http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=1ca09458-66b9-41c8-82b9-adbac118197e&print=1
© 2021 Российская академия наук

Отойти в сторону – величайшая ошибка

22.11.2006

Источник: Новое русское слово, Владимир Черноморский и Олег Сулькин



Побеседовать с гостем редакции академиком Владимиром Квинтом в офис редакции «Нового русского слова» на 53-й этаж Эмпайр-стейт-билдинга пришли его единомышленники, а также представители общественных организаций и русскоязычных СМИ Нью-Йорка. В их числе художник-концептуалист Виталий Комар, искусствовед, глава Русско-Американского культурного центра Регина Хидекель, главный редактор «Форвертса» Михаил Немировский, издатель Игорь Бабошкин, сотрудник Русского отдела UJA-Federation of New York Марина Дайнеко, активист русской общины Бруклина Александр Козодой, репортер Арнольд Малиевский.

Главный редактор НРСлова Валерий Вайнберг представил собравшимся Владимира Квинта, многолетнего автора журнала «Форбс» и нашей газеты. Г-н Вайнберг сообщил, что гость редакции был в Советском Союзе отказником и диссидентом, а выехав в США, резко критиковал советскую и российскую политику. Сегодня Владимир Квинт – видный ученый-экономист, профессор Американского университета в Вашингтоне и иностранный член Российской академии наук (РАН). Недавно г-н Квинт принял участие в ежегодном Конгрессе соотечественников в Петербурге. Вполне закономерно, что первый вопрос гостю касался только что подписанного Россией и США протокола о вступлении РФ в Всемирную торговую организацию (ВТО).

— На протяжении последних восьми лет я принимал участие в переговорах по ВТО, — сказал Владимир Квинт. — Это был тяжелый, интенсивный процесс. Структура ВТО сродни клубной, в отличие, скажем, от Всемирного банка. В ВБ каждая страна может вступить, согласившись с его уставом и регулярно платя взносы. А чтобы новую страну приняли в ВТО, нужно, чтобы каждый ее член с этим согласился. С 56 странами Россия вела сложные переговоры. Это большая победа, прежде всего, для граждан России. Россия обязалась снизить таможенные тарифы, в том числе на автомобили-иномарки, снять претензии по проверке американского мяса. Были сняты санкции с авиастроительной компании «Сухой», будут сняты они с Росвооружения. Лоббисты в коррумпированной стране легко вытесняли иностранцев. В России не разрешали иностранным банкам обслуживать россиян. Сейчас все ждут кардинальных изменений. Впрочем, по вступлению России в ВТО остались нерешенными проблемы со Шри-Ланкой, но, я думаю, к июню все они будут урегулированы. Что это значит для Америки? Более полная занятость в сельском хозяйстве, возможность частичного улучшения негативного торгового дефицита США, который вскоре, возможно, перешагнет 900 млрд долларов. С одним Китаем отрицательный баланс составляет более 200 млрд долларов.

НРС: — Какие изменения ожидаются в банковской сфере? Скептики полагают, что все останется как есть и российские власти не допустят свободной конкуренции иностранных и российских банков.

— Иностранные, в том числе американские банки, могут теперь более свободно создавать совместные предприятия. Можно также открыть счет в американском банке, а через его представительство в России осуществлять транзакции. Особенность переходного периода в том, что в бли-жайшие девять лет американские банки не могут открывать в России филиалы. Я в этом поддерживаю Россию – нужно дать время российским банкам встать на ноги и окрепнуть.

НРС: — Много спорят в русскоязычной общине Америки о сути и направленности Форума соотечественников в США, который вы возглавляете. Вы недавно побывали на Конгрессе соотечественников в Петербурге. Что там происходило?

— На наш форум в Вашингтон приехали 278 делегатов из 78 организаций со всех штатов США. Когда поступило сообщение о проведении конгресса в Петербурге и посольства РФ в разных странах стали формировать делегации, у нас уже был к тому времени определен состав участников. Посол Юрий Ушаков нас поддержал, заявив, что вмешиваться не намерен. Увы, нам дали очень маленькую квоту. Сначала 12 мест, но мы стали требовать больше, и нам добавили еще три места. Ор-ганизован был конгресс неровно. Первыми слово получали представители крошечных русских общин, например из Румынии. Они выступали в присутствии президента Путина. Наша делегация не была представлена в присутствии президента. Граф Шереметев, председатель Международного совета российских соотечественников, выразил недоумение, почему представителю делегации из США не дали выступить в первой части Конгресса. Тем не менее я выступил. Я сказал, что нашей общине есть чем гордиться. У нас трудятся крупнейшие писатели и художники, работает старейшая русскоязычная газета мира «Новое русское слово», издается русский вариант газеты «Форвертс», действует Брайтонский балет, помогающий детям входить в мир классического искусства. У нас работают крупнейшие ученые – академик Роальд Сагдеев, входивший в президиум форума, химик, лауреат Нобелевской премии Алексей Абрикосов. Я сказал, что объявленная на Конгрессе правительственная программа по поощрению возвращения эмигрантов в Россию к Америке не имеет никакого отношения. Наша диаспора не ориентирована на переезд. Есть три направления, по которым мы можем сотрудничать, — развитие русского языка, культура и бизнес. Художник Виталий Комар предложил учредить день дружбы между народами России и Америки. И за это мы будем бороться. Каждая диаспора, каждый эмигрант — мостик дружбы. Через два дня после завершения конгресса я в числе шести американцев получил приглашение от президента Путина приехать в Москву на День единения России. В великолепно отреставрированном Георгиевском зале Кремля я долго искал свое место. На приглашении значилась буква «П», все остальные столы были пронумерованы. Потом мне объяснили, что мне надлежит сидеть за президентским столом. Президент Путин произнес короткую речь. Орденом Дружбы он наградил в тот день двух человек, китайца и меня. В своей речи я поблагодарил президента Путина, сказал о значении русского языка в мире и выразил надежду, что дружба между Россией и Америкой будет развиваться. Самое глупое, что можно сделать сегодня, — это вспоить ростки новой холодной войны.

НРС: — Как прокламируемая вами дружба США и России может помочь остановить рост ядерной угрозы со стороны таких стран, как Иран и Северная Корея?

— Российская дипломатия продемонстрировала свою недальновидность, когда она поддерживала Ясира Арафата и Саддама Хусейна, и сейчас, когда она никак не противодействует ядерным амбициям Ирана. Я выступал против того, чтобы Россия на официальном уровне принимала делегации «Хезболлы» и ХАМАСа. Об этом идет речь в моих письмах, которые я направлял президенту Путину. Я считаю, что Россия до сих пор не имеет внятной внешнеполитической и экономической стратегии, что экономикой управляют малограмотные люди, скажем, министр экономического раз-вития Герман Греф не имеет ни одного класса экономического образования. Я все это озвучил в Петербурге и Москве.

НРС: — Кто финансирует деятельность форума? Ходят упорные слухи, что вы получаете помощь российских официальных структур?

— С 2001 года, когда я занялся этим страшно неблагодарным делом, меня не раз обливали грязью. Заявляю, что я не получил ни цента, ни копейки не только от российского правительства, но и от каких-либо других российских структур. Как консультант я никогда не получал денег от российских предприятий и организаций. Наш форум тоже не получил ни одного цента от России. Даже обещанные бесплатно учебники русского языка нам не прислали. Пробить бюрократическую машину оказалось невозможно. Оплатить проведение форума в Вашингтоне нам помог бизнесмен и филантроп Тимур Сапир, посол России Юрий Ушаков посодействовал с проведением фуршета, а коммерсант Геннадий Дозорцев прислал напитки. Замечу, что впервые благодаря нам в российском посольстве в Вашингтоне прошла выставка «Цветущий Израиль».

НРС: — Похоже, что Конгресс соотечественников в Петербурге попытался поставить знак равенства между русскими ближнего и дальнего зарубежья. И представить ситуацию таким образом, что все русскоязычные эмигранты спят и видят, как бы им вернуться в Россию. Вы не считаете, что официальные власти России используют такие встречи в своих пропагандистских целях? Вы не считаете, что налицо забвение правозащитных и нравственных традиций во имя наивного и малопродуктивного провозглашения «друж-бы» между нашими странами? В России уровень антиамериканизма ничуть не уменьшается, несмотря на ваши приезды туда на такие манифестации «дружбы» и размахивание флажками.

— По этим вопросам я советовался с большими интеллектуалами нашего времени, в частности с Евгением Евтушенко. Если мы не будем участвовать в таких встречах, мы потеряем Россию полностью. Мы обречены сотрудничать с ней, поскольку говорим и думаем по-русски. Большинство богатых русских в США заработали деньги на сотрудничестве с Россией. Я, правда, не ожидал, сколько грязи на меня выльют с этой стороны. Там, в России, на меня и моих коллег тоже оказывают немалое давление.

НРС: — Ваши оппоненты считают, что нужна жесткая критическая позиция по отношению к режиму президента Путина. Только такой рычаг воздействия на Россию они считают эффективным. Дружелюбие, о котором вы говорите, российские власти воспринимают как проявление слабости и используют вашу репутацию в пропагандистских интересах для международной легитимизации правящего режима.

— В свое время я в «Форбсе» написал статью под названием «Лучший способ помочь Горбачеву – это усложнить ему жизнь». Но сейчас другая ситуация. Кулак в кармане мы уже держали. Если мы не будем общаться с Россией, то только проиграем. Надо общаться, надо доводить до сведения России нашу точку зрения. Я им сказал: «Не думайте о нас как о ближнем зарубежье. Мы не собираемся возвращаться и недвусмысленно заявляем об этом. К нам нужны другие подходы». Но если мы отойдем в сторону, это будет величайшей ошибкой.