НАСТРОЕНЫ НА КОНСТРУКТИВ

12.04.2013

Источник: Поиск, Надежда Волчкова

Ученым жаль времени на перепалки

Что будет с надбавками за ученые степени? Стоит ли делить на части Министерство образования и науки? Как бороться с плагиатом, не допуская очернения добросовестных ученых? На эти и другие вопросы ответили журналистам вице­президент РАН Александр Некипелов и заместитель главного ученого секретаря Президиума академии Владимир Иванов на пресс­конференции в РИА Новости.

Владимир Иванов рассказал об итогах реализации “Программы фундаментальных исследований государственных академий наук на 2008­2012 годы”. Координационный совет программы недавно отправил Правительству РФ отчет о ее успешном выполнении. Результаты работы госакадемий за каждый год и всю пятилетку опубликованы на сайте РАН.

Журналисты поинтересовались, как руководство Академии наук относится к подготовленным Минобрнауки проектам законодательных актов, отменяющих, в частности, надбавки за ученые степени и вводящих возрастной ценз в 60 лет на занятие руководящих должностей. “Мы не собираемся отказываться от степенных выплат”, ­ заявил Александр Некипелов. Поскольку об исключении из финансирования РАН выделявшихся на эти надбавки средств речи не идет, академия, скорее всего, продолжит выплачивать их своим сотрудникам даже в случае отмены этой практики на федеральном уровне. “Мы убеждены, что доплаты за степени не атавизм, а хороший стимул для роста ученых”, ­ подчеркнул он.

Факт внесения в законодательство положения о возрастном цензе на занятие руководящих должностей в академии одобряют. Академик Некипелов сообщил, что раньше в РАН существовал предел по возрасту для руководителей ­ 70 лет. Но из нового устава это положение как противоречащее Конституции было исключено по указанию правового управления правительства, что принесло академии много проблем. В результате средний возраст ее руководящих кадров “пополз” вверх.

“Возрастной ценз можно установить только законодательно, и в этом смысле Минобрнауки действует правильно, ­ продолжил вице­президент РАН. ­ Однако содержательно предложение министерства выглядит странно. Для госчиновников возраст нахождения в должности увеличивается до 70 лет, в вузах ограничения до 65 лет действуют только для ректоров и проректоров. А в научных организациях для всех руководителей и заместителей руководителей подразделений, начиная с заведующего сектором, вводится предельный возраст в 60 лет. Если такая формулировка пройдет, это станет мощнейшим ударом по академии и науке в целом!”.

По словам Александра Некипелова, руководство РАН направило в Минобрнауки свои соображения по этому вопросу, предложив вводить ограничения не по возрасту, а по количеству сроков нахождения на руководящем посту.

Представители СМИ конечно же не прошли мимо конфликта между Минобрнауки и РАН. Что нужно сделать для восстановления нормальных отношений, поинтересовались журналисты. “Все очень просто: начать нормально сотрудничать, ­ ответил вице­президент РАН. ­ Нам давно известны и особенности характера министра, и его желание превратить академию в клуб ученых. Мы относились к этому спокойно, даже когда у него вошло в привычку оскорблять руководство РАН, распространяться насчет противостояния бюрократической верхушки академии и научного пролетариата в духе теории классовой борьбы.

Но когда он заявил, что вся наша организация бесперспективна, люди в ней недееспособны, а атмосфера не благоприятствует научному творчеству, это не могло остаться без ответа. Возьмите любой показатель, и вы увидите, что академический сектор науки ­ самый эффективный в стране. Почему против него в последние годы ведется активная борьба, мы понять не можем. Тем не менее академия выступает и будет выступать за конструктивную совместную работу”.

Отвечая на вопрос о том, как в руководстве РАН относятся к предложению академика Жореса Алфёрова о выделении из профильного министерства исполнительного органа, отвечающего только за развитие науки, академик Некипелов подчеркнул, что академия не формулирует официальных предложений по структуре правительства.

“Но когда нас спрашивают, мы высказываем свои соображения и, в частности, о том, что видим логику в разделении министерства, ­ добавил он. ­ Утверждения, что высшая школа и академические организации не могут эффективно функционировать по отдельности, которые ведут сторонники “раскассирования” РАН и присоединения ее институтов к вузам, представляются нам откровенной ерундой. Подготовка кадров и получение новых знаний, конечно, взаимосвязанные процессы, но это не основание организационно объединять занимающиеся этими видами деятельности структуры. Вузу, которым руководил министр, присоединение Института металлургии и материаловедения им. А.А.Байкова РАН, безусловно, добавит авторитета и решит все вопросы с публикациями, но для науки в целом это станет серьезной потерей, поскольку разрушит общую институциональную среду”.

Была на пресс­конференции затронута и тема плагиата в науке, правда, рассматривалась она в необычном ракурсе. Представителей РАН попросили высказать свое мнение по поводу появившейся в Интернете информации о том, что у члена Общественного совета при Минобрнауки и активного борца с плагиатчиками Михаила Гельфанда не все чисто с докторской диссертацией.

Ситуацию вокруг работы этого ученого Александр Некипелов комментировать отказался, но отметил, что иногда под видом борьбы с плагиатом сводятся счеты с оппонентами. В качестве примера он привел свою историю, рассказав о том, как группа, в которую входил М.Гельфанд, всеми правдами и неправдами пыталась доказать, что монография Некипелова является компиляцией западных учебников. Травля не прекратилась даже сейчас, когда специально созданная из ведущих российских экономистов комиссия дала заключение о необоснованности этих обвинений и в поддержку академика Некипелова выступило несколько известных зарубежных ученых.

“Тем не менее некоторые люди, не являющиеся специалистами в экономике, до сих пор говорят и пишут о том, что я плагиатор, как о доказанном факте, ­ отметил вице­президент РАН. ­ Не исключаю, что по мере приближения академических выборов эта кампания будет шириться. Грустно, что научное сообщество не брезгует применением такого рода методов”.

Владимир Иванов добавил, что использование автоматической системы проверки научных работ на плагиат имеет ограничения, поэтому нельзя немедленно “выбрасывать” полученные с ее помощью данные в открытую печать. “Программа “Антиплагиат” может только сравнить научные работы и найти определенное сходство между ними, окончательную же оценку должны давать квалифицированные люди, а не дилетанты”, ­ заявил В.Иванов.



©РАН 2019