http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=578d7525-c224-4f92-9a57-ed7113cb2c75&print=1
© 2018 Российская академия наук

ОТЦЫ И ДЕДЫ ТЕРМОЯДЕРНОЙ ЭПОХИ

04.02.2006

Источник: Гудок, Гостя расспрашивал Юрий КОНОРОВ

Работы Евгения Павловича в области физики плазмы, управляемого термоядерного синтеза изучают в университетах многих стран мира

Сегодня у нас в гостях один из крупнейших ученых нашей страны - Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий академик РАН Евгений ВЕЛИХОВ.

Велихов руководил ликвидацией последствий Чернобыльской катастрофы, награжден многими высшими государственными и научными наградами СССР.

Академик Велихов - создатель Отделения информатики, вычислительной техники и автоматизации при АН СССР и РАН, автор разработки и внедрения технологии лазеров. Международное сообщество высоко оценило заслуги Евгения Велихова. Он почетный доктор университетов Нотр-Дам, Тафт (США), Лондонского университета (Англия), Дрезденского университета (Германия) и других. Ему присуждена премия Сцилларда американского физического общества, премия "Наука и мир" Всемирной федерации ученых. С 1992 года академик Велихов - президент российского научного центра "Курчатовский институт".

- Евгений Павлович, разговор с физиком-атомщиком принято начинать с ядерной физики, с атомной отрасли. Позвольте нарушить традицию и последовать совету Козьмы Пруткова - "Зри в корень!" Корни у вас архангельские. Один "архангельский мужик" спас Российскую академию наук от "чиновничьего произвола" в XVIII столетии. Второй - уберег ее от той же напасти два века спустя. Как это произошло?

- Вначале некоторое уточнение по поводу корней. Я действительно свое детство провел в Архангельске. Дело в том, что мой отец монтировал там знаменитый цех Северодвинского завода, на котором впоследствии было изготовлено 125 подводных лодок.

Теперь что касается спасения академии. Да, действительно был момент, когда ее существование находилось под угрозой развала. Потому что было время, когда юридически академия могла отойти в так называемое советское пространство. Но поскольку к тому времени уже как такового Советского Союза не существовало, то и академия могла погибнуть.

Мне же удалось уговорить Бориса Николаевича Ельцина, чтобы Российскую академию перевели в Россию. Таким образом она действительно была сохранена. Одновременно Борис Ельцин подписал указ о том, что российский научный центр "Курчатовский институт" также переходит в Россию. При этом он становится независимой организацией. Вот так он с тех пор и существует - как независимая организация.

- Академика Сахарова принято считать творцом-создателем водородной бомбы, Циолковского - родоначальником "космического воздухоплавания". Вас - отцом ТОКАМАКа, а теперь еще и "дедушкой" реактора ИТЭР.

- Что касается прав "отцовства" , тут дело, как это часто бывает, спорное. Не зря же говорится: "У побед отцов бывает много, только пораженье - сирота". История создания ТОКАМАКа восходит к тридцатым годам прошлого столетия. По моему глубокому убеждению, сама идея создания

"магнитной ловушки" принадлежит Игорю Евгеньевичу Тамму. Следующий шаг сделал Андрей Дмитриевич Сахаров. Тамм привлек для работы Сахарова, и они предложили идею магнитного термоядерного реактора.

Правда, в разрабатываемой теории еще не был до конца решен вопрос устойчивости. А это критический вопрос. И этот вопрос решался Михаилом Александровичем Леонтовичем и Виталием Дмитриевичем Шафрановым. Затем уже Лев Андреевич Арцимович создал весьма неплохую экспериментальную физическую школу ТОКАМАКов. Всю инженерную часть у него вели Игорь Николаевич Головин и Натан Аронович Явлинский. Как видите, очень много людей приложили в разное время усилия к созданию ТОКАМАКа.

А уже в 1968 году мне предложили создать комиссию и наметить план конкретных действий. Мы провели необходимые расчеты и предложили построить ТОКАМАК-10, а затем перейти к сооружению реактора. Я руководил - в организационном плане - строительством Т-10, и мы ввели его в намеченный срок. Затем я начал работать над реализацией международного проекта - созданием реактора ИНТОР...

Не знаю, насколько будет справедливым называть меня дедушкой ТОКАМАКа. Ведь ТОКАМАК, как мы с вами выяснили, - техническая концепция, рожденная большим коллективом авторов. И всех его "отцов" я вам уже называл.

- Однако если продолжать цепочку метафор, "пуповину у младенца" перерезали все-таки вы?

- Скажем так - в определенный момент мне была передана "эстафетная палочка" для выхода на финишную прямую - организацию международного проекта. Вот его-то я в две стадии и организовал. Сейчас все документы подготовлены к подписанию семью сторонами

- участницами проекта строительства ТОКАМАКа. Пройдет каких-то десять лет, и ТОКАМАК, надеюсь, заработает.

- В печати сообщалось, что за право "принять у себя" новый реактор боролись французский Кадараш под Марселем и японский ядерный центр в Роккасио. Вам удалось примирить конкурентов заявлением: "Проигравшей стороны здесь не будет". Что вы имели в виду?

- Ну, должен заметить, что одним таким заявлением никого не примиришь. Подобная ситуация возникла не впервые. Когда мы только начинали этот проект, все его участники поддерживали идею при одном условии: центр проектирования будет располагаться на их территории.

Мы нашли компромиссное решение: это будет "распределенный" проект. Иными словами, не будет единого центра, а будет центр, разделенный территориально на составляющие: в США, Германии, Японии и России. Эти базы будут связаны между собой интернетовской сетью. Помнится, меня в те годы очень критиковали за подобную новацию. Но в конечном итоге с нею согласились, а впоследствии оказалось, что это решение очень удачное. И тогда нам удалось успешно договориться по проекту. Он обошелся всем участникам в два миллиарда долларов.

- Свою 10-процентную лепту мы вносим в виде ноу-хау. Будет ли адекватна отдача для России?

- Мы многое внесли в этот проект. Правда, справедливость требует отметить, что и все остальные участники соглашения сделали в этом отношении немало. Скажем, Соединенные Штаты провели интегральные вычисления на очень внушительную сумму. Японцы многое решили в отношении технического оснащения. Нами было разработано и внедрено немало совершенно новых технологий.

А вот что мы будем иметь за свои 10 процентов лепты? Прежде всего это изготовление комплектующих для ИТЭРа. Заметьте, их будет производить наша промышленность. Деньги не будут пересекать границу, мы подготовим отечественную промышленность к конкурентоспособной работе в области атомной энергетики.

Мы будем участвовать в проектировании термоядерного коммерческого реактора. При этом впоследствии будем иметь все права на строительство таких реакторов в любой (!) части земного шара. Это будет хороший "кусок хлеба" нашим машиностроителям.

- Давайте от детей фигуральных перейдем к детям реальным. Вы инициатор знаменитых школьных обменов и автор программы "Достижения молодых". Расскажите немного об этом.

- Почему вообще возникла идея создания этой программы? Дело в том, что стало очевидным: новое свободное предпринимательство - это для наших внуков. А где они наберутся необходимых навыков? Печально, но обычный способ передачи опыта от поколения к поколению в данном случае не действует, так как наши воззрения и методы - из другой эпохи. Поэтому важно привнести в наши школы мировой опыт.

Мы искали разные варианты и пришли к созданию программы "Достижения молодых". Сегодня она объединяет более 7 миллионов детей 100 стран мира. Главная ее идея - преподавание в школе прикладной экономики как образа жизни. Это не школа бизнеса, это опыт жизни. Мы, в частности, открываем школьные коммерческие компании как очень эффективный инструмент развития нового мышления. В нашей стране через эту систему прошли уже около 3 миллионов школьников, причем государство на этом не разорилось. Спонсорами были иностранцы. Страна и нация должны дожить до осознания того, что каждый ребенок обязан пройти через такую школу. Тогда это начинание будет поддерживаться и финансироваться на государственном уровне.

В нашей системе сейчас насчитывается 50 региональных центров - от Камчатки до Мурманска. Она работает в Казахстане,

Прибалтике, Румынии, Польше, Болгарии... Если я чем действительно и горжусь, то это именно привнесением на российскую почву системы обучения детей основам экономики и информатики. Ведь через нее в Америке, например, фигурально выражаясь, прошел едва ли не каждый президент, крупный политический и финансовый деятель. Там она действует уже 90 лет.

- Перейдем к студентам от школьников. Как проходит подпитка молодыми специалистами вашего "Курчатовского центра"? Где сегодня учат "на академиков"?

- У нас традиционно работает великолепная система, предложенная и опробованная еще в советское время. Это кафедра Физико-технического института, а равно и ряд других базовых кафедр. У нас в институте действуют 16 базовых кафедр столичных вузов. Кроме того, нашлись энтузиасты, которые создали свой маленький исследовательский университет. В нем обучается не так уж много студентов: на каждом курсе где-то в среднем по 15 человек. Все они приходят туда в основном из нашего же лицея. Таким образом, нам есть из кого выбирать самых лучших и достойных.

Эти ребята очень быстро растут в научном плане. Хотя, конечно, кадровая проблема все же остается острой. Проблема в том, что сегодня в московских условиях молодой специалист должен получать минимум 500, а лучше 1000 долларов. Только в этом случае молодой человек сможет спокойно и полноценно заниматься научной деятельностью.

-Однажды вы заявили: "Наступит время, когда отечественная атомная энергетика в космос прорвется. Безопасная ядерная и термоядерная энергетика... " А в этом году мы отметим печальную дату Чернобыльской трагедии. Невольно возникает вопрос: стоит ли так далеко заглядывать в будущее?

- Я не считаю прорыв в космос нашей главной задачей. Как говорится, от хорошей жизни туда не полетишь. Ну а если серьезно, то первой и главной задачей на сегодня считаю обеспечение с помощью атомной энергетики стабильности общей энергетической системы страны. Мы уже давно, как говорится, проедаем запасы углеводородного сырья наших внуков и правнуков. Россия может в качестве товара на мировой рынок поставлять не сырую нефть, газ и уголь, а современное оборудование для атомных электрических станций. Помогать развиваться отечественной энергетической промышленности. И, смею вас заверить, это никакие не прожекты. Это не заглядывание в будущее, а реальность сего дня!

Что же касается космоса... Представьте, что, как ни странно это прозвучит, более безопасно выводить в космос небольшие атомные реакторы, чем изотопные установки. К тому же, скажем, полет на Марс просто немыслим без атомной энергетической установки: ведь никаких других ресурсов для столь продолжительного полета просто не хватит.

- В сентябре 1992 года появилась на свет "Малая планета Академик Велихов". Несмотря на обладание личной звездой, "звездной болезнью" вы не страдаете. А совсем недавно вас избрали секретарем Общественной палаты. Как, несмотря на огромную занятость, вам удается всюду успевать?

- Наверное, все зависит от характера. Я считаю, что человеку надо заниматься тем, что ему интересно. И сам делаю только то, что мне по душе. Хотя, безусловно, иногда обстоятельства вынуждают нас выполнять обязанности, которые в иное время делать бы и не стал. Но, главным образом, все мои дела и заботы - это дела по душе и по интересу. Вспомните, как писал Борис Пастернак:

Быть знаменитым некрасиво,

Не это поднимает ввысь,

И надо жить без самозванства,

Так жить, чтобы в конце концов

Призвать к себе любовь пространства,

Услышать будущего зов.

Помните, эти строки? Нет? Стыдно, стыдно.

- Академик Святослав Федоров считал вас принципиально несгибаемым человеком, которому иногда мешают двигаться собственные принципы. Вы согласны с такой оценкой?

- Принципы всегда мешают свободно двигаться, не так ли? Но вместе с тем воспитание принципов у человека и выстраивание жизни людей согласно принципам - это и есть основной способ построения нормального гражданского общества.

- Со своей женой Натальей Алексеевной вы познакомились на конных соревнованиях. Ваши друзья шутили: состоялся "брак по любви на лошадиной основе". А спустя годы ваш семейный союз едва не распался, но уже "по партийным разногласиям". Что лежало в основе этого конфликта?

- Это произошло в те годы, когда я фактически возглавлял филиал Академии наук в Троицке. И вопрос стоял таким образом: либо нам назначат начальником кого-то партийного, либо мне самому надо вступать в партию. Другого выхода не было. Мы с ребятами посоветовались, решили, что я должен вступать, а жена со мной по этому поводу едва не развелась. Как видите, моя супруга тоже с принципами.

- У вас трое детей. Кто-нибудь из них примет эстафету из рук академика Велихова?

- Увы, нет. У них свои интересы, и, слава Богу, что это так.

- Среди ваших любимых поэтов Галич. С Александром Аркадьевичем вы были лично знакомы. В шутливой песне "Про маляров, истопника и теорию относительности" говорится о физиках, раскрутивших "шарик наоборот". Эта шутка барда не имела адресного посвящения вам?

- Да нет, мы не настолько близко были с ним знакомы, чтобы он мне стихи и песни посвящал. Однако в тяжелые для него годы Александр Аркадьевич приезжал к нам в гости и пел свои песни. Нередко бывал у нас в Троицке. Правда, в клуб мы его не могли провести, контроль был весьма суровый, поэтому встречи проходили у нас на квартире. Там собирались близкие друзья, и Галич пел нам свои песни. Вот такая была интересная жизнь.

- Верховая езда, виндсерфинг в недалеком прошлом - ваши любимые виды спорта. А как сегодня снимает напряжение академик Велихов?

- Все еще пытаюсь кататься на горных лыжах. А потом мы с женой живем в лесу, километров тридцать за Переславлем-Залесским. Так вот там еще можно ходить по грибы, по ягоды. Потом, как известно, там есть знаменитое озеро, а для меня охота под водой с ружьем - милое дело!

- Последний вопрос: что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

- Прежде всего, конечно, здоровья и исполнения всех желаний. У каждого они - свои, но, я уверен, есть и одно общее - это мир и стабильность в стране. И вот тут очень многое зависит от каждого из нас.