Тунгусский метеорит: не антивещество, а комета

26.06.2008

Источник: Новая газета, Ким СМИРНОВ



Через четыре дня "загадке века" - Тунгусскому метеориту ровно век

А сегодня в главном здании РАН на Ленинском проспекте открывается международная научная конференция "100 лет Тунгусскому феномену: прошлое, настоящее, будущее". Два из более ста ее докладов в содружестве с зарубежными коллегами сделают Е. Колесников и его жена, Н. Колесникова.

Мой собеседник - Евгений КОЛЕСНИКОВ, руководитель изотопной лаборатории кафедры геохимии геологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.

- Евгений Михайлович! Хрестоматийны уже сведения о том, что 30 (по новому стилю) июня 1908 года над центром Евразии пролетело по небу огненное чудище. Потом - ослепительная вспышка, мощнейший взрыв в районе Подкаменной Тунгуски, лесные пожары, вывал деревьев в тайге, дневное (ночью!) небо над огромными пространствами, серебристые облака...

Дальше - разноголосица. Что это было? Космическое природное тело (метеорит, комета, пылевое облако, антивещество)? Инопланетный аппарат?... Когда же, наконец, наука ответит на этот вопрос? Через 10 лет? 100? Или - никогда?

- Она на него уже ответила. Это была встреча Земли с относительно небольшой, массой всего в миллион тонн, кометой. Небольшой ее можно считать потому, что бывают кометы, встреча с которыми вообще несет гибель всему человечеству, - в сотни, тысячи миллионов тонн. Но ее можно считать и достаточно большой для того, чтобы мы, воспользовавшись современными анализаторами, смогли обнаружить ее следы.

Мне стало даже немного грустно, что кончилось время гипотез. Среди них ведь были такие красивые!

Остроумнее всех объяснили "тайну века" Аркадий и Борис Стругацкие в повести "Понедельник начинается в субботу". Злые языки утверждают, что это - едкая пародия на нашу родную Академию наук, которая (пародия) сегодня стала даже очевиднее ввиду заигрывания некоторых нынешних академиков, а то и руководителей РАН с чародейством, волшебством и религией.

На самом же деле это все о нем. О Тунгусском метеорите. К нам в гости пожаловали контрамоты, иногалактяне, у которых "время течет навстречу нашему". Впрочем, и течет оно не плавно, как у нас, а дискретно, скачками, шаг вперед - два шага назад.

Наземном календаре 1 июля 1908 года. Контрамоты доживают этот день до нуля часов, как и мы, земляне. Но дальше мы плавно переходим во 2 июля, а их время перебрасывает ровно на двое суток назад. Причем материально перебрасывает, вместе с их телами и космическим кораблем. Опять проживут сутки по земному времени. И снова переброс на двое суток назад. Для них действительно "понедельник начинается в субботу". На подлете к Земле 1 июля 1908 года контрамоты видят в Сибири пламя большого пожара. Проходят эти сутки, и ровно в 0 часов они переброшены в начало 30 июня.

Идя на приземление в том месте, где вчера полыхало пламя, а сегодня никакого пожара нет (любопытство заело!), иногалактяне сами вызывают пожар своими двигателями, "в которых взрывался ка-гамма-плазмоин". Но "ровно в полночь все вдруг стихло. И неудивительно. Контрамоты вступили в свой новый день - двадцать девятого июня по нашему времяисчислению".

Наутро вокруг них снова шумело море нетронутой тайги. Ну а дальше "числа пятнадцатого июня они тихо и бесшумно, используя на этот раз ничего не воспламеняющую альфа-бета-гамма-антигравитацию, снялись со странной планеты и вернулись домой". Правда, авторы не исключают и трагический исход: контрамоты все до одного погибнут, так как для них оказалась смертельным ядом слюна нашенских сибирских комаров-кровососов.

Умри, Денис, лучше не придумаешь!

Но тут в моем мозгу проснулся здравый трезвый скептицизм. И не только по отношению к версии двух наших классиков жанра, но и по отношению к тому, что больше уже не надо ничего придумывать...

- Кометная гипотеза существовала чуть ли не с первых шагов по изучению Тунгусской катастрофы. Есть ли неотразимые доказательства того, что она наконец-то разорвала ленточку финиша?

- Есть. Метеоритный вариант, по существу отпал, когда было доказано, что взрыв уничтожающей все "вещественные доказательства" силы произошел на высоте около 5-10км. В свое время, работая в лаборатории космохимии академического Института геохимии и аналитической химии, я предложил изотопный метод проверки оставшихся трех основных гипотез - аннигиляционной, ядерной и кометной.

Автор аннигиляционной гипотезы нобелевский лауреат Уиллард Либби считал, что тунгусское событие представляет собой взаимоуничтожение (аннигиляцию) земного вещества и антивещества, принесенного к нам из какой-то дальней галактики.

В обоих случаях - и аннигиляции, и ядерного взрыва - должны рождаться мощные нейтронные потоки. А были они или нет, можно проверить, измеряя количество радиоактивных изотопов на месте самого взрыва.

Нейтроны из калия и кальция при взаимодействии образуют радиоактивный изотоп аргон-39. Период полураспада у него 270 лет. То есть, появившись в результате Тунгусской катастрофы, сегодня он еще был бы "жив". И его можно уловить достаточно чуткими приборами. Эту работу мы провели при помощи достаточно чувствительных счетчиков собственной конструкции, позволяющих замерять одну десятую распада в минуту.

Для замеров выбрали места, близкие к эпицентру взрыва, где, по нашим расчетам, предполагался максимум образования изотопа аргона-39. Расплавляли образцы траппов - базальтовых пород (там же вулкан работал 240 млн лет назад!) И было доказано: в пределах погрешностей измерений аргона-39 не образовывалось. Аннигиляции не могло быть наверняка.

- Ну а как насчет атомного взрыва?

- Мы методично, планомерно, шаг за шагом, в течение двух-трех лет выясняли, оставил ли какие-либо "автографы" ядерный взрыв, если он вообще имел место. И исследовав довольно большое количество материала, доказали: взрыв не был и ядерным. Но это работы еще начала 70-х годов. Вот уже около 30 лет мы занимаемся поисками следов вещества тунгусского космического тела. Ищем изотопные и элементные аномалии в торфах.

На месте взрыва широко распространены верховые торфяники Sphagnum mscum. Они получают минеральное питание не из почвы, не из окружающих пород, а только с аэрозолями воздуха. И очень эффективным оказался метод, предложенный томичами из КСЭ (Комплексной самодеятельной экспедиции по изучению Тунгусского метеорита). Томский профессор Ю. Львов впервые предложил использовать торфяники для "опознания" того, что случилось в этих краях теперь вот уже столетие назад. Исследование катастрофного слоя торфяников показало: содержание ряда элементов в нем резко увеличено. Как раз тех элементов, которые преобладают в кометах. Эти работы мы проводим в тесном сотрудничестве с учеными из Гер мании (проф. Т. Бётгер), Китая (проф. Хоу и др. ), Италии (группа проф. Дж. Лонго).

Самое главное доказательство истинности кометной гипотезы, полученное приложением изотопного метода к тунгусской ситуации, - резкое отклонение изотопного состава легких элементов (углерода, водорода, азота) в катастрофных слоях образцов от нормальных земных условий и высокая степень корреляции этого состава с элементным составом комет.

Один из важных признаков того, что это вещество было космическим, - увеличение концентрации платиноидов. Главный здесь элемент - иридий. Он в наших анализах дает очень четкую аномалию. Дело в том, что иридий в 20 тыс. раз более распространен в кометах и метеоритах, чем в породах земной коры. Мы ожидали эту аномалию. Но ведь надо было ее обнаружить, показать, доказать. И тут нам огромную помощь оказали нынешний зам. председателя Комитета по метеоритам РАН проф. М. Назаров, его сотрудники Л. Барсукова и М. Корина.

С изучением Тунгусского феномена связан поистине выдающийся личностный ряд, в котором удачно сочетаются энтузиазм первопроходцев и сильный интеллектуальный потенциал настоящих ученых. Г. Астапович, Н. Васильев, В. Вернадский, Б. Вронский, С. Григорян, П. Драверт, И. Зоткин, С. Королёв, Е. Кринов, A. Луначарский, С. Обручев, Г. Плеханов, К. Станюкович, B. Фаст, Н. Федоров, В. Федынский, К. Флоренский, В. Фесенков, К. Янковский...

Стоп. Всех все равно не перечислишь - сотни имен. Но одно имя в ряду по праву должно быть названо первым.

Когда говорят: тропа Кулика, это воспринимается как некий символ. Но это не символ, не образное выражение. Так действительно называется тропа от Ванавары к Пристани на реке Хушмо, вдоль ручья Чугрим, мимо Южного болота, до заимки у подножия горы Стойковича. Называется в честь человека, который прошел ее первым. Здесь, в избе на заимке, был штаб его предвоенных экспедиций.

Леонид Алексеевич Кулик. Личность неоднозначная: одновременно и противоречивая, и фанатично цельная, но при этом прежде всего фанатично преданная науке. Что и отметил в своем "Дневнике 1935-1941 гг. " , впервые опубликованном всего два года назад, академик В. Вернадский. Еще на заре XX века во время одной из своих экспедиций Владимир Иванович принял участие в судьбе Кулика, пригласив семнадцатилетнего - из ссыльных - помощника лесничего для составления монографии копей Ильменских гор, а потом содействовал его переезду в Петербург, поступлению в университет, устройству на работу в Минералогический музей Академии наук. Тунгусскому метеориту повезло, что этот до одержимости целеустремленный молодой человек увлекся тогда не менее молодой наукой метеоритикой.

К 1939 году, когда Вернадским сделана эта дневниковая запись, по его словам, Кулик уже "получил мировую известность". Не многое теперь во вчерашнем протеже раздражало гениального ученого. Сработала, видно, несовместимость широты, глубины, терпимости в науке первого и нетерпимости, однозначной целеустремленности второго. И все же, говоря о Кулике и Кринове ("оба вошли в академический горизонт через меня"), он признает главное: "Оба - self made люди". То есть люди, сделавшие себя сами.

После 39-го года экспедиций у Кулика больше не было. В 41-м, когда планировалась очередная, в непризывном уже возрасте ушел добровольцем в ополчение. Тяжело раненным попал в плен. Категорически отказался от сотрудничества с немцами (не исключаю, что им было кое-что ведомо о его "мировой известности"). Заключен в концлагерь, где ухаживал за другими ранеными и, по некоторым сведениям, готовился к побегу. За что был брошен в тифозный барак, там и погиб 14 апреля 1942 года.

Тунгусский метеорит в России больше, чем метеорит. Если хотите - это целое общественное движение. Говорю сие с горячей убежденностью человека, который и сам когда-то попытался принять в нем посильное участие. Дело было так.

В середине 60-х годов прошлого века в Томске, тогдашней "студенческой столице Сибири" в вузах ключом била художественная и научная самодеятельность. Руководитель КСЭ Николай Васильев в разговоре со мной выразился, правда, несколько иначе: "В нашем городе инициатива прет изо всех щелей и трещин солидного, но давно требующего капитального ремонта общественного здания". И вот "Комсомолка" послала меня разбираться, что это за такой томский феномен.

С первых же дней среди других студенческих, инициатив я был буквально очарован КСЭ, рожденной в 1959 году в недрах бетатронной лаборатории Томского университета и посылавшей каждое лето исследовательские отряды к месту катастрофы. Очарован ее веселым журналом "Курумник" , а главное - ее людьми. Каждый - личность, каждый - буквально фонтанирует новыми идеями, но при этом готов взваливать на свои плечи (и взваливает) гору нудной черновой работы.

Теперь число летних бросков КСЭ к тропе Кулика зашкалило за 40 (тогда их было всего шесть). И вместе с КСЭ здесь работают ученые из разных городов РФ, а также из Италии, Германии, Польши, Чехии. И издан первый том трудов, заповедника "Тунгусский" , не говоря уже о регулярных научных сборниках самой КСЭ. И уже - к великой моей и многих знавших его печали - нет с нами замечательного человека и ученого, академика РАМН Николая Владимировича Васильева. А тогда, в 1964 году, это был еще просто Коля Васильев, молодой преподаватель, только год назад принявший у Геннадия Плеханова эстафетную палочку руководства КСЭ.

Я знал, что КСЭ рассылает запросы в обсерватории и наблюдательные станции мира с просьбой сообщить о записях в их архивах, относящихся к наблюдениям конца июня - начала июля 1908 года. И предложил Васильеву идею: исследовать по морским архивам страны и мира аналогичные записи в журналах судов, пребывавших в те дни в морях и океанах Земли.

Васильев идею одобрил. И тут же предложил "Комсомолке" ее осуществить: "Вы там к архивам обеих столиц поближе". В нашем студенческом отделе его предложением загорелись. Но... потом, погрязну в в новых срочных делах и инициативах, так эту идею и не осуществили. Словом, мы оказались плохими космодранцами (так называли себя первые участники КСЭ).

Евгений Колесников - один из того удивительного племени первооткрывателей, кого до сих пор не отвадила от себя нелегкая тропа Кулика. Сам участвовал в восьми летних экспедициях в тайгу, "к метеориту". Жена Наталья, биолог, - в пяти. Сын Михаил, программист, - в трех. О жене - особый разговор. У нее своя исследовательская тематика и свой "почерк". Датирование пробных торфяных колонок - ее заслуга. И сколько еще лет предполагается продолжать этот ювелирный, изнуряющий, адский труд?

- Означают ли результаты, полученные вашей лабораторией, что тайна Тунгусской катастрофы наконец разгадана и пора закрывать тропу Кулика, удовлетворившись тем, что на обратной стороне Луны уже есть кратер Кулика (вот у него-то действительно метеоритное происхождение!)?

- Что вы! В поисках кометного вещества мы "на тропе Кулика" еще в самом начале. А ведь это один из реперов, опознавательных знаков распределения вещества во Вселенной. Так что тайн хватит не на одно поколение.

- Силуэт бабочки прорисовывается на всех снимках сверху и схемах вывала деревьев в районе катастрофы. А мне при этом вспомнился рассказ Рэя Брэдбери "И грянул гром". Там человек, убив бабочку в далеком прошлом, непоправимо исказил весь ход истории. Не грозит ли и "тунгусской бабочке" , а если обобщеннее - всему району тунгусского феномена такая же судьба в результате невежественного вмешательства диких орд так называемых туристов и самодеятельных искателей метеорита?

- В принципе грозит, хотя стараниями Николая Васильева, его соратников этот район на площади свыше 2000 квадратных км объявлен в 1995 году государственным природным заповедником. Я рад, что администрация Эвенкии исключила заповедник "Тунгусский" из пяти главных своих туристских маршрутов из-за его труднодоступности. Более верной, правда, была бы иная мотивировка: из-за исключительной ценности для мировой науки в качестве уникального полигона космического события и лаборатории по изучению фундаментальных космическо-земных связей.

- Мы ведь проникаем в космическое пространство не только через орбитальные телескопы, но и через такие вот "окна" на Земле.

- Совершенно верно! Именно поэтому надо всячески оберегать этот район. Испортить его легко. Нам и сегодня очень вредят невежественные "первооткрыватели" , вмешивающиеся в естественные природные процессы. А то ли еще будет, когда с прогрессом транспорта сюда действительно ринутся те дикие орды, о которых вы говорите. Так что уже сегодня надо позаботиться о сохранении этого уникального места, которое могло бы поучаствовать в модных ныне выборах семи чудес России с не меньшим успехом, чем, например, Байкал.

В интернете прочел "Путешествие в неведомое" Вадима Черноброва. Там пронзительные последние строки. Окончен очередной поисковый сезон на месте Тунгусской катастрофы. Вертолет уносит участников экспедиции к их большим городам, семьям, к обычной работе, обычной учебе. А внизу, все уменьшаясь, остается изба на таежной заимке в конце тропы Кулика. Автор замечает, что это очень было похоже на финальную сцену "Соляриса" Тарковского. Там вот так же, уменьшаясь, оставался глубоко внизу земной дом, на пороге которого, на грани между Землей и Космосом, полярно разошлись два гения второй половины XX века - Андрей Тарковский и Станислав Лем. Действительно, есть некая внутренняя связь между этой Заимкой и этим Домом. Нет, воистину все же - Тунгусский метеорит в России больше, чем метеорит...



Подразделы

Объявления

©РАН 2022