В ЦАРСТВЕ ФЛОРЫ

21.07.2005

Источник: Тверская 13, 21.07.2005, № 087, Беседу вел Виктор ДЖАНИБЕКЯН



Главному ботаническому саду имени Н. В. Цицина Российской академии наук, одному из крупнейших ботанических садов мира - шестьдесят лег. Мне показывают выписку из постановления Совнаркома СССР от 21 января 1945 года, подписанную И.В. Сталиным. Согласно постановлению в стране создавались два значимых объекта: ботанический сад в Москве и Пулковская обсерватория под Ленинградом.

Мой собеседник" директор Главного ботанического сада доктор биологических наук Александр ДЕМИДОВ

- Александр Сергеевич, говорят, вы здесь третий директор?

- Верно говорят. Первым был крупнейший советский ботаник, селекционер, академик Николай Васильевич Цицин. Он был директором тридцать пять лет, со дня основания до 1980 года. Он сделал все, чтобы наш сад стал таким, каким является сегодня. Вторым был академик Юрий Николаевич Андреев. Третий - я.

- Можно ли представить ваш сад читателю?

- В двух словах невозможно. Занимает сад одно из самых красивых мест столицы, площадь - свыше 331 га. Когда-то здесь были уникальные природные лесные массивы, фрагменты которых сохранились и поныне, - Ерденьевская роща, Останкинская дубрава, Леоновский лес. Впервые эти места упоминаются в хрониках 1584 года как земли князей Черкасских. Позже они перешли к Шереметевым. Граф Н. П. Шереметев установил в своих владениях режим заповедования - лес не рубили, скот не пасли, ягод не собирали. Природа была здесь первозданная. Взгляните, сохранились нетронутые участки дубовых лесов с примесью липы, сосны, березы и осины. Вековая дубрава и сейчас придает насаждениям сада особое очарование.

- Вы отметили, что Николай Васильевич многое сделал для сада.

- Вместе со своими коллегами Цицин создал интересные экспозиции и коллекции. У нас есть отдел природных форм, где собраны растения бывшего Советского Союза по географическим принципам. Это коллекция европейской территории, коллекция растений Крыма, Средней Азии, Сибири, Дальнего Востока, Алтая. Там, кстати, были созданы рукотворные горки, они и сейчас существуют.

Другая коллекция - это отдел дендрологии, древесные растения. Они собраны по систематическому принципу: не только с территории СССР, но и сопряженных стран; те растения, которые растут в нашем климате, - Европа, Северная Америка, Япония.

В оранжереях третьего научного отдела собраны тропические растения, тысячи наименований из разных регионов земного шара - Южной Америки, Африки и Азии.

- В вашем кабинете мы видим интересный макет. Это какая-то новая задумка?

- Сейчас мы строим новую оранжерею - три купола высотой в 34 метра. Левый купол - это тропическое отделение с экспозициями растений Южной Америки, Африки и Азии. Здесь будут бассейны с тропическими водными растениями. Под другим куполом, субтропическим, будут собраны растения сухих и влажных субтропиков разных регионов земного шара. А под маленьким куполом разместятся водные растения...

- Сколько ботанических садов в России?

- По-моему, восемьдесят пять. В Москве несколько, но все они разных ведомств. А мы возглавляем Совет ботанических садов России, который существует с 1953 года. Председатель Совета -академик Андреев.

Деятельность Совета направлена в первую очередь на то, чтобы сделать заповедные территории неприкосновенными. Кстати, ни один город, кроме Москвы, не может похвастаться тем, что на его земле имеется заповедная дубрава.

- Можно ли сравнить Московский ботанический сад с садами в других столицах?

- В основном ботанические сады других столиц созданы давно, у них небольшие территории.

- А случались ли поползновения на ваш сад?

- Не скрою, аппетиты у иных были, особенно последние лет десять. Замечу: ботанические сады могут содержаться только при государственной поддержке, потому что они дорогостоящи. Но государству они необходимы.

Наш ботанический сад находится в ведении Российской академии наук, но мы всегда чувствуем поддержку московских властей. Без этой поддержки, особенно последние двенадцать лет, мы бы не выжили. За это благодарны московскому правительству, мэру Москвы Юрию Михайловичу Лужкову.

У нас хорошие связи с Москвой, с научными учреждениями. Участвуем мы и в программе озеленения столицы. Наши специалисты разработали часть цветников у Александровского сада, в Кремле, на Манеже, в Олимпийской деревне. Вы замечаете, какой красивой становится Москва, украшенная цветниками?

- Да, город становится все краше. Но повышается ли интерес к ботаническому саду?

- Если сравнивать с периодом двадцатилетней давности, то, к сожалению, уменьшается. Как и вся страна, мы пережили нелегкий период.

- Александр Сергеевич, а воруют растения?

- Не без этого. Сейчас эти кражи целенаправленные - воруют определенные растения для тех богатых людей, которые создают у себя оранжереи. Года два назад украли уникальные растения бансай. Грамотный человек, если он что-то понимает, на такое не пойдет. Эти растения могут выращиваться только в определенных условиях, при особом уходе, а так они погибают...

- Наверное, был какой-то заказ...

- Тенденция похищения растений не уменьшается. Представляете, аспирант занимается изучением какой-то культуры. Он повесил этикетку, отметил количество почек, записал другие данные. И вдруг эту веточку ломают на третий год его аспирантуры, и вся его работа насмарку.

- Эти люди забывают, что ботанические сады - гордость народная, что их надо беречь. Когда каждый из нас поймет эту простую истину, вам станет легче. Думается, что юбилей поможет не только отметить славную дату, но и привлечь внимание общественности к проблемам.

- Главная цель ботанических садов - изучение, сохранение и привлечение новых сортов. Допустим, коллекция роз в лучшие времена у нас состояла из 2200 сортов, а сейчас из полторы тысячи. Причин несколько: меньше стало людей, которые обслуживают эту культуру, земли, самих растений, пополнения. Раньше выделялись валютные средства на закупку за рубежом посадочного материала. Сейчас этого на государственном уровне уже нет. Но есть программа президиума Академии наук поддержки ботанических садов, выделяются средства, на которые можно закупать новинки. А для нас важно сохранение тех сортов, которые были выведены и в 1650 году, и в 1720-м, и в 1800-м, потому что мы сохраняем биоразнообразие. Для нас важно сохранить основное ядро этой коллекции.

- А что, Александр Сергеевич, у вас можно приобрести посадочный материал?

- Конечно. У нас есть несколько магазинов на территории ботанического сада, куда мы передаем посадочный материал. Есть и питомник, где выращиваются декоративные лиственные растения, древесные, травянистые многолетники, не являющиеся коллекционными. Отмечу, что мы участвуем в озеленении Москвы. Хотя в Москве имеется много питомников, мы предлагаем столице такой материал, которого нет ни у кого. В других питомниках устоявшийся посадочный материал, а у нас 17 тысяч наименований, и всегда новинки.

- Наверное, нет таких людей, которым не нравятся цветы. А какие растения вам лично нравятся?

- Всю жизнь занимался тропическими растениями - это моя любовь. Последние десять лет занимаюсь многолетниками. Здесь что ни культура, то божий дар. Пионы, сирень, розы, флоксы, ирисы, лилии. А георгины? Красота неописуемая. У каждой культуры - свое время. Сначала цветут одни цветы, потом другие. Красота необыкновенная. А коллекция сирени у нас какая! Только представьте - 120 сортов!

Каждая наша коллекция уникальна. Пройдитесь по нашему саду, и вы убедитесь, что Главный ботанический сад в Москве - самое красивое место в столице. А красоту надо любить.



©РАН 2019