КАК ПОДНЯТЬ ПРЕСТИЖ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ

21.11.2012

Источник: Аргументы Недели

Вузовское образование споткнулось на мировых стандартах

17 октября проект закона «Об образовании» был одобрен Госдумой в первом чтении. Но всё ли учтено российскими законодателями? Ректор Байкальского государственного университета экономики и права, председатель Совета ректоров вузов Иркутской области Михаил Винокуров размышлял об этом в своей статье в «Российской газете» от 2 ноября 2012 года. Важность поднятой темы заставила нас дать слово уважаемому учёному, постоянному автору «Аргументов недели» и на наших страницах.

Последние 20 лет идёт непрерывный процесс реформирования отечественной высшей школы. В профессиональном сообществе уже накопилась определённая усталость. Тем более что очевидных результатов пока не наблюдается. Между тем, для того чтобы принципы Болонского процесса были эффективными и прижились у нас, необходимо их комплексное и поэтапное внедрение. Только разработав чёткую программу реформирования всего образования – от детского сада до Высшей аттестационной комиссии (ВАК), – мы сможем достичь главной цели – высокого качества образования и конвертируемости российских дипломов на мировом рынке труда.

Родимые пятна прошлого

Возможно, имеет смысл перевести среднюю школу на 12-летний цикл, как это принято в развитых странах. Уже в 11–12-х классах начинать специализацию, ввести часть дисциплин гуманитарного и общетеоретического циклов, что изучаются сегодня на первых курсах вузов. Это поднимет уровень и престиж средней школы и усилит уровень бакалаврской подготовки. Ступенями высшего образования должны стать бакалавриат, магистратура и аспирантура.

В большинстве стран учёные степени присваивают советы, сформированные из независимых экспертов, представляющих разные университеты. Их вердикт является окончательным. Такого органа, как наш ВАК, в мире нет нигде, за исключением некоторых стран СНГ. Созданный в 1932 году, ВАК, как и ЦК КПСС, выполнял функции идеологического фильтра. ЦК КПСС давно нет, а ВАК продолжает контролировать качество диссертаций. Получается, что существует недоверие к работе диссертационных советов вузов. Да и сама процедура работы советов также вызывает некоторые вопросы. К примеру, наряду с открытой научной дискуссией существует тайное голосование. Зачем? Независимые эксперты не должны бояться гласности. Практика показывает, «чёрные шары» нередко используются для сведения личных счетов. Почему бы России не перейти на систему защит диссертаций и аттестации научных кадров, принятую во всём мире? В этом уже давно назрела необходимость.

Каждый должен заниматься своим делом

Есть необходимость и в новом подходе к вузам. На наш взгляд, целесообразно создать три группы университетов. В первую вошли бы федеральные и инновационные университеты. Это вузы, в чьей деятельности есть сильная научно-исследовательская компонента. Их задача – формирование кадрового потенциала науки и активные исследования.

Костяк для таких вузов уже есть – федеральные университеты. Однако с самого начала их создания был допущен серьёзный просчёт: под одной крышей были объединены несколько разнолинейных вузов, подведомственных Минобрнауки РФ. При формировании федеральных и инновационных университетов в их структуру необходимо вливать академические и отраслевые научно-исследовательские институты (с их базой и кадрами). Это резко усилило бы научный потенциал вузов и решило бы проблему подпитки молодёжью научных институтов РАН.

Во вторую группу университетов предлагаем включить федеральные вертикально-интегрированные учебные университетские комплексы. Основная цель этих вузов – подготовка высокопрофессиональных специалистов для конкретных производств и ведомств. Комплексы вберут в себя профильные вузы, средние специальные учебные заведения и крупные учебные центры профподготовки и переподготовки. Считаем, что имеет смысл включить в их состав большинство техникумов и колледжей.

Оставшуюся часть университетов, академий и институтов необходимо перевести на региональный уровень. Это будет третья группа вузов – большинство высших учебных заведений, которые занимаются кадровым обеспечением регионов (учителями, врачами, агрономами, работниками культуры и спорта). Пожалуй, это будет самая многочисленная группа вузов. Источником их финансирования должны стать региональные бюджеты, а общее методическое руководство останется за Минобрнауки РФ.

При этом необходимо ужесточить аккредитационные требования и открывать новые вузы (государственные или частные) только при условии строгого соблюдения соответствующих нормативов (речь идёт об учебных площадях, кадрах, научном обеспечении и т.д.). Сегодня аккредитованными числятся более тысячи частных вузов, но только единицы из них соответствуют госстандартам. Большинство предприятий отказываются от выпускников таких учебных заведений. Как следствие – идёт подрыв всей системы высшего образования, растёт недоверие к российскому государственному диплому. Чтобы этого не происходило и дальше, считаем, что следует принять решение о выдаче частными вузами «индивидуальных» (этих вузов) дипломов. Помимо этого следует закрыть слабые вузы, объединить их с сильными или же переформатировать в центры переподготовки кадров.

«Бюджетные» проблемы

Теперь несколько предложений по бакалавриату и магистратуре. Основная программа подготовки бакалавра должна длиться четыре года. Для будущих врачей, инженеров и военных следует оставить пятилетнюю программу обучения (эти профессии требуют больше практической подготовки). В магистратуре подготовка должна быть одинакова для всех направлений – двухлетней. За рубежом в магистратуре учатся лишь те, кто уже проработал по выбранному направлению не менее двух лет. И этот положительный опыт следует позаимствовать.

Система лицензирования и аккредитации отечественных вузов также нуждается в пересмотре. Предлагаем перейти к процедуре общественно-профессиональной аккредитации. Тогда вузы будут получать кредиты доверия от профессионального сообщества, которому кадры и предназначались.

Рейтинг вузов пора составлять на основе мировых стандартов и проводить его ежегодно. Независимые эксперты будут оценивать вуз не по входному среднему баллу ЕГЭ (ЕГЭ – это результат работы школы, при чём тут вуз?), а на основании качества знаний выпускников. Такой рейтинг позволит Минобрнауки строить эффективную политику с каждым отдельным вузом.

Есть у наших вузов ещё одно предложение – о переходе на новую систему бюджетного финансирования студентов. Целесообразно распределять выделенные вузу бюджетные места ежегодно, по результатам учёбы за предыдущий год. По окончании каждого курса (с первого по четвёртый) аттестовывать всех студентов на потоке и ранжировать их по рейтингу успеваемости. После этого на следующий курс (начиная со второго и т.д.) зачислять на бюджетную форму обучения только в соответствии с достигнутыми успехами в учёбе. Таким образом, право получать стипендию будет ежегодно завоёвывать каждый студент – независимо от формы обучения.

Это позволит, во-первых, восстановить социальную справедливость (за счёт государства будут учиться только сильные, талантливые студенты). Во-вторых, будет нанесён превентивный удар по коррупционным схемам поступления на бюджетные места в вузы.

Образование без науки

В российских вузах нет высокой науки. А если и есть, то её доля мизерна по сравнению с западными университетами. У них число занятых наукой сотрудников примерно такое же, как и занятых в учебном процессе. Кроме того, и сами преподаватели имеют достаточно времени на научную работу. В наших университетах профессура перегружена учебной работой (по 800 и более часов активной нагрузки в год). Ей некогда заниматься наукой, да и финансирование вузовской науки незначительное, ибо основные деньги на науку идут в РАН.

Научные институты РАН необходимо объединить с наукой университетов. Данное предложение будет соответствовать магистральному направлению развития науки в мире, позволит успешно конкурировать нашим вузам с зарубежными. В интегрированных университетских центрах сразу объединятся две научные школы (вузовская и академическая), произойдёт прилив молодых исследователей, вовлечётся в активную научную работу плеяда вузовских учёных. Только благодаря такой интеграции федеральные и национальные исследовательские университеты получат возможность выйти на мировой уровень.

Финансирование науки целесообразно осуществлять из единого центра – Минобрнауки, если мы хотим проводить единую политику в этой сфере. Но как в этом случае быть с Российской академией наук? Она сейчас фактически выполняет функции Министерства науки. От такого дублирования функций РАН и Минобрнауки страдает дело. РАН должна сохранить за собой роль единого научно-методологического центра, заниматься аттестацией научных кадров по мировым методикам, организовывать работу научных конференций по важнейшим направлениям и т.д.

Необходима свобода вузов в формировании образовательных программ с учётом специфики региональных рынков труда, особенностей научных школ и кадрового потенциала вузов. Сегодня благодаря новым коммуникационным и информационным возможностям университеты не испытывают никаких проблем в обмене опытом, развитии сотрудничества как в России, так и за рубежом. С этой точки зрения нам представляется, что система учебно-методических объединений (УМО) в высшей школе себя исчерпала.

Хотелось бы, чтобы в новый закон об образовании вошло положение о демократичности управления вузом. Мы предлагаем ввести сроки пребывания на руководящих должностях. При нынешней практике многие руководители занимают свои должности бесконечно долго, закрывая перспективу роста молодым. Предлагаем ограничить по закону пребывание в должности заведующего кафедрой, декана и ректора двумя сроками. Социальный лифт в высшей школе должен работать как нигде лучше.

Финансовая кабала

Государство ставит российским вузам задачу достижения высоких позиций в мировой табели о рангах и т.д. Но это невозможно при существующей системе финансирования российских вузов. Мы обслуживаемся не в банке, а в казначействе, где подпись ректора на финансовых документах вторична. Вся собственность принадлежит государству, а если вуз что-то зарабатывает и строит (приобретает), – это моментально становится собственностью государства. А где заинтересованность коллектива? Университеты России в финансовом отношении связаны по рукам и ногам, а нужна самостоятельность: обслуживание в банках, возможность брать кредиты, покупать и продавать идеи, собственность, участвовать в производственной кооперации и т.д. Если мы сейчас в проекте закона об образовании это не учтём, все наши разговоры о повышении конкурентоспособности российских вузов будут только призывами. Необходимо откорректировать и бюджетное законодательство РФ, касающееся финансирования высшей школы.

Считаю, что для эффективной работы вузов следует установить максимально льготные налоги, а ещё лучше обнулить их. Целесообразно вернуться к практике финансовой самостоятельности вузов, которая применялась в 1990-е годы.

Следует увеличить приток абитуриентов из-за рубежа в ведущие российские вузы, где качество подготовки по многим специальностям достаточно высокое (математика, физика, программирование и т.д.). Тем более что обучение в российских вузах относительно недорогое. Примерно, 80–200 тыс. руб. на студента в год (около 3– 7 тыс. долл.). В настоящее время это должно стать приоритетной задачей высшей школы России. По мере развития наших университетов первоначальные демпинговые цены на образовательные услуги будут возрастать и приближаться к общемировым.

Важный источник финансирования – средства спонсоров. В развитых странах это достигает 10–20% бюджета вуза. Там на учебных зданиях есть вывески о том, что тот или иной корпус построен в дар университету. Чтобы такой источник заработал в России, необходимо пересмотреть законодательство РФ о меценатстве, сделать дар целевым (чтобы он принадлежал университетской корпорации, а не государству).

Без всего этого невозможно реализовать ни одну программу долгосрочного развития вуза. Тогда вузы смогут поднимать опытное производство, активно участвовать в научных и проектных работах, проводить комплексные исследования по заказам предприятий... И только тогда мы будем способны конкурировать с мировыми лидерами в образовании.

Структура образования

Образование в современной России – это структура, вобравшая в себя элементы старой и новой систем. Вместо простой 4‑ступенчатой, как на Западе (школа – 12 лет, бакалавриат – 3 года, магистратура – 2 года, аспирантура – 3–4 года и учёная степень доктора наук), мы имеем эклектичную, 7-ступенчатую (школа – 11 лет, техникум – 3 года, бакалавриат – 4 года, специалитет – 5 лет, магистратура – 2 года, аспирантура – 3-4 года и докторантура – 2–3 года). Помимо промежуточных, явно излишних, ступеней мы до сих пор сохраняем квалификацию «техник», «специалист» и учёную степень «кандидат наук».



©РАН 2022