РЕФОРМА ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ДЛЯ НОВОЙ РОССИИ

27.08.2008

Источник: Известия, ВАЛЕРИЙ ЗУБОВ, депутат Государственной думы, д.э.н.



Мягкий вариант реформы

Выступление президента России Дмитрия Медведева в МИФИ подтвердило обеспокоенность руководства страны накапливающимся отставанием российской системы образования. Своевременной выглядит готовность президента дать серьезный импульс организационным изменениям в системе высшего образования с целью повысить качество подготовки специалистов в высшей школе. Возможности наращивания качества напрямую зависят от конкурентности среды. Этот закон работает и в бизнесе, и в образовании, и в обществе. Поэтому стимулирование конкурентных начал, которое лежит в основе предложений о реформировании высшей школы, - верное направление реформы.

Сопротивление реформе в начальной стадии ее реализации вполне естественно: положительные результаты только обозначены, они еще в зародыше, не осязаемы, а проблемы реальны, и требуются усилия на их преодоление. Система образования по своей природе отличается консервативностью, а за годы реформ накопила значительный арсенал борьбы с разного рода нововведениями. Поэтому вряд ли стоит ожидать, что высказанная президентом России идея о реструктуризации высшей школы не вызовет сопротивления. Однако объективная оценка состояния системы образования в мире свидетельствует о том, что институциональная система сталкивается с более серьезными вызовами и предложенный президентом вариант скорее сдержанный, обозначающий вектор развития высшей школы России в глобальном образовательном пространстве, чем радикальный.

Профессора не ходят строем

Принципиальная задача трансформации системы управления - повышение академического статуса, расширение самостоятельности профессорско-преподавательского состава. Профессора не ходят строем - азбучная истина. Для профессоров должны быть обеспечены академические свободы, как на уровне отдельных ученых, так и на уровне творческих коллективов, кафедр, факультетов. С одной стороны, академическая свобода является базовой ценностью в научно-педагогическом сообществе во всем мире. С другой - академическая свобода имеет под собой и вполне устойчивые практические основания. В частности, без академической свободы невозможна реализация одной из основных миссий университетов: формирование инновационной среды, воспитание в студентах независимого критического мышления.

В связи с этим необходимо изменение системы управления в вузе - создание управляющих советов, разделение функций, повышение прозрачности и ответственности в принятии стратегических решений. Административные функции - финансовые, хозяйственные, а также функции стратегического планирования развития должны быть максимально отделены от научно-педагогических - присуждение ученых степеней, разработка и внедрение авторских курсов, обновление образовательных стандартов.

Гарантии автономии (в оговоренных приделах), прозрачность системы управления и реальная подотчетность являются необходимым условием привлечения средств доноров, в том числе для формирования фондов целевого капитала, которые обеспечивают финансовую устойчивость университетов в долгосрочной перспективе.

Своевременно выбрасывать старые башмаки

Необходимо последовательно реализовывать принцип персонификации ответственности на рынке. Получение права двумя ведущими вузами России выдавать именные дипломы должно стать общей практикой. Государству при этом придется оставаться заказчиком на специальности, не имеющие развитого рыночного спроса. Вузы должны уточнять свое позиционирование на рынке, развивать и поддерживать свой бренд.

Если бы меня спросили, в чем заключается главное условие успешного инновационного процесса, я бы сказал: "своевременно выбрасывать старые башмаки". Чаще всего самое трудное на пути инноваций - это не придумать что-то новое, а расчистить для него дорогу. Для усиления исследовательской компоненты в вузах какую стимулирующую роль играет сегодня ВАК? ВАК консервирует ситуацию, сдерживает развитие в безуспешных попытках цементировать прошлое. Какие бы степени и звания ни присуждал сегодня ВАК, практически никто из российских и зарубежных ученых, исследователей, экспертов не знает работ этих докторов наук. Оценка заслуг происходит не в ВАК, а в профессиональном сообществе, в конкуренции.

Построение эффективной, конкурентоспособной системы высшего образования не может быть просто данью моде. Для инновационного, а не догоняющего общества принципиально важна установка на конкурентность идей, на дискуссионность, полемику по всему публичному фронту - в парламенте, в СМИ, между институтами гражданского общества, профессиональными элитами, в политике. Только наличие внутренней конкурентности делает общество в целом и соответственно экономику конкурентоспособными в современном мире. В инновационной экономике необходима общественная поддержка индивидуализма, персональной ответственности за свой продукт. Если для университета таким продуктом служит диплом - то нужна персонификация диплома.

Неконкурентоспособная оплата интеллектуального труда

В американских университетах средняя годовая зарплата профессоров от $ 54 тысяч до 68 тысяч. Лучшие профессора получают более $90 тысяч в год. Это на порядок выше, чем зарплата профессоров в наших университетах, причем как в среднем, так и для лучших профессоров. По сравнению с этой ситуацией средняя зарплата работников, например, в нефтяной отрасли в России и в зарубежных странах примерно одинаковая. Таких диспропорций в нефтяном бизнесе нет. Это означает серьезную недооценку интеллектуального труда в нашей стране. Но для решения задачи вывода зарплаты профессорско-преподавательского состава вузов на конкурентоспособный уровень только бюджетных источников недостаточно, необходимо привлечение внешних источников финансирования.

Несмотря на возросшие возможности бюджета в решении проблем образования, мы должны иметь в виду два обстоятельства.

Во-первых, удельный вес расходов на образование в федеральном бюджете остается величиной постоянной на протяжении последних 9 лет. Поэтому в структурном отношении приоритетного финансирования высшего образования нет. Образование не проигрывает другим секторам и отраслям, но насыщается бюджетными ресурсами пропорционально общему темпу роста.

Во-вторых, рост удельных расходов на одного обучающегося приходится за счет личных, а не корпоративных ресурсов. Но личные ресурсы (ресурсы семей) не становятся поводом для последующего контроля за качеством учебного процесса. Бизнес крайне заинтересован в повышении качества рабочей силы, но не вкладывается заметными деньгами в учебный процесс в вузах, не имея возможности их контролировать. Переход на автономную организационно-правовую форму и трансформация органа административного управления вузом в аналог совета директоров стейкхолдеров, представляющих собственников вуза (государство, профессорско-преподавательский состав, бизнес, частных жертвователей, независимых директоров), - необходимый этап привлечения корпоративных средств.

"Культурно-медицинская" модель взаимодействия с бизнесом

В программе, которую представил президент, отчетливо заявлена идея инновационности в связке вуз наука. Логическим следствием этого подхода будет завершение цепочки справа: вуз наука бизнес. Представляется, что взаимодействие бизнеса и вузов не следует понимать как дорогу с односторонним движением - не только бизнес должен быть представлен в органах управления вузами, но и профессора и преподаватели должны быть представлены в органах управления бизнесом. Идея о включенности в советы директоров предприятий с государственным участием независимых директоров от образования вполне уместна. В результате взаимного участия в управлении обеспечивается трансляция современных управленческих технологий от бизнеса к университету и от университета в бизнес, обеспечивается трудоустройство выпускников в компаниях и фирмах, где налажено соучастие в управлении, повышается качество подготовки студентов на основе реальной практики.

Вообще следует заметить, что идея "взаимоопыления" учебного и производственного процессов успешно представлена в ряде профессий - культуре, медицине. Задача сегодняшнего дня - сделать общепринятой "культурно-медицинскую" практику.

Залог успеха - в скорости принятия решений

Сегодня скорость принятия и реализации решений становится основным конкурентным преимуществом. Мы более 5 лет потратили на споры о ЕГЭ, для того, чтобы убедиться, что около 20% наших школьников не справляется с программами по математике и естественнонаучным дисциплинам. В настоящее время стали тратить усилия на споры, насколько объективны международные рейтинги и какой нам лучше подходит, но ведь ни в одном рейтинге университетов мы не представлены достойно. Мы снижаем свои позиции, а другие университеты стремительно врываются в первую сотню, в первую двадцатку, в первую десятку. В пример можно привести экономический факультет университета Помпеи Фабра (Испания), который с момента образования в 1990 году сегодня уже вошел в десятку экономических факультетов Европы.

Сегодня такие же успехи демонстрируют не только университеты Европы, но и стран Восточной Азии - Китая, Южной Кореи, Японии. Их технология - "безостановочно двигаться вперед, опираясь на камни", а мы даем "задний ход", утопая в спорах и не видя точек опоры под ногами.

От собеса к инвестиционной отрасли

Мы привыкли относиться к образованию, как и ко всем отраслям социальной сферы, как к собесу, пока не смогли разорвать цепкие объятия патернализма. Там, где патернализм эффективен (например, в подготовке школьников младших классов), - мы занимаем первые места в международных рейтингах. А там, где надо уйти от модели образовательного собеса к образованию как инвестиционному проекту, - мы оказываемся аутсайдерами. В последнем рейтинге ни одного российского университета нет среди 200 лучших вузов мира. Освоив модель образовательного собеса, мы достигли высоких результатов, но для университетов нужна модель инвестирования в человеческий капитал.

Так как современное российское общество рассматривает образование и как социальное благо, и как необходимую стадию инвестирования под нужды бизнеса, то государству и образовательному сообществу следует уточнить акценты в данной дилемме в конкретных сегодняшних обстоятельствах. Представляется, задачам бизнеса сегодня должен быть отдан приоритет.

Запуская новую инвестиционную модель образования на конвейер, нам необходимо думать о новом опытном образце. И в свете этого тем вузам, чей статус на первых порах видится заниженным, скорее следует обратить внимание на открывающиеся возможности в совершенно новой среде образования.



©РАН 2018