ЭКОНОМИКА АБСУРДА

03.08.2005

Источник: Литературная газета, Беседу вел Александр МЕШКОВ

Наши люди всегда готовы к росту цен

Руководитель секции экономики РАН академик Дмитрий ЛЬВОВ давно разработал систему неотложных мер по выходу России из тяжелого социально-экономического и нравственно-психологического кризиса. Его идеи одобряет общество. Но на политическом Олимпе у нас не находится людей, которые смогли бы их претворить в жизнь...

- Высокие должностные лица демонстрируют какое-то своеобразное, недоступное простому смертному понимание происходящих экономических процессов. Мы надеялись, что доходы от экспорта нефти приведут к повышению благосостояния и качества жизни. А оказывается, что это наша головная боль!

- Мы пожинаем плоды длительного навязывания руководству страны доктрины "Вашингтонского консенсуса". Его политическим оформлением стала идеология радикального либерализма. Она отличается крайним упрощением задач экономической политики, сводя ее к трем постулатам: либерализации, приватизации и стабилизации через жесткое формальное планирование денежной массы.

Инфляция для наших властей -основное зло, с которым следует бороться всеми доступными средствами. В этом рвении они явно хотели бы быть святее Папы Римского. Советник президента по экономическим вопросам Илларионов предложил поставить напротив здания Министерства финансов на Ильинке огромный рекламный щит, а на нем написать большими буквами: "Ни один доллар из запасов России не должен находиться в нашей стране! И расходовать мы их должны только для погашения внешней задолженности, но ни в коем случае не расходовать у себя!"

Постоянно слышишь уже набившие оскомину, абсолютно несостоятельные утверждения о том, что если мы не будем жестко следить за расходованием накопленных ресурсов, то нас ожидает не только инфляция, но и гиперинфляция и т. д. Ну, во-первых, за прошлый, 2004 год инфляция составила у нас не 10 процентов, как намечалось, а около 14 процентов. Дают обещания в этом году удержать ее на уровне 10. Уверен, что они в очередной раз не будут выполнены. Инфляция, по нашим оценкам, составит 14-17 процентов. Для наших реформаторов до сих пор тайна за семью печатями тот факт, что инфляция имеет не только монетарные, но и немонетарные факторы, которые также способствуют увеличению денежной массы. Именно немонетарные факторы, как показывает экономическая практика, являются определяющими для нашей экономики. К ним прежде всего относятся:

1) монопольное положение нашего производителя, который в отсутствие эффективного контроля со стороны государства имеет широкие возможности для искусственного повышения цен;

2) проводимая политика, направленная на ускоренное сближение внутренних и мировых цен на энергоносители;

3) поддерживаемый ЦБ разрыв между текущим курсом и паритетом покупательной способности рубля, делающий неизбежным рост внутренних цен на энергоносители и черные металлы.

Мы все свидетели того, какими высокими темпами уже растут цены на электроэнергию, тепло, транспортные услуги, жилищно-коммунальное хозяйство... К немонетарным факторам относится и банковская политика дорогого кредита (что активно стимулирует вывоз капитала за границу), и паразитическое потребление криминального сообщества. На долю немонетарных факторов в общем росте инфляции приходится более 85 процентов, если не все 100.

Инфляцию в стране порождает не избыток денежной массы, а отсутствие должного менеджмента на высшем уровне управления экономикой, продавливаемые властями неэффективные реформы.

- И что же, монетарные факторы в раскручивании витка инфляции в нашей стране не играют особой роли?

- То, с чем борется правительство, почти никакого влияния на инфляцию не оказывает. Это борьба с ветряными мельницами. Не умеют эффективно управлять министры-экономисты. Экономика испытывает острый дефицит в деньгах. Финансовую систему можно сравнить с кровеносной, в которой образовался тромб. Огромная нехватка денег приводит к огромным процентным ставкам в банковской сфере. Потому хиреет реальный сектор экономики, не развивается ипотека. Желая "стерилизовать избыточные деньги", правительство прибегает к таким механизмам, как валютные резервы Центробанка, Стабфонд, профицит федерального бюджета. При профиците в 10-12 млрд. долл. правительство делает внутренние заимствования еще на 10 млрд. долл. В стране огромный запас валюты в 190 млрд. долл. И правительство сидит на них, как скупой рыцарь у Пушкина.

Нужна грамотная политика эффективного использования огромного дополнительного финансового ресурса. Надо четко представлять, куда направить эти деньги. Правительство решает проблему досрочным погашением внешнего долга, одновременно накапливая внутренний долг перед своими гражданами. Не абсурд ли?

Недопустимо, что львиная часть золотовалютного запаса хранится в ценных бумагах США под 1-2 процента, когда норма 4-5 процентов. Если раньше за рубеж вывозили финансовые средства олигархи, то теперь две трети их объема вывозится государством. Как в таких условиях развиваться собственной экономике? Это трудно понять даже студентам.

Государство получает выгоду на процентных платежах от досрочного погашения основной суммы долга. Но правительство не удосужилось сравнить эту выгоду с куда большей суммой - потерь от недофинансирования эффективных проектов в промышленности или кредитования зарубежных инвесторов под больший процент. Эти потери, по экспертным оценкам, только в 2005 году составят 1,2 млрд. долл.

- А в западных странах, откуда позаимствовали рецепты российские реформаторы, такими же способами "борются с инфляцией"?

- Нет, там обстоит дело другим образом. Наши либералы так и не обратили внимание на то, что доктрина "Вашингтонского консенсуса" была и остается идеологией для других, но только не для стран "золотого миллиарда". Лишь Россия строго соблюдает все эти рецепты и догмы. Уважающие себя и свой народ правительства совсем иначе подходят к бюджетному процессу. В этих странах бюджет рассматривается не просто как бухгалтерский инструмент обеспечения соответствия расходов доходам. Важнейшая функция бюджета - быть инструментом первичного распределения ресурсов в соответствии с целями развития экономики. В Японии более 70 процентов бюджета приходится на "бюджетные приоритеты". В США эта доля еще выше - около 90 процентов. Приоритеты, контролируемые президентом и правительством, определяются в соответствии с долгосрочной стратегией развития США.

Но как обеспечить механизм перелива денег для этих проектов? Реализуется хорошо продуманная система. Министерство финансов выпускает государственные обязательства в виде облигаций или других ценных бумаг. Федеральная резервная система (аналог нашего ЦБ) выкупает эти ценные бумаги, зачисляя их на соответствующие счета. То есть производит эмиссию доллара, причем вне четкой связи с золотовалютными резервами. Конечно, правительство и Федеральная резервная система в определенной мере интересуются, как обстоят дела с ними. Но определяющего значения их величина на размеры эмиссии не оказывает.

Более двух третей всех иен и долларов, функционирующих на мировом рынке, имеет эмиссионное происхождение. Несмотря на трудности с темпами экономического роста и обменным курсом доллара в США, у них колоссальный потенциал для развития. Россия же, следуя монетаристским подходам, демонстрирует стагнацию и регресс в экономике.

Российские министр финансов и председатель ЦБ, видимо, не понимают, что увеличение ресурсов должно идти в первую очередь через каналы дефицитного бюджетного финансирования. Что бюджет необходимо выстраивать по типу США и других развитых стран, когда определяющими являются не доходы, а цели. Что это не бухгалтерский документ, в котором г-н Кудрин сводит дебет с кредитом. Без участия государства в инвестиционном процессе никакая стратегическая программа развития российской экономики не может быть реализована. Без государства как стратегического инвестора не вышли бы из Великой депрессии США в 30-е годы прошлого века, не могла бы быть восстановлена послевоенная экономика Западной Европы и Японии.

Может, есть смысл изучить опыт и формы эффективного государственного влияния на экономику, вместо того чтобы предаваться схоластическим спорам о преимуществах либерализма и патернализма?

- Вы имеете в виду дискуссию, которая случилась на недавнем Петербургском экономическом форуме? Почему-то свои мнения высказали там только приверженцы экономического либерализма. Вам не кажется, что все это было хорошо продуманной инсценировкой?

- Стало плохой традицией, что достаточно авторитетные конференции, форумы, которые проводит правительство, в значительной степени игнорируют экономическую науку.

Споры Фрадкова с Грефом, в которые часто на стороне последнего вступает Кудрин, повергают широкую общественность в недоумение. Если уж они на самом верху не могут договориться между собой по принципиальным вопросам, рассуждает рядовой россиянин, то как тогда развиваться экономике, социальной сфере? Что у нас творится вообще? Я впервые сталкиваюсь с такой ситуацией, когда правительство не может четко сформулировать, чего оно хочет, наметить основные ориентиры.

Это обстоятельство отразилось и на работе форума. Дискуссию о либерализме и патернализме организовал и провел Греф. Я потом обменивался мнениями с коллегами. У многих из них было шоковое состояние. У страны тысячи проблем, которые и надо обсуждать на форуме! А вместо этого нам предлагают порассуждать о том, что такое патернализм или либерализм. Меня более всего удивило это "или". Где господин Греф видел жесткий патернализм или чистый либерализм? И то и другое - испытанные атрибуты рынка.

Я благодарен руководству форума, что мне в соответствии с договоренностью была предоставлена возможность высказать позицию на пленарном заседании. Правда, выступить дали лишь на третий день работы, когда на заседании уже не было ни президента, ни министров. В течение 10 минут я постарался поднять целый ряд вопросов не только текущего момента, но и долгосрочной стратегии.

- Но как быть, если власти предержащие не хотят слушать выступления представителей академической науки и "голосуют ногами"? Да что наука! Один министр публично заявляет о том, что удвоение ВВП к 2010 году - задача нереализуемая. Другой утверждает, что государство де не должно быть субъектом рынка, оно должно только создавать условия для его развития...

- Мы - уникальная страна, в которой указания высшего должностного лица страны являются необязательными. Конечно, их можно обсуждать - в условиях демократии это нормально, но подчиненным президента необходимо принимать по этим указаниям конкретные решения и исполнять, а не забалтывать ясные, вполне очевидные истины в пустопорожнем разговоре. Греф заявляет, что мы не можем добиться таких темпов экономического роста, чтобы обеспечить к 2010 году удвоение ВВП. Это заявление министра экономического развития и торговли абсолютно безответственно. Возможны не только темпы роста 5, 6 процента, которых, по словам Грефа, мы достигли за первое полугодие, но даже 20 процентов, но при одном условии: если будет проводиться другая социально-экономическая политика.

Государство - субъект рынка, и оно не может не выполнять эту функцию. Представлять себе иное можно только в состоянии воспаленного воображения. А пытаться реализовать его - окончательно разрушить страну. Если государство перестает играть какую-либо роль в экономике, значит, мы доводим до абсурда уже имеющуюся политику, окончательно забрасываем наукоемкие отрасли и увеличиваем экспорт нефти. Тогда мы никогда не решим проблему занятости молодежи, не ликвидируем безработицу. Можно так жить? Можно. Будем обменивать нефть на продукты, кое-как накормим свое население. Но тогда нам не надо науки, студенчества. А ведь одним из завоеваний советского периода явился высокий образовательный уровень граждан.

Необходимо принять закон об обязательствах власти и ответственности за ее решения. В нем четко прописать те показатели, за обеспечение которых чиновник несет персонифицированную ответственность, вплоть до уголовной. Не может быть того, чтобы министр здравоохранения и социального обеспечения не нес прямой ответственности за ужасающее состояние здоровья основной массы. населения, недопустимо высокий уровень бедности; министры экономического развития и промышленности - за неконтролируемое перепрофилирование и разорение жизненно важных для страны предприятий в результате захвата их новыми собственниками, длительные невыплаты зарплаты работникам...

Как можно считать квалифицированным правительство, которое допустило ошибку в 4-5 раз в определении суммы средств, необходимой для "монетизации" льгот! В самом начале на эти цели было выделено 100 миллиардов рублей, сейчас уже фигурирует цифра около 500 миллиардов.

Может, кто-нибудь понес ответственность за этот просчет? Нет. Зияющие бреши, которые образовались в результате безграмотной политики наших "реформаторов", заткнули с помощью профицитного бюджета. Пенсионерам бросили "кость" в виде проездных билетов и санаторных путевок в зимнее время. И что же, от этого стало лучше?

- Нет, лучше не стало, люди по-прежнему недовольны.

- Нельзя допускать, чтобы огромные доходы, образовавшиеся в результате благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, использовались в качестве палочки-выручалочки при провале очередного "эксперимента". Надо сделать так, чтобы эта конъюнктура работала на отечественную экономику, способствовала ускорению экономического роста, повышению благосостояния народа.

Основная задача Стабилизационного фонда не в банальном накоплении денег и не в их использовании для развития западных экономик. Его средства необходимо инвестировать в науку, новые наукоемкие сектора экономики, все те производства, которые позволили бы нашей стране достойно вписаться в мировое разделение труда не в качестве сырьевого придатка, но государства с высоким научно-техническим потенциалом и соответствующей ему новой структурой экономики. Экономики знаний. Надо законодательно установить, какая часть золотовалютных резервов и Стабфонда должна использоваться для фундаментальных исследований, инвестирования ключевых для страны проектов. Почему бы не выделить 5 млрд. долл. Российской академии наук, на которые закупить в США и Европе новое оборудование для экспериментов, переоснастить научные лаборатории, создать для творческой молодежи новые рабочие места, сделать более привлекательным и результативным труд ученого? Ведь за наукой будущее. Тогда появятся в России новые открытия, новые технологии. Причем за таким развитием стоит, по существу, нулевая инфляция.

Только приветствую позицию депутатов Госдумы, которые охарактеризовали проект бюджета будущего года как неадекватный ожиданиям и нуждам российского общества. На совместном заседании с правительством члены совета Думы совершенно справедливо объявили запланированный профицит, на котором государство по-прежнему собирается сидеть как собака на сене, вредным для экономики. Они призвали направить намеченные доходы на инвестиции и реальное улучшение жизни людей, выработать вместо предложенного правительством "бюджета стабилизации" бюджет развития. К сожалению, этот подход не получил поддержки президента, принявшего сторону правительства.

- А наши автолюбители так и будут обречены на то, чтобы им выворачивали карманы на автозаправочных с каждым новым повышением цен на нефть, от которого страна должна только выиграть? Абсурд, но говорят, что это неизбежность...

- Это не рыночная экономика, а худший вариант советской затратной экономики, не учитывавшей затраты производителей. Сегодня есть два вида налога на недропользователей, которые позволяют правительству аккумулировать дополнительные ресурсы. Это единый налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортные пошлины. НДПИ - вообще рудимент советской системы.

Все нефтяные месторождения -большие и малые - облагаются по единой "плоской шкале". Она оказалась крайне выгодной для недропользователей, которые получили доступ к лучшим месторождениям, затраты на освоение которых невелики в силу горно-геологических факторов, а качество сырья заведомо обеспечивает высокие цены его реализации.

Такие компании присваивают не учитываемый "плоской шкалой" рентный доход. А вынужденные осваивать менее доступные месторождения оказались в проигрыше. Из-за единого налога в нефтегазовой отрасли страна ежегодно недополучает от 5 до 8 млрд. долл. рентного дохода.

Единый налог на добычу полезных ископаемых по существу - это абсолютная рента. А она должна устанавливаться по замыкающим затратам, то есть по худшим условиям добычи. Без недропользователей, работающих в этих условиях, мы не обеспечим потребности экспорта и внутреннего рынка, а вот потерять целый пласт добывающих компаний можем. Следовательно, НДПИ должен не расти, а стремиться к нулю. Его вообще не должно быть! По меньшей мере на нынешнем этапе этот налог необходимо сократить как минимум вдвое. Даже для крупных компаний. В основу налоговой системы должны быть положены дифференцированные рентные платежи. Необходимо ввести прогрессивную шкалу налогообложения - в зависимости от объемов добычи, величины дебета, залегания пород... Какие у тебя условия, такую ты станешь и выплачивать ренту. А не ограничиваться некой "средней" выплатой согласно НДПИ, отправляя все остальное в офшорную зону.

Сейчас же единый налог на добычу полезных ископаемых и вывозные пошлины растут - для всех предприятий безотносительно условий их работы. Получается, растут и издержки. Следовательно, предприниматель (компания) вкладывает эти издержки в цену за бензин. А с какой стати он должен работать себе в убыток? Так поступать его заставляет неразумной налоговой политикой государство. Парадокс в том, что НДПИ связан с мировой ценой на нефть. А ее цена для внутреннего потребления существенно ниже. Ну как, за счет чего производителю возместить эти потери?

У России есть фундаментальный источник доходов бюджета, который остается еще слабо задействованным. Только от нефти и газа наша страна могла бы ежегодно получать порядка 30 млрд. долл. рентного дохода. Плюс масштабные рентные поступления от аренды городских территорий, лесных и сельскохозяйственных угодий и т.д.

Если мы всерьез хотим реформировать нашу экономику, то необходимо прежде всего отойти от нынешнего чисто символического налогообложения природно-ресурсного потенциала - его минимальный масштаб несовместим не только с ближайшими задачами экономического оздоровления России, но и со стратегией перехода к экологически устойчивому хозяйствованию.

- Вы не раз говорили, что главным, пока еще мало задействованным источником нашего развития является рента. Почему мало?

- Природная рента - действительно стратегическое оружие России. Но для эффективного его использования нужна другая налоговая система. Налоги, в их прямом понимании, должны были бы выполнять у нас лишь роль дополняющей рентные платежи системы.

Тогда мы сумеем резко сократить обложение труда и капитала, снизить отчисления от прибыли, ликвидировать налог на добавленную стоимость, отменить или, по крайней мере, резко сократить налог на прибыль, освободить предприятия от отчислений на социальные нужды, а основную массу трудящихся - от подоходного налога. Появится реальная возможность ввести "налоговые каникулы" в приоритетных отраслях обрабатывающей промышленности, поддержать науку, образование, повысить среднюю и минимальную заработную плату, поднять пенсии до прожиточного минимума. Со временем можно было бы вообще отказаться от обложения труда и капитала. В свою очередь, отмена ряда традиционных налогов улучшит инвестиционный климат в стране, создаст серьезный стимул для иностранных инвестиций, притока валюты. Это благоприятно повлияет на снижение инфляции, стабилизацию курса рубля. В результате российская продукция станет намного дешевле, возрастет ее конкурентоспособность, появятся стимулы к созданию новых рабочих мест, наращиванию объемов производства, расширению внутреннего рынка.

Российская экономика будет постепенно превращаться в социально ориентированную, повернутую в сторону человека, его нужд и чаяний. Исчезнет сама основа для криминализации общества. Таким образом, рента на деле станет главным источником реформирования экономики, разрешения фундаментальных проблем социального обустройства России. Члены общества из фактических подданных государства перейдут в состояние его реальных граждан, волю которых государство как агент общества обязано исполнять. Соответственно и в системе государственной власти можно будет произвести разумные изменения, превращающие его в систему общественного управления, а не властвования над гражданами.

Вот тогда мы на деле, а не на словах получим подлинно гражданское, демократическое общество. Для этого в России имеются самые весомые социальные и научные основания. Цена вопроса слишком высока. От его решения зависит будущее России.



Подразделы

Объявления

©РАН 2018