Новосибирские учёные: "Академиков никогда и никто не заменит"

12.11.2013



Наука

Михаил ЛУКАШОВ

(8 Ноября, 21:10)

В эфире Радио «КП» на волне 98,3 FM мы поговорили с представителями Сибирского отделения Российского академии наук: о реформировании, о жилье для молодых ученых и перспективах на будущее.

В этом году Российская академия наук, в том числе и ее Сибирское отделение, были в центре внимания. И, на этот раз – не только благодаря научным открытия. Закон о реформировании РАН, принятый этой осенью, вызвал среди ученых и чиновников массу споров. А недавно было принято и положение о ФАНО – Федеральном агентстве научных организаций, которое отныне будет решать – на какие исследования выделять деньги, а на какие – нет. Несмотря на это, большинству рядовых научных сотрудников Академгородка, да и широкой общественности, до сих пор непонятно – что нам принесет реформа науки? Об этом мы побеседовали в эфире Радио «КП» с советником председателя СО РАН Александром Люлько и с директором Института химии твердого тела и механохимии СО РАН Николаем Ляховым.

О реформе

- Какие изменения внесет новый закон в работу ученых?

Н.З. Ляхов: - Мы в Новосибирске должны соединить три отделения академии наук – медицинское, сельскохозяйственное и наше. Есть три крупных субъекта, которые должны выработать общий план и программу действий. Однако, сверху, в том числе и от руководства нашей Российской академии наук, никаких распоряжений на этот счет не поступало. То есть мы должны объединить три академии, но как это сделать пока никому непонятно. Поэтому мы решили начать, не дожидаясь решений сверху – может, то что мы успеем сделать ляжет в основу будущих решений и позволит смягчить последствия от реформы.

Есть еще одна проблема. Сибирское отделение РАН – это девять научных центров, четыре Академгородка. И вся эта инфраструктура с принятием положения о ФАНО оказалась в подвешенном состоянии. Вся огромная система СО РАН, если не обеспечить ее подзаконным актами хотя бы на уровне постановления правительства РФ, с 1 января следующего года может оказаться просто недееспособной. Те постановления, которые уже вышли, прописывают лишь самые элементарные вещи. До 1 января мы остаемся главным распределителем денежных средств. Но после этого распределителя на всю страну останется только два. Первый – это Российская академия наук. РАН является учредителем СО РАН и будет распоряжаться всем имуществом нашего отделения, исключая имущество различных научных институтов: им будет распоряжаться ФАНО. Больше никакие аспекты существования СО РАН в новых документах не прописаны, или указаны мельком.

- Цели реформирования академии наук – это повышение ее эффективности и, как следствие – экономия бюджетных средств. Удастся ли этого добиться?

А.Н. Люлько: - В отличие от других стран, в России академия наук – это государственная структура. Однако, теперь все уже не будет как прежде – руководить наукой будет другая государственная организация. Чем это продиктовано? Реформа основывается на идее

неэффективности РАН, что на мой взгляд, не соответствует действительности. Судите сами – в прошлом году на науку у нас в стране было потрачено 320 миллиардов рублей. Из них всего 62 миллиарда рублей ушло на Российскую академию наук, а, между тем, именно РАН по итогам года дала 55 процентов всех научных публикаций. И что предложено взамен? Создано это агентство – ФАНО. Оно будет включать 18 управлений плюс территориальные органы. Институт экономики Российской академии наук уже подсчитал, что минимум на всю реформу и содержание этой армии чиновников потребуется около 60 миллиардов рублей. То есть, годовой бюджет РАН. Поэтому я не вижу никакой экономии бюджетных средств, которой пытались добиться чиновники. Посмотрим, как эффективные менеджеры из ФАНО будут руководить наукой.

- А может быть, новые порядки действительно повысят эффективность науки?

А.Н. Люлько: - Возможно, многие скажут, что мы пропагандируем советское прошлое. Так вот вам слова Стива Джобса, гуру информационных технологий современности: «Люди, которые думают о прибыли, а не о конечном продукте, никогда не создадут ничего хорошего». И это слова американца! Примерно то же самое говорил и Генри Форд. Поэтому пусть вас не удивляет, что мы сомневаемся в способности эффективных менеджеров решать реальные научные задачи. Их цель – повыгоднее продать продукт. А вот когда потребуются современные технологии для защиты нашей Родины, тогда уже вспомнят об академии наук.

 

©РАН 2017