и недопущения их лицемерного двойного толкования, наверное, проводится нашей властью уж совсем железно?

Например: «Каждый должен заниматься своим делом, не должны ученые управлять имуществом!». Браво. Аплодируем. Тем более, что и в Конституции написано, что правительство управляет федеральной собственностью. Прекрасно. Продолжим?

Центробанку зачем имущество? Почему все необходимое нельзя получать у специального правительственного агентства? Ну, предположим, золотовалютные резервы – для кого-то вопрос спорный. Но здания, сооружения, автотранспорт, спутники пытались запускать и т.п. – это зачем? Ведь явно несвойственные функции.

Религиозные конфессии - а им-то имущество зачем? Да еще и все новое и новое, включая возвращаемое старое. Какое отношение отправление религиозного культа имеет к управлению имуществом? Давайте каждый будет заниматься своим делом? Это по логике лишения права распоряжения имуществом РАН, разумеется.

Наконец, святая святых – президент страны. Ему-то зачем имущество? Он же, вроде, не исполнительная власть – она у нас по Конституции принадлежит правительству? Зачем же тогда управление делами президента? Пусть президент издает указы, а все, что ему для этого нужно (перо, бумагу, промокательную бумагу), возьмет в правительстве. Тем более, что оно обязано исполнять поручения и распоряжения президента. Какие проблемы? Зачем президенту тратить свое драгоценное время на хозяйственные вопросы? Как там в знаменитом фильме было: «Ведь насколько балерина затанцевала бы лучше, если бы до этого днем поработала бы у токарного станка?». Так и насколько наш президент заработал бы лучше, будучи избавлен от несвойственных функций? Может быть, лучше прогнозировал бы последствия втягивания страны в ВТО? Находил бы время встречаться с президентом Академии наук не тогда, когда операция по разгрому РАН уже начата, а заранее – для предварительного изучения ситуации? Более того, чем черт не шутит, может быть нашел бы время ознакомиться еще и с тем, как РАН выполнила его поручение – помните в начале года нашумевшее, точнее, тогда специально разрекламированное поручение подготовить под кураторством С.Глазьева доклад о стратегии развития и первоочередных мерах? Доклад, как заверил В.Фортов на встрече с В.Путиным, готов. И далее: «Если Вы проявите интерес…».

Что за дымовой завесой «компромисса» по РАН?

Я ничего не путаю? На международной арене, да еще и с учетом истории с Ливией, наша власть отстаивает ясность и однозначность международного права. В частности, чтобы резолюции Совбеза ООН не давали возможности двусмысленной и расширительной трактовки? Так?

А во внутренних делах? Что там у нас приняли сегодня думцы, точнее, зависимое от президента думское большинство? СМИ, похоже, дана команда обеспечить дымовую завесу, ввести общество в заблуждение. И вот мы уже читаем повсеместно и, судя по всему, высочайше скоординировано, что президент прислушался к ученым, их поправки учтены, а РАН будет разрабатывать основные направления исследований и все прочее замечательное и даже что «Путин поддержал сохранение институтов в подчинении РАН».

А что на деле? Читаем текст закона, принятого Думой 18 сентября сразу во втором и в третьем чтениях:

- «Российская академия наук создается в целях обеспечения преемственности…» (ст.2 п.3) – далее не цитирую, так как главное сказано. А именно: это - не Академия, которая создавалась Петром I, и проект которой разрабатывался Лейбницем. Нет, это - новая путинско-медведевско-ливановская академия. Велика ли честь стать в ней академиком? Вопрос, мягко говоря, спорный;

- «Полномочия собственника федерального имущества, закрепленного за российскими научными организациями Российской академии наук, осуществляет специально уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти» (это пункт 2 той же статьи 2). Что это такое, как соотносится даже и с их Конституцией (сейчас невредно напомнить – навязанной нам силой после кровавого переворота, совершенного двадцать лет назад)? Я-то полагал, что собственником федерального имущества является Российская Федерация и никак иначе. А правительство по Конституции осуществляет УПРАВЛЕНИЕ этой собственностью. И ничто более. Но никакие не «полномочия собственника» (в нашем гражданском праве – это владение, пользование и распоряжение). А по их закону получается, что распоряжаться всей этой колоссальной собственностью теперь будет не Российская Федерация, а всего лишь некий федеральный орган исполнительной власти – пока безымянный. Повторю: он будет не управлять имуществом, что «академики», как нам объяснили, сами делать не должны, но ВЛАДЕТЬ, ПОЛЬЗОВАТЬСЯ и РАСПОРЯЖАТЬСЯ. В том числе… отчуждать – по этому закону никакое специальное согласие собственника, то есть, Российской Федерации, никакая специальная, утверждаемая законом программа приватизации … вообще не требуется.

Так о чем разговор?

Значит, о чем этот закон?

Это закон об отчуждении собственности.

Не о передаче управления, а именно об отчуждении.

Об отчуждении колоссальной федеральной государственной собственности, ныне принадлежащей России и лишь управляемой РАН.

Кто теперь будет вправе отчуждать всю эту собственность, не спрашивая больше никого и ни о чем?

Некий пока неизвестный орган, который поручено создать в течение трех месяцев…

Что? Наука? Это – к завхозу

И последняя цитата:

- «Научные организации Российской академии наук, Российской академии медицинских наук, Российской академии сельскохозяйственных наук передаются в ведение федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного Правительством Российской Федерации на осуществление функций и полномочий собственника федерального имущества, закрепленного за научными организациями Российской академии наук» (ст.18 п.9). Тут стоит вчитаться и понять главное: не просто имущество передается в ведение нового супер-завхоза всея Руси с полномочиями собственника, а … сами научные организации. Завхоз будет решать, чем какому институту заниматься (Академия в правительство теперь будет лишь направлять «рекомендации»), да и какому из институтов вообще жить, а какому – нет…

Полагаю, цитировать достаточно. Что еще замечательного и даже благодушного написано в законе – про цели деятельности, устав организации и т.п. - с моей точки зрения, после этого уже почти несущественно. Это точно так же, как в резолюции Совбеза ООН о бесполетной зоне над Ливией: с виду много стремления к миру и свету, но это все неважно. Важны лишь те пункты, которые позволили уничтожить цветущее государство.

Мы ведь помним, что в исходном законопроекте значилось ясно и однозначно: ЛИКВИДИРОВАТЬ. И нет ни малейших оснований предполагать, что цели почему-либо могли измениться.

Запланированный «форс-мажор»?

Хотелось ли бы и мне гордиться свой страной и действиями ее властей? Хотелось бы. Но никак не сходится одно с другим. Можно ли одновременно: с одной стороны - выступать столь патриотично на внешнеполитической арене, но, с другой стороны - последовательно и целенаправленно разрушать страну изнутри, лишать ее какого-либо шанса в будущем подняться, встать на ноги?

Ищу противоречия в своей оценке внутренних дел. И, к сожалению, не нахожу. Напротив – лишь подтверждения своей правоте.

Например, президент недавно рассказал нам, что «мировая экономика припала» и, следовательно, наша «присаживается». И потому «темпы роста социальных обязательств государства будут снижаться». Что было немедленно переведено на общедоступный его же подчиненными как сокращение социальных расходов государства и отказ от ранее принятых обязательств. Включая, внимание, обязательства предвыборные.

Может быть, форс-мажор?

Ни в коем случае. Форс-мажор – это независимые от нашей воли обстоятельства, которые мы не можем предусмотреть и которым не можем препятствовать. Но если нынешний президент что-то «не предусмотрел», то из этого не следует, что и все остальные были слепы. Иные кандидаты в президенты и даже не один, а несколько публично предупреждали, что в нынешней ситуации дальнейшая еще более тесная «интеграция в мировую экономику» по правилам ВТО, да еще и на крайне невыгодных и унизительных для России условиях – чрезвычайно опасна и пагубна.

Предупреждали, было? Было.

Был оргкомитет по организации референдума о ВТО – но нам отказали в проведении референдума. Мол, нет материалов на русском языке – народ не сможет составить представление о сути вопроса. То есть, если нас втягивают во что-то неведомое, в чем целенаправленно не предоставляют возможности разобраться, то мы уже и отказаться от этого не вправе? По принципу: как ты смеешь отказываться, если не знаешь? Другие, знающие, за тебя все решат…

За нас решили. Теперь начинаем пожинать плоды.

Здесь очень хочется добавить что-то типа: «Такой запланированный, то есть мошеннический «форс-мажор» со стороны власти у нас не пройдет». Но, к сожалению, пока проходит…

Защита союзника путем его… разоружения?

К сожалению, в логике оценки внутренней политики противоречия нет, эта логика печально подтверждается. В том числе, тем, что бравурно разрекламированное менее года назад «поручение президента Академии наук» закончилось без малейшего интереса президента к результатам – спецоперацией по ликвидации РАН.

Какая в современном и будущем мире возможна обороноспособность, не говоря уже о поддержке союзников, без собственной науки и ее неотъемлемой части и авангарда - фундаментальной науки?

Если же при этом остается неразрешимое противоречие между действиями в отношении своей страны и на внешнеполитической арене, то, может быть, это основание повнимательнее присмотреться к тому, что происходит на внешнеполитическом фронте – так ли там все однозначно, как нам бравурно преподносят?

Сомнения уже высказал публично Юрий Крупнов, проведший аналогию с двумя резолюциями Совбеза ООН по Ливии. Получил в сети мощный отпор – искренних ли оптимистов или нанятых кремлевских пропагандистов и ботов – не знаю. Так же не знаю, насколько он прав или неправ – будущее покажет. Мои же сомнения таковы.

Прежде всего, а почему как акт спасения Сирии от ударов со стороны США нам преподносят … разоружение Сирии? Если нет ни намека на доказательства какой-либо вины сирийских властей, то зачем же искать и предлагать решение на путях, заведомо ставящих Сирию в положение стороны виновной?

Асад согласен? Но это вообще не аргумент: он ясно дал понять, что действует исключительно по предложению российских властей, так как он им доверяет. Сильно ли доверяет – отдельный вопрос. Может быть, и не сильно. Особенно после того, как Путин приостановил поставки оборонительных ракет С-300. Это он сам признал в своем интервью Первому телеканалу 4 сентября: «мы отдельные компоненты поставили, но вся поставка не завершена, мы пока её приостановили…»

И что еще остается делать сирийским властям?

Не игра ли на пасах?

Как будто конфиденциально «информированные источники» нам приоткрывают тайну: мол, это Обама и сам не хочет и не может воевать, и потому он, мол, сам попросил российские власти ему «помочь», открыть отходной путь. Готов поверить, но не во всю трактовку событий, а лишь в возможный факт игры на пасах. Косвенно подтверждаемый такой вдруг неожиданной любовью западных СМИ к нашему президенту. Когда они кого любили из тех, кто на самом деле ломает им планы?

То есть, если игра на пасах и в самом деле была разыграна (чего я, разумеется, знать не могу), то я склонен оценивать ее существенно менее оптимистично. Не как отказ Обамы и стоящих за ним сил от уничтожения Сирии, а всего лишь, в условиях отсутствия поддержки агрессии общественным мнением в Европе и в самих же США, как стремление создать условия для дополнительной легализации этой агрессии, как попытку с помощью России дополнительно «освятить» планируемую агрессию.

Повторю, хотел бы быть здесь неправ, хотел бы ошибиться. Но ведь, среди читателей этой статьи, надеюсь, нет столь наивных, что искренне полагают предметом заботы со стороны США в отношении Сирии бедных ни в чем не повинных граждан, страдающих от войны? И, равно, тех, кто пострадал от химической атаки, да еще и после официального предупреждения со стороны США, что, мол, если будет применено химическое оружие, тогда мы не сможем стоять в стороне… Разве не очевидно, что это был «выстрел дуплетом»: и разжигание страстей «для внутреннего потребления» вокруг очередного «страшного диктатора», уже по определению готового травить свой народ газами, и, буквально, инструкция вовне – своим союзникам - какую провокацию надо организовать для того, чтобы далее ничто не мешало США применить силу?

Отойди от бочки с порохом – не мешай тебя расстреливать!

Или другой вариант: не исключаю, что на этом этапе никто внешнюю силу на помощь боевикам, на самом деле, применять всерьез и не собирался. По одной простой причине: своих пехотинцев посылать в Сирию не хочется - американское же общество новый поток гробов с очередной войны где-то за океаном не одобрит. А радикально усилить местных боевиков – это к кому тогда попадет имеющееся химическое оружие и против кого будет использовано? Не исключено, что на следующем этапе и против самих США. Тогда, значит, зачем химическое разоружение Асада? Да просто для того, чтобы его же затем более безопасно можно было разбомбить…

И что теперь? Теперь Сирию будут разоружать – как сторону почему-то заведомо виновную. А что такое «уничтожение запасов химического оружия»? Это означает открыть не «химическое оружие», а открыть все. Без исключений. Открыть кому? Да прямо и недвусмысленно - тому, кто открыто готовится с тобой воевать. Да еще и сопровождая это риторикой на уровне «наказать», «проучить» и т.п. Хорошенькая перспектива? Здорово повысит обороноспособность Сирии?

Приказано сдать оружие… сдерживания

Далее, а почему вообще надо уничтожать именно химическое оружие – чем оно хуже, например, ядерного (у Сирии – запасы химического оружия, у Израиля и угрожающих Сирии стран НАТО - ядерного)? Чем оно «негуманнее»? Ответ честный прост и крайне неприятен для «мирового сообщества»: химическое оружие ничем не хуже, не «негуманнее» и не опаснее ядерного. А почему же тогда все «мировое сообщество» столь жестко против именно его, а не, в первую очередь, ядерного? Да потому, что танцует под дудку самых сильных и, одновременно, самых циничных. А их логика проста. Ядерное оружие – дело дорогое и не всем доступное. И легче контролировать. А химическое оружие – ответ сравнительно бедных на угрозу со стороны богатых – нам тоже есть, чем защититься. Но самые богатые и сильные говорят, что нет, не пойдет – недопустимо, чтобы ОРУЖИЕ СДЕРЖИВАНИЯ было еще и у этих – недостойных. Все остальное – лирика, не имеющая серьезного отношения к делу.

Значит, участвуя в разоружении Сирии, по сути, организуя этот процесс, наши власти в чьих интересах действуют? Однозначного ответа, к сожалению, нет.

Принуждение союзника к… капитуляции?

А можно ли иначе? Разумеется. Есть прецеденты. Ярчайший и ближайший к нам – Украина. У нее ведь после распада СССР остались существенные запасы ядерного оружия. Но она его отдала. Не просто так, а на определенных, более чем логичных условиях. А именно: я отказываюсь от ядерного оружия, а вы – США и Россия – выступаете совместно гарантами моей территориальной целостности. Соответственно, на Украину никто не смеет напасть, ее власти нельзя путем внешней агрессии пытаться «наказать» или «проучить».

Резонно возникает вопрос: если «мировое сообщество», действительно, интересовал бы вопрос именно защиты населения Сирии и, допустим, даже и окружающих стран (включая и Израиль) от сирийского химического оружия, то, казалось бы, что проще – оружие в обмен на гарантии со стороны постоянных членов Совбеза ООН неприкосновенности и территориальной целостности страны. Но ни о чем подобном мы не слышим. Более того, этого даже хотя бы предложения мы не услышали и от наших властей…

Никаких «форс-мажоров»

Вновь и вновь повторю: это не утверждение о том, что наши власти и в сирийском вопросе ведут двойную игру – мне и самому совершенно не хочется в такое верить. Но уж слишком велик контраст между тем, что власти делают с нашей страной, и тем, как нам подаются внешнеполитические действия и инициативы. Если сомнения, которые я высказал, есть, вряд ли стоит делать вид, что их нет. Чтобы потом всем вместе дружно всплескивать руками и изображать очередной «форс-мажор», мол, не предусмотрели, нас обманули и т.п.

Тут уж давайте без симулирования форс-мажоров.

Фото: ИТАР-ТАСС/AFP

 

Подразделы

Объявления

©РАН 2017