НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПО НАУКЕ И ИННОВАЦИЯМ SCIENCERF

19.05.2006

Источник: Поиск, Материалы подготовили Татьяна БАРХАТОВА и Елена УКУСОВА



Проект "Национальный информационный центр по науке и инновациям ScienceRF.Ru" осуществляется Фондом экономических исследований и распространения экономической информации "Открытая экономика". Проект является информационно-аналитическим экспертным представлением мероприятий по лоту N 23. РИ-46/001 конкурса, проведенного в 2005 году Федеральным агентством по науке и инновациям РФ в рамках ФЦНТП "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники на 2002-2006 годы". Он направлен на создание и поддержку системы информирования потенциальных инвесторов и общественности о состоянии и развитии сектора исследований и разработок в Российской Федерации. Миссия проекта заключается в поддержке активного диалога между всеми заинтересованными сторонами - государством, научным сообществом и частным бизнесом, вовлеченными в процесс модернизации научного сектора РФ.

Адрес Национального информационного центра по науке и инновациям в Интернете: www.sciencerf.ru

***

Уважаемые читатели!

Сегодня ни у кого нет сомнений, что перемены в науке и образовании крайне необходимы. Очевидно, что эти сферы - не просто огромная составляющая общей культуры нашей страны, но ее стратегический ресурс, способный изменить характер российской экономики. Поддержка и развитие среды, в которой формируется национальное богатство - наука, - требует скорейшего рассмотрения множества вопросов, решить которые в одиночку не по силам ни ученым, ни чиновникам от науки. Огромный интеллектуальный потенциал, сконцентрированный сегодня в российской науке, востребован обществом лишь в очень малой части. Очевидно, что необходимо создать стройную, юридически выправленную систему получения и использования знаний. Вместе с тем очень важно выдержать баланс и не разрушить в угоду рыночным веяниям основу любого наукоемкого продукта - ядро фундаментальной науки. Именно поэтому наряду с развитием инновационной системы государство ставит перед собой задачу создания таких условий, при которых ведущие научные учреждения страны, и прежде всего институты Российской академии наук, могли бы функционировать планомерно и эффективно. И в этом процессе, в комплексе необходимых изменений максимально активную роль должно играть научное сообщество. Только благодаря ученым, долгое время работавшим фактически без поддержки со стороны государства, сегодня в России существует богатейший научный задел, и вести речь о любых переменах в этой области без учета мнения научного сообщества немыслимо.

Ключевой вопрос - создание действительно эффективной системы управления государственными научными организациями, активное вовлечение негосударственного сектора экономики в область науки и высоких технологий. Решение этих и множества других вопросов не может быть оптимальным без совместной работы представителей власти и ученых. И время показывает, что открытое обсуждение проблем выявляет общность мнений по ключевым вопросам всех участников диалога. Более того, конструктивная совместная работа дает практические результаты, которые так нужны сегодня государственному сектору науки.

Широкое и открытое обсуждение проблем, стоящих сегодня перед российской наукой, необходимо, чтобы изменения, происходящие в этой области, привели к конкретным результатам, выгодным для всех и в первую очередь для ученых. Только в условиях активного взаимодействия научных организаций всех форм собственности, представителей государственной власти и наукоемкого бизнеса возможно построение экономики, основанной на знаниях. Для того чтобы способствовать такому диалогу, начиная с этого номера Национальный информационный центр по науке и инновациям Sciencerf.ru будет ежемесячно знакомить читателей "Поиска" с мнением представителей разных структур, организаций и ведомств о процессах, происходящих сегодня в отечественной науке. Мы приглашаем всех к разговору и готовы обсудить интересующие читателей темы и адресовать ваши вопросы представителям соответствующих служб и ведомств.

***

Министр образования и науки Андрей ФУРСЕНКО: Стало больше доверия

- Андрей Александрович, в конце апреля премьер-министр РФ Михаил Фрадков подписал постановление правительства, предусматривающее поэтапное повышение оплаты труда сотрудников учреждений РАН в 2006-2008 годах. Когда ученые увидят результат этого документа и какова в итоге будет доля тарифной и надтарифной частей?

- Зарплаты сотрудников Российской академии наук увеличились в среднем вдвое уже 1 мая. Не менее существенные повышения произойдут в следующем и в 2008 году, и таким образом мы выйдем на цифры, которые были названы президентом: средняя заработная плата ученых должна составить 30 тысяч рублей в месяц. Я намеренно говорю "в следующем году", а не "с 1 января", потому что срок начала следующего этапа будет зависеть от того, каким образом будут реализованы все задачи, которые мы вместе поставили перед Российской академией наук на первом этапе. Тарифная и надтарифная части заработной платы делятся примерно пополам. В тарифную часть входят базовые оклады, надтарифная часть - это различные стимулирующие и компенсирующие надбавки, например, связанные со степенями.

Принципиально новым является то, что по крайней мере 30% общего объема выплат, то есть большая часть надтарифной доли, привязаны к качеству работы ученого или преподавателя.

- Решены ли вопросы, связанные с критериями оценки эффективности их работы?

- Нет, не решены. Это один из самых сложных вопросов - оценка труда ученых. У нас была договоренность о том, что научное сообщество представит свои предложения по подготовке этих критериев, причем мы, конечно, ожидаем их в первую очередь со стороны Академии наук. Мы понимаем, что это не должен быть поверхностный документ. Наука - это сфера, которую трудно формализовать, и ни один из критериев не может быть определяющим. Но мы считаем, что если принять во внимание определенный набор принятых во всем мире индикаторов и оговорить особенности разных секторов науки, то некую карту оценки труда научного коллектива и отдельного ученого построить можно. Я уверен, что здесь не может быть жесткой заданности, замороженности - система критериев должна все время развиваться, корректироваться, быть гибкой. Здесь обязательна обратная связь, и важно, что у всех нас очень четко сформулировано внутреннее ощущение, кто есть кто в научном мире. Даже если мы могли бы просто тайным голосованием проранжировать научные коллективы, институты, ученых, то все равно перед нами стояла бы задача объяснить, почему этот человек или коллектив поставлен на первое место, а этот - на последнее. А значит, опять потребовались бы критерии.

- Существует ли окончательное решение о размерах и механизмах предполагаемого сокращения численности Академии наук?

- В постановлении есть общая цифра: до 2008 года сокращение бюджетных ставок должно составить 20%. Более того, в документе указана численность сотрудников, которая должна быть к 1 января 2009 года, и эти 20% там учтены, включая как научных сотрудников, так и вспомогательный персонал. Я хочу подчеркнуть, что речь идет не о том, что В академии не может быть большей численности, речь идет о том, что не может быть большей численности людей, которые получают зарплату за счет бюджета. Академия может перевести этих людей на ставки за счет внебюджетных средств, это право академии. Но количество бюджетных ставок сократится. Это немалая цифра. Это более 20 тысяч человек. Каждый из нас понимает, что это болезненный процесс, и очень важно, чтобы этот процесс проходил с минимальными социальными потерями.

- Есть ли проблемы, связанные с пенсионным обеспечением занятых в госсекторе науки и образования, и как они решаются?

- Проблемы есть. Как вы знаете, пенсионное обеспечение у нас носит не отраслевой характер. Мы считаем, что необходимо разработать механизмы поддержки людей, которые готовы и даже хотели бы выйти на пенсию. Думаем, что одним из направлений может быть создание специализированных фондов, в том числе активно сейчас обсуждаемых endowment, которые, на мой взгляд, позволят не только заниматься созданием альтернативных источников финансирования профессиональной научной деятельности, но и решать некоторые социальные проблемы. Во всяком случае, мы в министерстве рассматриваем такие варианты и, я надеюсь, вместе с академией подготовим предложения. Сначала надо принять принципиальное решение о создании такого типа фондов, а затем, возможно, будут отработаны дополнительные механизмы использования части этих средств на поддержку ученых, которые собираются выйти на пенсию. Сегодня таких возможностей нет. Я считаю, что ближайшие два с половиной года - это достаточный срок для того, чтобы эти решения были подготовлены и приняты.

- Одним из самых волнующих вопросов для вузовской общественности сейчас является вопрос создания национальных университетов, которые получат мощную финансовую поддержку на федеральном уровне. Можно ли рассматривать новые университеты как экспериментальные полигоны, которые будут определять вектор развития высшего образования страны?

- Для начала надо сказать, какие проблемы в профессиональном образовании, в высшей школе сейчас наиболее острые. Главное - это несоответствие между тем, что надо экономике, науке, социальной сфере, вообще обществу, и тем, что делает высшая школа. Второе: мы должны обеспечить соответствие нашего сегодняшнего образования завтрашним запросам, то есть ориентироваться на будущее. Наконец, третья проблема - это люди, которые эти новые технологии смогут применять, которые в рамках новых подходов и новых технологий будут способны давать новые знания. Таков круг задач на сегодня. Судя по внешним отзывам, по реакции студентов, выпускников, сейчас эти задачи решаются очень средне. Поэтому, опробовав некоторые идеи с помощью федеральной программы развития образования, мы предложили в рамках национальных проектов запустить несколько пилотных. Один из них - национальные федеральные университеты в двух округах. Почему были выбраны эти округа? В каждом из них по разным причинам очень специфические требования рынка труда. В Сибири, в Красноярске, недостаток рабочей силы, на юге, в Ростове, - переизбыток. И там, и там мы должны за счет системы образования адаптировать внешние запросы рынка труда к тому, как мы готовим молодых специалистов, и за счет этого изменить и экономическую, и социальную ситуацию в этих регионах.

- Неоднократно заявлялось, что цель конкурса по поддержке инновационных программ - не только финансовая поддержка вузов. Вторая задача, может быть, даже более амбициозная - определение критериев отбора лидеров в сфере высшего образования в стране.Можно ли говорить о том, что система оценки и ранжирования высших учебных заведений уже складывается?

- Такая система сформируется в результате работы экспертной комиссии уже к 26 мая - это окончательный срок объявления результатов конкурса, но, я думаю, критерии оценки будут корректироваться по мере необходимости с учетом результатов первого этапа конкурса.

На конкурс было подано 200 заявок. Это означает, что по крайней мере две сотни вузов ориентированы на свое развитие, поскольку с самого начала из жестких конкурсных условий понятно, что это не просто раздача денег. И они готовы на внутренние изменения для того, чтобы поменять качество образования. Часть заявок представляют собой целые проекты, принципиально новые программы развития, которые позволят в случае их поддержки обеспечить вузу-заявителю новое качество обучения, новое качество интеграции образования с наукой, новое качество рынка образовательных услуг. То, что мы получили несколько десятков таких предложений, означает, что высшая школа сегодня готова к преобразованиям.

- Если говорить о механизмах господдержки научной и инновационной деятельности, насколько, на ваш взгляд, эффективны существующие научные фонды и целесообразно ли создавать новые?

- Научный фонд - это, несомненно, эффективный инструмент поддержки научных исследований как фундаментальных, так и прикладных, но точно так же можно утверждать, что это не исчерпывающий инструмент. Исчерпывающих инструментов не существует. Должен быть комплексный подход. Наука многообразна, и инструменты должны быть многообразны. Если мы говорим о брендах, то мы должны говорить о базовом финансировании, а если мы говорим о приоритетах, то мы должны говорить о каких-то специализированных, целевых программах. Такая мозаика очень важна, и я не понимаю борьбы с пеной у рта между сторонниками научных фондов и их противниками. Сегодня абсолютно ясно, что без фондов поддержка науки немыслима, но точно так же немыслимо всю поддержку обеспечивать через фонды.

- Среди механизмов господдержки науки все большее развитие получает система финансирования по федеральным целевым программам. Каких результатов удалось добиться при реализации ФЦНТП "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники"? На каких принципах будут строиться целевые программы в будущем?

- За последний год мы качественно изменили подход к федеральной целевой программе "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники". Во-первых, мы увеличили программу за счет внепрограммных денег. Во-вторых, резко увеличили минимальную сумму контракта, уменьшив количество контрактов. Изменили требования к этим контрактам, введя понятие комплексных проектов. Мы по-другому организовали работу, создав научно-координационный совет и рабочие группы, в которые вошли и ученые, и чиновники, и бизнесмены. Вспомните, на общем собрании Академии наук год назад половина претензий была связана с тем, что деньги идут непонятно куда и непонятно, как это все организовано. Сегодня таких разговоров гораздо меньше. Конечно, претензии есть, но отношение поменялось. Потому что мы абсолютно прозрачны, мы всем показали, что сделано на эти деньги и что будет сделано еще. Логика будущей программы будет сохранена.

- С того момента, как была предложена и обсуждена стратегия модернизации госсектора российской науки, прошел год. Что изменилось за это время во всех сегментах российской науки?

- Во-первых, изменилась тональность взаимодействия власти с научным и вузовским сообществом. Много в этом направлении сделали и руководство Академии наук, и академические профсоюзы. Это не значит, что нет противоречий. Они есть. Но по всем направлениям есть прогресс. Разве год назад академия могла взять на себя обязательство провести сокращение бюджетных ставок на 20%? А сегодня академия вместе с министерством, вместе с профсоюзами берет на себя ответственность по оценке эффективности труда ученых, по инвентаризации имущественного комплекса и по его реформированию. Это все вещи, которые год-полтора назад даже не воспринимались всерьез!

С другой стороны, конечно, важно, что мы, выступая от имени государства, заявляем о приоритете фундаментальной науки, о том, что государство несет ответственность за поддержку развития фундаментальных исследований. Кроме этого, надо помнить, что работа над Постановлением по совершенствованию системы оплаты труда научных работников велась в тесном контакте с Министерством финансов и без поддержки Минфина этот документ никогда бы свет не увидел. Таким образом, произошли серьезные организационные изменения. Я думаю, что это тесно связано со вторым важным изменением: стало больше доверия. Доверия ученых и вузовской общественности к власти и доверия власти к Академии наук и вузовскому сообществу.

Считаю очень важным, что мы реально оценили качество нашего образования. Мы прекратили разговоры о том, что наша система образования лучшая в мире. Сейчас все поняли, что проблемы есть, проблемы серьезные, и все озадачены тем, как эти проблемы решить. Представьте, в Красноярске речь идет о слиянии шести вузов, и ректоры этих вузов, которые прекрасно понимают, что предстоит ликвидация юридических лиц и ректор останется только один, однозначно выступают за объединение!

Тут же стоит отметить еще один позитивный сдвиг: в большинстве регионов местные власти очень серьезно относятся к проблемам не только общего образования, но и высшего образования, ответственность за которое формально лежит на федеральном уровне. Есть и некоторые формальные изменения. За последние два года средний возраст ректоров вузов, которые подчинены Рособразованию, уменьшился с 63 до 55 лет. Это означает, что постепенно появляются молодые заведующие кафедрами и ведущие профессора.

Таким образом, несмотря на огромное количество нерешенных еще вопросов, перемены есть. И главное, сегодня очевидно, что у всех есть желание и готовность эти вопросы совместно решать.

***

Государство и наука: способы взаимодействия

Эффективное развитие науки невозможно без участия государства. О механизмах государственной поддержки научно-технической и инновационной деятельности говорит статс-секретарь - заместитель министра образования и науки Российской Федерации Дмитрий ЛИВАНОВ.

Для поддержки государственного научного сектора государство использует несколько механизмов. Это научные фонды, целевые программы, элементы законодательства, в том числе налоговые льготы и преференции, развитие инфраструктуры.

В России уже довольно давно действуют фонды, которые финансируют фундаментальные исследования. Это Российский фонд фундаментальных исследований и Российский гуманитарный научный фонд. Позиция министерства состоит в том, чтобы увеличивать объемы финансирования этих фондов. Мы считаем, что именно финансирование через научные фонды обеспечивает поддержку наиболее эффективно работающих отдельных ученых, научных групп и научных организаций. Но одновременно с этим, безусловно, нужно обеспечить выполнение четких и понятных правил - проведение экспертизы, связанной с финансированием и с отбором проектов, информационная открытость. То есть существенное увеличение доли финансирования через фонды должно быть обусловлено улучшением деятельности самих фондов. При этом очень важно создать механизм, реально увеличивающий независимость этих фондов как от государственных структур, так и от различных научных корпораций, в том числе и Академии наук. Экспертное сообщество, объединяющее в себе представителей как Академии наук, вузовского сообщества и других научных организаций, так и представителей научной российской диаспоры, должно иметь определяющий голос при отборе тех проектов, которые достойны получить финансирование.

В сфере инновационной деятельности, коммерциализации разработок сегодня фактически есть только один активно работающий научный фонд - это Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. И мы считаем, что деятельность этого фонда очень позитивна и нужно ее расширять, масштабировать и на федеральном, и на региональном уровне.

Наряду с теми фондами, которые уже работают, мы считаем абсолютно правильным и целесообразным обсуждать возможность организации новых фондов. Кроме этого, безусловно, нужно создавать венчурные фонды, фонды прямых инвестиций в высокотехнологичные компании. И это сейчас активно делается. Созданы несколько региональных венчурных фондов, и сейчас прорабатывается вопрос о создании Фонда фондов, который будет капитализировать венчурные фонды - отраслевые, региональные и так далее.

Очень мощный инструмент - федеральные целевые программы. Сейчас, когда бизнес проявляет недостаточную инновационную активность и когда спрос на разработки со стороны бизнеса еще низок, необходимо стимулировать этот спрос, используя механизм софинансирования исследований и разработок из федерального бюджета и из средств частного бизнеса. И инструмент федеральных целевых программ является для этого довольно адекватным, во всяком случае, Федеральная целевая научно-техническая программа, которая реализуется в Федеральном агентстве по науке и инновациям, за последние два года продемонстрировала свою эффективность. Сегодня разрабатывается новая программа, программа следующего поколения, которая будет реализовываться начиная с 2007 года. В ней сделан ряд новых акцентов, среди которых я отмечу стимулирование создания негосударственных научных организаций и существенное увеличение инвестиционной компоненты, в том числе в обновлении приборной базы. При этом мы считаем очень важным сохранить преемственность и логическую эволюцию программ.

С точки зрения повышения инновационной активности бизнеса, и в первую очередь инвестиций в НИОКР, очень важно налоговое стимулирование. Сегодня расходы бизнеса на НИОКР у нас в разы меньше, чем в странах - технологических лидерах. И это одна из главных проблем, которые вызывают торможение инновационного развития. Нам нужно сделать так, чтобы налоговая система обеспечивала привлекательность инвестиций в НИОКР для компаний. Здесь предлагается целый ряд новаций. Мы достигли согласия с Минэкономразвития по поводу первоочередных мер, которые необходимо осуществить, может быть, уже в этом году. Прежде всего дать компаниям право списывать весь объем расходов на НИОКР в течение одного года, а не двух, как это существует сегодня. Распространить нулевую ставку НДС при проведении НИОКР по заказу хозяйствующих субъектов на все организации, которые выполняют НИОКР, а не только на научные организации или образовательные учреждения. Мы обсуждаем также такой механизм, как приростная налоговая льгота - это льгота, которая дается компаниям, демонстрирующим высокую динамику своих расходов на НИОКР. И, наконец, увеличение сверхускоренной амортизации и инвестиционной премии по новому оборудованию. Но, обсуждая все эти меры, нам нужно очень тщательно оценить возможный отклик на них со стороны компании и выбрать только те из них, которые будут эффективны с точки зрения повышения инновационной активности предприятий. Кроме того, важно вписаться со всеми этими мерами в общий контекст налоговой реформы, которая сегодня осуществляется. Без выполнения этого условия все предложения не будут иметь перспективы.

Если говорить об инфраструктуре инновационной деятельности в целом, то здесь есть целый ряд инструментов, и один из наиболее важных - это, конечно, законодательство. Безусловно, всем ясно, что нужны определенные изменения в законодательстве, которые обеспечили бы стимулирование инновационной деятельности и переход к более либеральному режиму, связанному с использованием интеллектуальной собственности, результатов научно-технической деятельности, созданных за счет федерального бюджета. Сейчас идет активная работа над IV частью Гражданского кодекса. Те новации, которые заложены в проекте этой части, как раз направлены на более активное вовлечение в экономический оборот результатов интеллектуальной деятельности, созданных за счет средств бюджета.

Государство уделяет очень пристальное внимание созданию инфраструктуры национальной инновационной системы, причем на самых разных уровнях. Запущена программа создания особых экономических зон, и здесь очень важно, чтобы успешно заработали первые технико-внедренческие зоны, которые тесно сотрудничали бы с ведущими научно-образовательными организациями, вовлекая их в инновационный бизнес. Активно создается сеть центров трансфера технологий, инновационных технологических центров, технопарков, и сейчас есть политическая воля к тому, чтобы государственные инвестиции в эти объекты были существенно увеличены.

При этом нельзя не отметить, что реализуемый сегодня сценарий целенаправленной модернизации государственного сектора науки, оптимизации его состава и структуры, модификации подходов к управлению и финансированию государственных научных организаций столкнулся с активным противодействием ряда групп. Это прежде всего:

руководители и коллективы низкорезультативных, утративших научный потенциал научных организаций, опасающиеся как ликвидации своих организаций по результатам оценки, так и расширения применения конкурсных процедур при распределении бюджетных средств;

руководители научных организаций, которые привыкли пользоваться статусным государственным финансированием и бесконтрольно распоряжаться "коммерческой рентой" от использования государственной собственности;

профсоюзные структуры, которые сегодня живут по принципу "чем хуже, тем лучше", поскольку их авторитет основан на эксплуатации недовольства, которое накопилось за многие годы у работников науки в связи с низким уровнем оплаты труда.

Промедление с реализацией всего комплекса предлагаемых мер, даже при существенном увеличении расходов на науку, ускорит процессы системной деградации российской науки, расстройства ее системообразующих связей с экономикой и обществом, невосполнимого массового исхода из науки наиболее дееспособной части научного сообщества. Вектор государственной политики по отношению к науке состоит в опоре не на охранительные умонастроения научной геронтократии и "прикормленных" ею профсоюзных активистов, а на созидательные устремления производительной части научного сообщества.

***

Наладить конвейер

КПД науки будет расти, если удастся создать сбалансированную систему стимулирования инноваций. В этом убежден член правления Фонда "Открытая экономика" Константин КИСЕЛЕВ.

Я очень опасаюсь, что истинные цели модернизации научно-технологического сектора российской экономики могут оказаться "заболтанными" бесконечными разговорами. Наука, оторванная от экономики, наука сама по себе, как некий "чистый" предмет человеческого интеллекта, не имеющий реальной связи с материальным производством, даже будучи формально продуктивной, не обеспечит технологического превосходства России в глобальном мире. Наоборот - сколько угодно. У нас гигантское количество любых ресурсов, а из значимых мировых экономических результатов можно упомянуть лишь капитализацию Газпрома и размеры валютных резервов.

Вопрос заключается в том, возможно ли при отсутствии жесткого администрирования экономики наладить конвейер, на котором некоммерческие научные результаты, оплаченные всем обществом, становятся технологией, инновацией, товаром, имеющими совершенно конкретных собственников. Мой ответ на этот вопрос - нет, не возможно, если мы сохраним административно-феодальную систему отношений между субъектами научно-инновационной деятельности. Только ведомственный характер управления и финансирования научной деятельности, при котором бюджет постоянно тянет бессмысленную ношу орошения "научного болота", не решит задач, поставленных президентом. Единственный вариант достижения результата - создание взаимосвязанной системы финансирования НУЖНОГО, где уживаются целевые программы и инициативные проекты, большие страновые приоритеты и малый венчур. Все предпосылки есть: действуют фундаментальные фонды, набирает обороты целевое финансирование по линии Роснауки, активно развивается "малая" наука. Целевые госпрограммы и научно-технологические бюджетные и внебюджетные фонды при надлежащем уровне прозрачности отчетности и экспертизы проектов способны, во-первых, выполнить роль непредвзятого селекционера и, во-вторых, стать связующим и стимулирующим элементом того самого инновационного конвейера, о котором я говорю. И что очень важно, именно через фонды можно финансировать закупки современного научного оборудования. Надо дать фондам денег и ротируемых руководителей.

Экономике, то есть людям, нужен результат, а не разговоры про "ведущую роль" и "мировой уровень" российской науки. Я их сам наслушался еще в советское время, когда под эти лозунги в головных советских НИИ разбирали японские бытовые приборы, чтобы изготовить кривые аналоги.

***

Науке - налоговые льготы

Недавно общественности был представлен пакет законодательных инициатив "Инновационная Россия", направленных на форсированное продвижение России к экономике знаний. В числе разработчиков законопроекта - председатель Национального совета по оценочной деятельности И.Грачев, депутаты ГД О.Дмитриева и С.Колесников, депутат ГД, лауреат Нобелевской премии Ж.Алферов. О проекте рассказывает Иван ГРАЧЕВ.

Поправки к Налоговому кодексу всегда проходили очень тяжело. Но когда они уже упакованы в оформленную идею, как в свое время национальный проект "Доступное жилье", это позволяет преодолеть сомнения Минфина. Я думаю, что вероятность того, что Законодательный проект "Инновационная Россия" станет одним из следующих национальных проектов, - 90%. Это сформированный законодательный проект, включающий в себя законы по интеллектуальной собственности, базовые и налоговые законы. С моей точки зрения, это уже готовая основа проекта инновационной России, содержащая почти все, что нужно для того, чтобы действительно качественно изменить ситуацию в стране.

Нет сомнений, что изменить сырьевую экономику страны не удастся, если не будет мощнейшего перераспределения ресурсов. И очевидно, что в ближайшее время рассчитывать можно только на косвенное перераспределение - налоговые и таможенные преференции. Предложенный пакет состоит из 15 законов. Мы начали с уже опробованных в нашей стране мер. Это льготы по налогам на землю для инновационных предприятий, по налогу на прибыль в части вложений в науку, НИОКР и т.д., по налогу на амортизацию, по покупке и завозу оборудования для НИОКР.

Когда я слышу разговоры о том, что с введением налоговых льгот для научных учреждений якобы все предприятия сразу станут называться научными, я хочу напомнить, что когда была принята поправка о господдержке малых предприятий, Министерство финансов не смогло предъявить статистику по мошенникам, злоупотребившим этим законом. Никаких доказательств того, что вдруг все массово начали пользоваться этими льготами, нет. Это теоретическое опасение не основано на реальной российской практике.

В Президентской администрации потихоньку появляются толковые, разумные люди, которые при давлении со стороны науки, регионов начали понимать, что подобный законопроект действительно достоин статуса национального проекта, что это действительно может качественно изменить экономику страны. Существенно, что вокруг этого проекта сразу собрались интересные люди из области науки. Они, во-первых, потихоньку начали консолидироваться, и во-вторых, более четко стали выражать свое мнение.

Мы будем стараться, чтобы наиболее важные пункты одобрили в Госдуме и в правительстве. Что-то может не пройти, но важно, чтобы какая-то брешь была проломлена. Я думаю, что базовый закон о государственной инновационной политике максимально сузят, но примут. Думаю, что пройдут некоторые вещи, касающиеся земельных льгот и налога на прибыль. Не уверен, что сейчас пройдет что-то по НДС, поскольку вокруг этого большие споры. У пунктов о благотворительности, вложениях сторонних доноров в научные исследования, мне кажется, тоже неплохие шансы на прохождение.

Главное, сейчас крайне важно понять, что если в скорейшем времени не сделать мощных налоговых преференций тем, кто из знаний делает деньги и превращает знания в товар, то все попытки построить в стране экономику знаний вылетят в трубу.

***

Снижая угрозу стихии

На территории России регистрируется множество климатических аномалий и ожидаются значительные последствия глобального потепления. Этой проблемой занимаются ученые Российской академии наук, создающие модели возможных изменений климата.

О такой аномалии, как засуха, слышал каждый. Но мало кто знает, что у этого природного явления бывают разные режимы и типы. Скажем, есть засухи атмосферные или метеорологические, есть почвенные. Изучение таких режимов - одна из частей проекта, который реализуют ученые Института физики атмосферы им. А.М.Обухова Российской академии наук (ИФА РАН) в рамках Федеральной целевой научно-технической программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям науки и техники на 2002-2006 годы".

В 2005 году по инициативе заведующего лабораторией теории климата ИФА РАН члена-корреспондента РАН Игоря Мохова начата разработка сценариев возможных изменений климата с оценкой региональных последствий различных воздействий для российских регионов при учете углеродного цикла. Дело в том, что основным антропогенным фактором глобальных изменений считается увеличение в атмосфере содержания углекислого газа. В настоящее время в большинстве климатических модельных расчетов, в том числе тех, на основе которых сделаны выводы международной группы экспертов, при определении скорости парникового потепления задаются сценарии содержания в атмосфере углекислого газа. При более реалистичных расчетах необходимо учитывать углеродный обмен между компонентами климатической системы и его изменения. Изучение взаимодействия нового блока с атмосферой, океаном, сушей и биосферой позволяет дать более адекватную оценку возможных последствий.

Конкурс, объявленный Роснаукой, оказался очень кстати. Предложенная Игорем Моховым тема превратилась в проект "Разработка сценариев изменения климата на территории России с учетом углеродного цикла в живой и неживой природе и антропогенных воздействий для оценки рисков, потенциальных угроз и возможностей". Ранее сотрудниками ИФА РАН была разработана глобальная модель, позволяющая рассчитывать возможные климатические режимы при различных сценариях изменения содержания в атмосфере парниковых газов, но она не учитывала углеродный цикл.

В рамках проекта удалось собрать группу исследователей ключевых организаций страны, работающих в области моделирования климата. В Институте вычислительной математики (ИВМ) РАН под общим руководством академика Валентина Дымникова развивается модель общей циркуляции атмосферы и океана. Модель регионального климата разработана в Главной геофизической обсерватории (ГГО) им. А.И.Воейкова, возглавляемой профессором Валентином Мелешко. В проекте также участвуют сотрудники Института океанологии им. П.П.Ширшова. Используются результаты совместных исследований с коллегами из Франции, Германии, Великобритании.

Работа проводится в несколько этапов. На первой стадии существенное значение имели разработка блоков углеродного цикла, их верификация и включение в общую структуру климатических моделей ИФА РАН и ИВМ РАН. Для более детальных оценок тестировалась региональная модель ГГО. В настоящее время проведены модельные расчеты для режимов XX века, в том числе для характеристик углеродного обмена между различными компонентами земной системы. Получены интересные результаты, свидетельствующие об усилении к концу XX века роли наземных экосистем в регулировании стока углекислого газа из атмосферы. В XXI веке, судя по проведенным расчетам, следует ожидать ослабления эффективности углеродного стока в наземные экосистемы и увеличения чувствительности климата к антропогенным воздействиям по сравнению с модельными оценками без учета углеродного цикла. Сделаны количественные оценки относительной роли различных факторов современных изменений климата.

Однако, как и в любом хорошем начинании, ученым приходится сталкиваться с рядом проблем. При попытках построить более детальную модель все блоки должны быть на одном уровне точности, поэтому любой добавленный компонент необходимо согласовывать со всеми составляющими системы. Осложняет работу недостаток надежных глобальных и региональных данных для важных переменных климатической системы. Не спасает и спутниковая информация. Поэтому, по мнению И.Мохова, в рамках подобных проектов целесообразно было бы иметь возможность командировок не только внутри России, но и за рубеж, в частности, для участия в международных конференциях. Желательно также, чтобы финансирование не было смещено в последние месяцы года.

Работа по проекту продлится до конца 2006 года. В ходе исследований учеными будут даны количественные оценки возможных изменений климата для регионов России при разных сценариях. Детальные региональные расчеты будут сделаны на период до конца XXI века. На данном этапе об экономической выгоде разработки говорить рано, ведь это научно-исследовательская работа, точнее, ее первые этапы. Тем не менее полученные данные уже можно использовать, например, для оценки изменения режимов засух и вероятности пожаров.

Сегодня России необходимо иметь аргументированные расчеты глобальных изменений климата и их региональных последствий. И это уже не только научная проблема, а задача национальной безопасности. Это требуется для адекватного обсуждения и принятия решений на государственном уровне глобальных проектов и конвенций типа Киотского протокола. Детальные оценки предполагаемых изменений климата для разны регионов России должны помочь в предупреждении нежелательных последствий и в подготовке к реализации открывающихся перспектив.

***

Ваше мнение?

Какие изменения в госсекторе науки, произошедшие за последние один-два года, вас порадовали, а в чем они не соответствуют вашим, ожиданиям?

Михаил АЛФИМОВ, директор Центра фотохимии РАН:

Лед уже тронулся

За последний год появился инструмент, с помощью которого российское государство строит отвечающую мировому уровню систему спроса на науку, - Федеральная целевая программа "Исследования и разработки по приоритетным направлениям науки и техники". Впервые создан механизм, где с участием научного сообщества формируется обеспеченный деньгами государственный заказ на целевые фундаментальные и прикладные исследования и опытно-конструкторские разработки. Это означает, что ученые теперь лучше понимают, что нужно государству, видят приоритеты, знают, что государство учится заказывать научные разработки. Выбранная система достаточно сложна, она построена так, как это делается во всем мире. В основу положен конкурсный отбор, в рабочих группах, формулировавших госзаказ, участвовали не чиновники, а научное экспертное сообщество, инженерное сообщество, бизнес. На мой взгляд, выстроенная система может обеспечить эффективное развитие науки в нужном государству направлении. Это важнейшее достижение последнего года.

Что пока не получилось? На мой взгляд, научное сообщество слишком медленно реагирует на вызовы времени. Академия наук, которая производит в России большую часть нового знания, пока не выработала инструменты, дающие ей возможность быстро реагировать на потребности государства, быть для него советником при принятии стратегических и тактических решений. Однако ситуация не безнадежна, и, глядя изнутри, кажется, что лед уже тронулся.

Сергей ВАРТАПЕТОВ, директор Центра физического приборостроения:

По-прежнему одни проблемы

Наметилось оживление. Оно объясняется тем, что в науку пошло несколько больше финансирования. В основном это связано с оборонными программами. Но как человек, который занимается приборостроением, я интересуюсь, как выделяется финансирование на приборы. И в этой части оно ограничено. К сожалению, я часто сталкиваюсь с тем, что мои изделия не берут только потому, что научным организациям для обновления приборной базы чаще выделяют валюту, как бы заставляют покупать иностранное оборудование и не разрешают покупать российское.

К сожалению, ничего пока не подвинулось к инноватике. Есть ряд решений по этому направлению, но нет никаких конкретных действий. Совершенно очевидно, что переход на инновационную экономику - генеральная линия для нашей страны. Но наша экономика все еще ориентирована только на экспорт сырья. В инновационном бизнесе по-прежнему никаких изменений, по-прежнему одни проблемы - таможенные, налоговые, инфраструктурные. Инновационной фирме негде даже снять помещение в аренду. У нас в Троицке это можно сделать (как, впрочем, и во многих других местах) только у институтов, у которых арендовать себе дороже, потому что все время меняются правила игры. Сейчас предпринимаются попытки запуска особых экономических зон, я связываю с этим определенные надежды. Никак не сдвигается проблема строительства технопарков. Три года идет разговор о строительстве в Троицке технопарка и бизнес-инкубатора. Но большая часть земель здесь - в управлении РАН. А РАН категорически отказывается отдать территорию. Даже если академия и была бы не против, то все равно не запущены соответствующие механизмы; каждое ведомство отстаивает только свои интересы. К сожалению, после выступления президента в 2004 году не сделано абсолютно ничего. Хотя все, что обсуждается, - абсолютно правильно, я в этом глубоко уверен.

Михаил ФЕДОРОВ, ректор Санкт-Петербургского государственного политехнического университета:

Плюсы перевешивают

На мой взгляд, правильнее было бы говорить не о реформе, а о модернизации системы высшего образования. Заметны положительные сдвиги - улучшилось финансирование высших учебных заведений, в частности, оснащение учебным оборудованием и поддержание материально-технической базы. Явно повышается материальное обеспечение профессорско-преподавательского состава, ежегодно увеличивается заработная плата. Есть положительные моменты в части создания новых методических систем, повышающих возможность мобильности преподавания - это координация учебных планов и так далее.

Среди недостатков в первую очередь следует отметить возрастающее ограничение экономической самостоятельности университетов. Я имею в виду многоуровневую систему контроля расходов средств из федерального бюджета, необходимость проведения котировок, тендеров на сравнительно небольшие (60-250 тыс. рублей) государственные контракты. Усложняют работу вузов огромное количество контролирующих комиссий, рост бюрократического аппарата на местах.

Еще одна проблема - все меньше и меньше становится молодежи. Этот фактор осложнит будущее вузов, возрастет конкуренция на рынке высшего образования.

Но если положить на весы положительные и отрицательные моменты, ясно, что первые явно перевешивают. Это основная тенденция последних двух лет в системе высшего образования.



Подразделы

Объявления

©РАН 2021