Глава ФАНО Михаил Котюков: «Институты получат деньги в середине января»

25.12.2013



 

В интервью «МК» глава Агентства научных организаций рассказал о тонкостях реформы РАН

Во вторник институты бывшей Российской академии наук «вступали» в ФАНО. Если кто еще не знает, это Федеральное агентство научных организаций, которое теперь вместо РАН будет руководить институтами. В связи с этим к главному зданию Академии наук на Ленинском проспекте, 32 (там будет базироваться и руководство Агентства) 24 декабря съехались сотни директоров различных институтов РАН и прочих научных организаций со всей страны для подписания соотвествующего соглашения с новым руководством. Корреспондент «МК», пока все готовились к первому совету директоров под  председательством главы ФАНО Михаила КОТЮКОВА, взяла у него интервью.

-Михаил Михайлович, у вас уже появилась ясность по поводу того, какие меры по модернизации системы научных организаций надо принять в первую очередь?

- В первую очередь надо сделать все возможное, чтобы финансовый год для наших организаций начался вовремя. Мы должны подготовить и утвердить около ста документов, 15 из которых непосредственно влияют на функционирование организаций. Это приказы, распоряжения. Сейчас документы в Минюсте. Надеюсь, что после их регистрации и публикации мы будем готовы приступить к финансированию институтов и других научных организаций.

- Это надо успеть сделать до конца декабря?

- Нам надо успеть к 13-14 января. С этого времени казначейство будет готово приступить к финансированию. 9-10-января мы уточним список подведомственных организаций, утвердим его в правительстве и начнем работать.

- Сколько всего организаций войдет в ФАНО ?

- Более тысячи. Сразу скажу — это самая большая сеть организаций у одного ведомства. У ФАНО она оказалась примерно в три раза больше, чем у Минобразования.

- Каждый институт перед началом финансового года должен был принять свой устав. Но как это возможно при наложенном президентом моратории на все организационные изменения внутри институтов?

- В уставе сейчас должна появиться запись, что институт подведомствен нашему Агентству. Это первая задача-минимум, которая позволит нам начать финансирование. Дальше будет решаться вопрос по приведению уставов в соотвествие с законодательством. Для этого будет достаточно времени.

-Появились слухи, что финансирование институтов будет сокращено чуть ли не в два раза...

-Это не верно. Объем финансирования ФАНО превышает 90 миллиардов рублей в год. И это еще не все, на что наши организации могут претендовать. Есть еще гранты, всевозможные целевые программы.

- Оценку эффективности институтов будет осуществлять ваше Агентство?

В целом, по закону, ФАНО должно само проводить проверку подведомственных организаций. Но у нас есть оговорка, что в части научной деятельности мы будем брать те материалы, которые будут готовиться в Академии наук. Это тот вопрос, в котором мы будем отрабатывать систему тесного взаимодействия с РАН.

- Оценка будет осуществляться при помощи наукометрии?

-Навряд ли она может быть одним, универсальным инструментом в данном случае. По этому поводу еще идут разговоры.

- Как будет осуществляться руководство региональными институтами Сибирского, Уральского и Дальневосточного отделений РАН?

Все институты перешли в ведение ФАНО, они будут подчиняться нашим региональным отделениям. А уже те должны будут выстроить отношения с региональными отделениями РАН.

-Рядовые сотрудники институтов, расположенных в привлекательных, с точки зрения риелторов, местах, опасаются, что их в первую очередь будут признавать нерентабельными.

-Мы должны создать условия для нормальной научной деятельности. Никаких задач, связанных с выселением научных коллективов, не стоит.

- Выбирая определенную стратегию управления институтами, вы будете опираться на опыт других научных организаций?

-В первую очередь мы опираемся на федеральный закон и постановление правительства. Но кое-какие механизмы, конечно, нужно заимствовать, если они помогают в работе. К примеру, мы приняли из практики РАН порядок утверждения госзадания для института. В нем мы опираемся на план научно-исследовательских работ, увтержденный для институтов в структуре Академии. Наша задача — создать технологию, а наполнение — это к РАН.

-Вы будете заниматься финансами, а РАН- наукой?

-В законе зафиксировано, что все предложения программы фундаментальных исследований формируются с учетом предложения Академии. Мы будем с организациями реализовывать эти задачи. Наша сфера деятельности — финобеспечение, имущественный комплекс и кадоровые вопросы.

- Как складываются ваши отношения с академиками, нет ли у вас конфликта мировозрений?

- Я не могу комментировать за них. Но, что касается меня, - мне общаться с ними интересно. Даже не имея глубоких познаний, я понимаю, о чем идет речь. Может, потому, что они очень талантливо рассказывают. Это общение очень вдохновляет.

Сейчас краем уха мы подслушали, как будет проходить процедура подписания соглашения. Оказывается институтам уже присвоены номера!

-С органзиационной точки зрения — это ключевое событие. Сейчас каждому институту должно быть утверждено государственное задание и с каждым должно быть подписано соглашение о предоставлении субсидий. Подписать со всеми, - а у нас более 800 организаций, - не просто. Кто-то приехал сюда, кому-то мы должны отправить документы на места и получить потом обратно для передачи казначейству. Без этих соглашений институты деньги не получат. Поэтому мы стараемся ускорить этот процесс.

Как ускоряли процесс, корреспондент «МК» увидела собственными глазами: директора, из тех, кто успел попасть в Большой зал РАН первыми, словно школьники перед экзаменом, спешно заполняли соглашения, опасаясь не успеть быть включенными в списки на финансирование. Некоторые, заполняли бумажки, даже сидя на ступенях.

материал: Наталья Веденеева

 

©РАН 2017