"ЧЕРЕЗ 20-30 ЛЕТ МЫ МОЖЕМ ЖИТЬ, КАК АНГЛИЧАНЕ"

29.07.2005

Источник: Время новостей, Михаил ВОРОБЬЕВ

Во все времена ученые разрабатывали и разрабатывают новые модели функционирования экономики, которые, намного эффективнее реализуемых властью

Обозреватель "Времени новостей" Михаил ВОРОБЬЕВ побеседовал с руководителем группы системной оптимизации Национального института развития отделения общественных наук РАН, академиком Академии наук социальных технологий и местного самоуправления Анатолием ЭПШТЕЙНОМ - разработчиком модели экономического механизма согласования интересов государства, общества и бизнеса, способной, по его убеждению, в ближайшие годы не только удвоить, но и утроить ВВП.

- Анатолий Семенович, сегодня нарастающей критике подвергается правительственная экономическая политика в целом. Что, на ваш взгляд, делается не так?

- Власть пытается с помощью рыночных механизмов обеспечить самоорганизацию экономики. На самом деле самоорганизация начинается с организации, которую может обеспечить только государство. А если государство не обеспечивает системную организацию, значит, оно занимается системной дезорганизацией общества. Именно поэтому экономический курс, проводимый с начала 90-х годов, привел к нынешней ситуации: создана нестабильная система с положительной обратной связью, усиливающей эту дестабилизацию. Практически любое решение, принимаемое в рамках этого курса, должно быть неэффективным, обрекающим страну на затухающие темпы роста вплоть до отрицательных, - ведь государство своей политикой увеличивает альтернативные, взаимоисключающие, связи в системе. А надо, чтобы государство способствовало замещению альтернативных связей синергическими, взаимоусиливающими. Только в этом случае можно увеличить темпы роста. К сожалению, сегодня управление Россией базируется не на научных основах, а на идеологизированном ведомственном здравом смысле. Но в экономике нет ничего более бессмысленного, чем здравый смысл, особенно отраслевика-рыночника.

- Вы разработали принципиально иную модель социально-экономического развития. С иной идеологией...

- Не развития, а согласования интересов с целью освобождения экономики от классовой идеологии. Сегодня власть исходит из интересов отдельного класса, а не из фундаментального принципа управления страной - минимум времени для реализации золотого правила накопления, согласно которому каждое поколение накапливает для будущего не меньше, чем получило от предыдущего. Правительство стремится стимулировать индивидуальную активность всех субъектов рынка. Но, если каждая подсистема работает на максимум своей активности, вся система идет вразнос. Правильная установка такова: да, следует всемерно стимулировать индивидуальную активность субъектов рынка, но настраивая эту активность на закономерности системной организации государства во имя национальных интересов. Власть обеспечивает такую настройку - страна процветает; не обеспечивает - страна обречена на крах.

- Но как люди договорятся между собой о том, что такое национальные интересы?

- Во-первых, для этого есть соответствующая технология. А во-вторых, ситуация упрощается тем, что сформулированный президентом Владимиром Путиным экономический блок задач, безусловно, соответствует национальным интересам России. Особенно задача удвоения ВВП. На самом деле при ориентации на системную организацию общества можно обеспечить и утроение ВВП, потому что в этом случае годовые темпы роста теоретически не могут быть ниже 15%, а реально - 20-25%.

- Каким образом вы предлагаете добиться столь высоких, в четыре-пять раз превышающих нынешние, показателей?

- Созданием благоприятного инвестиционного климата, расширением покупательной способности населения и прекращением штрафов с тех, кто хочет развивать экономику страны. Для этого необходимо перестроить кредитно-налоговую, бюджетную, таможенную и тарифную политику, отказавшись от концепции профицитного бюджета, признав, что черный день, ради которого резервировали средства, уже наступил. Также надо перестать добиваться рентабельности отраслей инфраструктуры - электро- и теплоэнергетики, железнодорожного транспорта, ЖКХ и т.д. И понять, что в условиях России конкуренция эффективна лишь до тех пор, пока она не ведет к росту суммарной ресурсоемкости общественного воспроизводства, включая природную и социальную среду.

Бюджетный профицит оправдан лишь при низкой инфляции, доступном банковском кредите, при существенном превышении реальных доходов основной массы населения над прожиточным минимумом. Этому соответствует минимальная зарплата порядка 15 тыс. руб., пенсия 10, 5 тыс. руб. в месяц, фактическая безработица менее 2 млн. человек (сегодня около 6 млн). Но так как до этого далеко, России профицитный бюджет противопоказан. Кстати, грубейшая ошибка нашего финансово-экономического блока - в сопоставлении денежной массы с ВВП без учета недоиспользуемых из-за недостатка оборотных средств тех основных фондов, которые могут вырабатывать продукцию и услуги, реализуемые на рынке.

Ориентация на профицитный бюджет сегодня означает неуклонный рост тарифов, постоянное сокращение оборотных средств предприятий и покупательной способности населения, высокую инфляцию, недоступный большинству товаропроизводителей, которые разорятся не позднее 2007 года, банковский кредит.

Предотвратить этот крах можно только при дефицитном бюджете, тем более что успешный опыт такого развития есть. Достаточно вспомнить политику президента США Франклина Рузвельта в 1933-1937 годах.

Важно понимать, что при профицитном бюджете возмещение затрат отраслей инфраструктуры возможно только за счет сокращения оборотных средств предприятий и снижения уровня жизни населения; а при дефицитном эти затраты возмещаются в основном за счет общесистемного эффекта от оживления экономики. В этом вся суть.

В сегодняшней России размер дефицита может быть не меньше всей величины стабилизационного фонда и, по крайней мере, половины резервов Центрального банка, хотя и здесь следует соблюдать внутреннюю сбалансированность, чтобы не потратить деньги впустую.

Грамотно вложив миллиарды, которые сегодня лежат мертвым грузом, мы получим колоссальный суммарный общесистемный эффект, который где немедленно, а где через два-три годах лихвой перекроет временный дефицит бюджета. То, как сейчас используются деньги стабфонда, вызывает недоумение. Намеченное повышение пенсий и зарплат приведет лишь к повышенной инфляции и к дальнейшему свертыванию производства, а эффект от экономии на процентах, достигнутой за счет досрочной выплаты долгов, будет многократно меньше, чем от вложения этих средств внутри страны. И уже совершенно непонятно, почему у нас столь высока ставка рефинансирования Центробанка.

- А что значит "грамотно использовать средства"?

- Это означает, что средства вкладываются на основе сопоставления общесистемного эффекта на единицу затрат в рассматриваемых вариантах, а общая сумма расходуемых резервов определяется с учетом срока окупаемости вложений. За один год резервы можно использовать на 70-80%, за два года - на 35-40%; за три года - на 25-40%.

По моей концепции средства стабфонда и резервов ЦБ надо использовать по следующим направлениям. Во-первых, на возмещение недобора НДС - этого штрафа за желание развивать свою страну. НДС призван не допускать перекосов в структуре потребления, и от него следует отказаться, за исключением элитных видов услуг, например на покупку элитного жилья, дорогих машин, яхт, на игровой бизнес и т.д.

Во-вторых, на создание фонда возмещения текущих потерь инфраструктурных отраслей от снижения тарифов за счет изъятия из них налоговой, амортизационной и инвестиционной составляющих.

Платежи за коммунальные услуги не должны превышать 5% от доходов населения, иначе российскую экономику ничего не спасет от удушения импортом. В каждый момент времени существует оптимальное соотношение между индивидуальными затратами на возмещение услуг, предоставляемых населению, и общественным фондом потребления. Чем ниже уровень жизни населения, тем меньше должна быть его доля в оплате коммунальных услуг. Это не патернализм, не отеческая забота государства, а единственная возможность расширить покупательную способность населения и обеспечить стабильные тарифы, не снижая конкурентоспособности страны по отношению к импорту, не увеличивая безработицу, нищету, криминал и терроризм.

Понятно, что здесь средства стабфонда в связи с отменой НДС и снижением тарифов окупятся за год, максимум за два - за счет оживления экономической активности и расширения налогооблагаемой базы.

В-третьих, средства стабфонда следует направить на обновление наиболее аварийно опасных основных фондов всех отраслей, грозящих катастрофами, на устранение ущерба от которых потребуется средств намного больше. Наглядный пример - недавняя энергетическая авария в Москве. Наконец, средства нужны для организации государственного заказа на продукцию сельского хозяйства. На лизинг техники, своевременное и полноценное сезонное кредитование сельского хозяйства, улучшение качества техники, комбикормов, повышение плодородия почвы и т.п., где средства окупаются в течение года.

Эффект по этому направлению должен перекрыть временные потери с введением государственной ипотеки льготного, кредитования нового жилищного строительства для военнослужащих, для привлечения и закрепления специалистов, особенно на селе и в малых городах, для молодых семей и т.п.

В балансировке указанных направлений и заключается грамотное использование имеющихся финансовых резервов на благо развития реального сектора экономики России.

- А система взимания других налогов останется в прежнем виде?

- Если их не изменить, то все бессмысленно. Необходимо осуществлять налогообложение прибыли по частично регрессивному принципу с безусловным освобождением от налогов средств, направляемых на расширение производства. Необходима многоступенчатая шкала подоходного налога. Суть частично регрессивного налогообложения в том, что для расширяющихся субъектов рынка все налоги в течение текущего года взимаются по результатам прошлого года, а на прирост ставка налогов уменьшается во столько раз, во сколько увеличилась сумма прибыли и объявленного прироста фонда заработной платы.

Для новых хозяйствующих субъектов ставки налогов снижаются во столько раз, во сколько возрастает по сравнению с прошлым годом суммарный объем прибыли и заработной платы в этой местности. При этом не надо снижать ставку налога, рискуя бюджетом. Каждый сокращает себе налоги в той мере, в какой он это умеет, а бюджет защищен от любых рисков. Здесь много технических трудностей, но они все устранимы.

- Дадут ли все эти меры ожидаемый эффект? Хватит ли государственных денег на все эти цели? Это же десятки миллиардов рублей!

- Не десятки, а сотни. Но радикальное снижение тарифов на услуги инфраструктурных отраслей, отмена НДС, регрессивная система налогообложения позволят расширить емкость внутреннего рынка и немедленно увеличить рост производства на предприятиях, испытывающих дефицит оборотных средств (а их сейчас более 2/3). Налоговая база за счет общесистемного эффекта расширится настолько, что бюджетных доходов вполне хватит на восполнение всех этих затрат. Кстати, на это работает и снижение за счет бюджетных средств до 0, 25-5% реальной ставки кредитования производственной сферы и государственной ипотеки. Процентная ставка должна быть хотя бы в три раза меньше уровня рентабельности.

Эффективная кредитная политика особенно важна в сельском хозяйстве, где вследствие безалаберного кредитования мы недополучаем огромное количество продукции из-за низкого качества семян, малопродуктивных пород скота, несбалансированных кормов, несвоевременного выполнения агротехнических работ, низкой комплексности в использовании сельскохозяйственного сырья, сдерживающей рост закупочных цен. При этом бессмысленно бороться с "ножницами" цен - когда цены на материально-технические ресурсы растут быстрее, чем на сельскохозяйственную продукцию. Потери сельхозпроизводителя надо нейтрализовать через кредитно-налоговую политику. Форма собственности предприятия при предоставлении бюджетного кредита не имеет значения - важен достигаемый при этом общесистемный социо-эколого-экономический эффект.

К тому же при стабильных тарифах, частично регрессивном налогообложении и наших топливных ресурсах мы становимся самой инвестиционно привлекательной страной мира. А это уже триллионы. Через 20-30 лет мы можем жить, как англичане, а не как португальцы сегодня.

Не забывайте также, что предлагаемые меры будут способствовать повышению доходов населения, его доверия к власти, снижению социальной напряженности, а от этого зависит вовлечение средств населения в экономический оборот.

Держать без дела огромное количество денег, которые могут прекрасно сработать на благо всей страны, - это противоестественно. Но, конечно, здесь нельзя действовать по принципу "всем сестрам по серьгам". В одном случае эффект на вложенный рубль - 1 руб. 50 коп., в другом - 1 руб. 30 коп., в третьем - 1 руб. 15 коп. Там, где, скажем, эффект меньше чем 1 руб. 15 коп., надо остановиться. При определении масштабов и направлений использования финансовых резервов механически ничего нельзя делать. Иначе все будет сорвано.

- В основе вашей модели - использование средств, полученных в результате сверхвысоких цен на нефть. А если нефтяные цены упадут?

- Допустим, цены через пять лет упадут, что нереально. Но посчитайте, какой вы получите за эти пять лет прирост налогооблагаемой базы, какую устойчивость системы.

- Взаимоотношения государства и бизнеса - одна из ключевых проблем в сегодняшней России. Как она решается в ваших разработках?

- Она решается по двум направлениям. Первое - регулятивное. Оно заключается в стимулировании государством и местным самоуправлением инвестиционной активности бизнеса с настройкой интересов разных типов хозяйствующих субъектов на национальные интересы. При этом разработанные рычаги такой настройки обеспечивают гармонизацию взаимоотношений бизнеса, населения и власти, что является основой благоприятного инвестиционного климата. Второе направление - управленческое. Если бизнесмен не нарушает закон и не снижает эффективность использования основных фондов - не вмешиваться. Необходимо коренным образом менять систему контроля, который сегодня осуществляется средствами, ведущими к ухудшению положения предприятия на рынке.

- Переход на разработанную вами модель требует принятия огромного количества законодательных актов и времени. Сколько будет стоить стране весь этот процесс? Обойдется ли он без потрясений для общества?

- О каких потрясениях может идти речь, если в основе всего лежит принцип согласования личных, местных, корпоративных и общефедеральных интересов. Что касается цены перехода, то она практически нулевая. В условиях принятого в России курса на информатизацию управления дополнительные материальные ресурсы потребуются лишь на укрепление информационной базы прогнозирования для заблаговременного оповещения бизнеса о возможных изменениях оценок затрат на ресурсы. Ведь переход на модель расширяющейся экономики требует в основном интеллектуальных ресурсов общества и нравственной позиции власти и упирается лишь в политическую волю федерального центра.

Но на законодательный путь изменения экономического механизма не осталось времени. Требуемые изменения в экономическом механизме должны быть внесены указами президента. Если для этого нужно ввести чрезвычайное экономическое положение, значит, его надо вводить. Повторяю, черный день, на который правительство копит деньги в стабфонде, уже наступил. И если бюджет на 2006 год останется профицитным, то массового разорения России не избежать, особенно если мы сейчас вступим во Всемирную торговую организацию. Парадокс ситуации заключается в том, что все другие страны экономически заинтересованы во вступлении России в ВТО. А России туда нельзя вступать до тех пор, пока она за счет общесистемного эффекта не снизит издержки отечественных товаропроизводителей до уровня мировых, что в рамках нынешней антисистемной экономической политики и при господстве в стране ориентации на ведомственный здравый смысл невозможно. Зато при предлагаемой системе согласования интересов малого, среднего, крупного бизнеса, общества, государства на основе экономически эквивалентных взаимоотношений и строгого соблюдения всех фундаментальных понятий современной технологии научного мышления это достигается элементарно. Конечно, проблема разворовывания денег существует. Но есть технологии, которые это позволяют предотвращать.

- С чего вы предлагаете начинать переход на вашу модель?

- Первое: отменить НДС, ввести прогрессивную шкалу подоходного налога до уровня, в 2, 5-3 раза превышающего ставку налога на прибыль, с возвратом подоходного налога семьям, в которых душевой доход равен или меньше нашего прожиточного минимума. Ввести частично регрессивное налогообложение, отменив налогообложение инвестиций.

Второе: Центробанк должен снизить ставку рефинансирования, чтобы проценты коммерческих банков за кредит были не выше 8-10%, что позволит сократить средства на государственную поддержку кредитов на уровне максимум 4%.

Третье: должна быть произведена амнистия вывезенного капитала. Вывоз капитала - это следствие адаптации бизнеса к изменению внешней среды. И если бизнес действует не так, как выгодно стране, в этом виновато государство.

Четвертое: необходимо увязать таможенную политику с концепцией участия России в системе международного разделения труда с установлением соответствующих квот по импорту и по удовлетворению внутреннего потребления экспортируемой продукции, с дифференциацией таможенных пошлин - от отмены на ввоз непроизводимой в стране продукции до ужесточения на ввоз свыше квот.

Пятое: необходимо снизить тарифы на величину амортизационной, инвестиционной и налоговой составляющих. Одновременно каждый субъект РФ с помощью муниципалитетов должен срочно представить в федеральный центр свои экспертные оценки роста налогооблагаемой базы в случае отмены НДС и снижения тарифов, а также оценки окупаемости средств стабфонда по указанным выше направлениям их использования.

Не дожидаясь этих оценок, Минэкономразвития должно организовать создание математической модели сравнительной эффективности использования стабилизационного фонда. Сегодня при соответствующей политической воле и финансировании это можно сделать за два-три месяца.

- Вы уверены, что ваша концепция сработает?

- Безусловно, ибо она полностью соответствует всем фундаментальным понятиям экономики, кибернетики, географии, градостроительства, экологии, социальной психологии и морали.

Но давайте различать общий подход и его практическую реализацию. Всякое управленческое решение базируется на тонкостях. И в конечном счете реализация концепции - дело соответствующих узких специалистов. Задача концептуального подхода - "провоцировать" от узких специалистов такие решения, которые обеспечивают максимальный общесистемный эффект, и не допускать решений, этот эффект исключающих.



Подразделы

Объявления

©РАН 2018