Зачем перестраивают Академию наук

09.03.2007

Источник: Политический журнал, Андрей ВЕЙМАРН

Министр Фурсенко переводит стрелки

В конце минувшего года президент Владимир Путин утвердил поправки в Федеральный закон "О науке", лишившие независимости Российскую академию наук (РАН). До этого РАН имела статус общественной самоуправляемой организации, сама выбирала себе президента, принимала устав и распоряжалась деньгами, выделяемыми государством на развитие науки. Теперь же, согласно закону, избранного академиками президента РАН утверждает президент страны, а уставы РАН, пяти отраслевых госакадемий и их президентов - правительство. Если ранее госакадемиям земля передавалась в бессрочное и безвозмездное пользование, отныне их отношения с государством регулируются Земельным кодексом. То есть государство по своей прихоти может ввести арендные отношения с академиями, передать им право управления землей или установить за нее платежи. Наконец, все госакадемии отныне обязаны ежегодно докладывать федеральным властям о проведенных работах, полученных результатах и своей финансовой деятельности, а также давать предложения по приоритетным направлениям развития науки. Финансирование же РАН теперь попало в прямую зависимость от программы фундаментальных исследований, которую принимает правительство. Разрабатывать ее будет сама же РАН, однако утверждать проект программы или возвращать его на доработку будет Минобрнауки.

Детективный сюжет

Понятно, что, если в стране реформируются все сферы жизни, включая армию и церковь, этот процесс не обойдет стороной и науку. Особенно если президент поставил перед ней задачу создать в стране экономику, основанную на знаниях, да еще вдобавок такую, чтобы произошло удвоение ВВП. А мы поставляем лишь 8% мирового хай-тека, между тем как наши эмигранты в США обеспечивают 31% хай-тека этой страны и 20% мирового хай-тека.

Посаженная российскими властями на голодный паек пятнадцать лет назад, наша наука оказалась в весьма специфическом состоянии, и не менять его просто нельзя, если мы хотим в обозримой перспективе стать конкурентоспособными и сносно обеспечивать благосостояние народа. Но поскольку все реформы у нас в стране идут сверху и проводятся руками чиновников, чаще всего они заканчиваются погромом той отрасли, которую хотели реформировать.

Итак, исход реформы Академии наук известен априори - это ее гибель или, по крайней мере, погружение в кому. И власти это отлично понимают. Ведь не секрет, что декларируемые цели реформы с ее истинными целями в нашей стране не совпадают почти никогда.

Кому же и для чего нужна реформа Академии наук и как она будет реализована?

Начнем по порядку. Прежде всего, до 1 апреля Академия должна представить для утверждения в правительство РФ проект своего нового устава. О том, как происходит этот процесс, "ПЖ" рассказывает академик-секретарь отделения энергетики и машиностроения, механики и процессов управления Владимир Фортов:

"В соответствии с поручением правительства Академия наук подготовила свои предложения по новому уставу. Они дважды обсуждались на президиуме РАН и получили поддержку. Там есть новации, одна из них заключается в том, что вводится возрастное ограничение на занятие административных должностей - 70 лет и можно занимать их не более двух сроков подряд. Личный состав Академии наук сегодня немолод. Его омоложение произойдет за счет привлечения молодежи на высокую зарплату (к 2008 году она должна достичь в среднем по Академии 30 тысяч рублей в месяц), возможности дополнительных заработков в инновационном секторе и преподавания в высшей школе, где ставки в последнее время тоже выросли. Пока же средняя зарплата в Академии наук составляет 10 тысяч рублей. Но это не значит, что у нас нет толковых молодых ребят, которые могли бы взять на себя административную нагрузку.

Сейчас многие административные должности занимают люди преклонного возраста. Но в сформулированной нами редакции устава для них предусмотрены все возможности продолжить свою научную работу. Для выдающихся ученых существуют позиции советников Академии и научных руководителей институтов".

Казалось бы, все просто и понятно. Но...

"С этого момента сюжет становится поистине детективным, - делится с "ПЖ" председатель комиссии по уставу Академии наук академик Юрий Осипьян. - Некий аноним составил модельный проект устава для государственных академий России и вывесил его в Интернете. Эта бумага, в которой прослеживается рука Минобрнауки, вызывала у ученых выделение адреналина, ибо, вопреки закону о науке, она предусматривает передачу управления академией некоему наблюдательному совету. Председатель правительства РФ был проинформирован об этом документе и задал вопрос о его авторстве главе Минобрнауки Андрею Фурсенко. Тот, насколько мне известно, сказал, что министерство подобных бумаг не выпускало". Однако в середине февраля в Интернете на сайте Sciencerf.ru появилась статья замминистра Дмитрия Ливанова, где тот признается: да, это разработано по заданию министерства.

Трое сбоку - ваших нет

"После этого можно сказать только одно: по силе разрушения господина Ливанова можно приравнять только к приснопамятному Андрею Жданову. Или, если хотите, сопоставить его с Трофимом Лысенко. Последний, правда, одну только биологию угробил. Ливанов же гробит всю науку", - продолжает разговор с читателями "ПЖ" директор Физического института Академии наук (ФИАН) академик Геннадий Месяц, - Насколько известно, модельный устав подготовлен фирмой "Открытая экономика". Она разрабатывала для российского правительства проекты многих документов, отличающихся крайним дилетантизмом и глупостью. В их числе, например, была "Среднесрочная программа социально-экономического развития экономики РФ на 2005-2007 годы". "Открытая экономика" без долгих размышлений засунула планы фундаментальных исследований академических институтов в утвержденные президентом РФ основные направления научных исследований. Получилась чушь. Вся математика, например логика, алгебра, топология и математическая физика, попала в раздел "Борьба с терроризмом". Исследования дальнего космоса: черные дыры, реликтовое космическое излучение, рентгеновское излучение - все попало в раздел "Транспорт". Очевидно, потому, что в этом разделе упоминались не только автодороги, железные дороги, авиационный транспорт, но и... космический транспорт. В раздел "Энергетика" попало все, что касается атомного ядра, сильных и слабых взаимодействий, элементарных частиц и физики плазмы. Вот на каком уровне работает эта контора! Теперь эти люди разработали модельный устав Академии наук и указали, что, если их рекомендации не будут учтены, финансирование академий государством будет пересмотрено. В чем же состоят эти рекомендации? Во главе академии, согласно этой бумаге, должен стоять наблюдательный совет из девяти человек. Три - от Академии наук, остальные представляют правительство, администрацию президента и обе палаты парламента. Фактически в лице наблюдательного совета Академии дали унтера Пришибеева, который, ничего не понимая в науке, будет принимать решение: "Этой элементарной частицей заниматься, а этой - нет". Или: "Пожалуйста, составьте нам программу, что вы сделаете за 5 лет". Что я могу сказать? Ученый ищет, одно, а нередко находит другое. Химик Анри Беккерель, например, занимаясь фотографией, случайно открыл радиоактивное излучение и получил за это Нобелевскую премию. Таких примеров тысячи. Я понимаю, что в прикладной науке сейчас везде пускают менеджеров. Но в фундаментальной такое недопустимо! А эти люди рвутся к финансам, к имуществу Академии, чтобы пилить его и управлять им. Как это будет делаться, видно на примере управления инновационными деньгами, осуществляемого теми же людьми. Они объявляют лоты, заранее рассчитанные на конкретных людей и конкретные группы, а потом создают информационный шум: "Подавайте свои заявки!" В том, что касается задач фундаментальной науки, никто ни в каком конкурсе участвовать не может, таких людей нет. В лучшем случае решить поставленную задачу иногда может какая-то группа. Ее и надо поддерживать. Но чтобы знать, что она это может сделать, надо быть компетентным. Кто из членов наблюдательного совета может это знать? А министерские менеджеры будут требовать: составьте программу! - и объявят конкурс.

Когда человек, не подготовивший ни одного самостоятельного исследования, будет предписывать, как это делать людям, имеющим в этой области авторитет и опыт, результат превзойдет любые ожидания. И дело здесь не в ученых степенях и званиях, в министерстве хватает докторов и кандидатов наук. Только они - не ученые. И в силу этого ведут разговоры о том, что РАН должна приносить коммерческую выгоду. Между тем фундаментальная наука нигде в мире дохода не приносит. Какие, например, дивиденды могут принести археология и филология?"

Комментируя ситуацию со своей стороны, замминистра образования Дмитрий Ливанов сообщил журналистам, что академиям действительно придется исполнить требования неизвестно кем написанного документа. "Могут обсуждаться только детали. Принципиальные положения мы будем отстаивать и считаем императивными", - заявил он. В число императивов Ливанов включил: лишение президента и президиума права управлять академией и оставление за ними только экспертно-аналитических функций; создание "коллегиальных органов управления" - правления и наблюдательного совета с представительством чиновников и наделение последнего правом вето в вопросах распоряжения финансами и имуществом академии; сокращение "чрезмерного" аппарата РАН (с одновременным созданием аппарата наблюдательного совета, превышающего по численности нынешний аппарат президиума).

Тайна Свинаренко

Посмотрим, что представляют собой люди, запустившие этот адский механизм.

Академик РАН экономист Татьяна Заславская однажды, имея в виду Андрея Фурсенко, сказала, что министром образования и науки назначен человек, который хочет уничтожить и то и другое. В этом нет ни капли преувеличения.

Действительно, первое заседание коллегии возглавляемого им министерства по вопросам науки состоялось 2 сентября 2004 г. то есть в разгар бесланской трагедии. Ничем другим в этот день в министерстве заняться не могли. Журналисты пытались позвонить в Беслан, чтобы узнать, что там происходит, а у начальника соответствующего департамента Исаака Калины как не было номеров телефонов бесланской школы, так до конца дня и не появилось. То есть сотрудников министерства это совершенно не интересовало.

Коллегия же, которую нельзя было перенести в силу форс-мажорных обстоятельств, была посвящена разделу имущества. Обсуждалась вышедшая из-под пера зама главы Минобрнауки Андрея Свинаренко "Концепция участия РФ в управлении госорганизациями, осуществляющими деятельность в сфере науки". "Концепция" готовилась втайне, никто из деятелей Академии наук к ее разработке не привлекался. В итоге документ стал клоном доклада Всемирного банка "От знаний к благосостоянию: преобразование российской науки и технологии с целью создания современной экономики, основанной на знаниях" (2002 г.). В нем руководству России рекомендовалось провести дальнейшее сокращение научно-технического комплекса, 98% достижений российской науки предлагалось приватизировать и бросить все на самотек. Планы по уничтожению научно-технического комплекса страны "Концепцией" были обозначены достаточно ясно.

В целом же коллегия ознаменовала начало активного наступления министерства на независимый статус РАН. Министерство выступило за то, чтобы взять ее деятельность под контроль органов власти и пыталось продиктовать академикам самые жесткие условия вплоть до превращения РАН в бесправный "клуб ученых". Собственность и финансирование академии должны были перейти под контроль Минобрнауки, оно же намеревалось взять на себя управление научными процессами.

По сообщениям Минобрнауки, на РАН приходится две трети всех затрат на фундаментальные исследования и треть общих расходов на науку. "Но деньги расходуются неэффективно, - считает Дмитрий Ливанов. - Количество НИИ выросло с 300 в 1991 году до 450 сегодня. Это означает существенный рост административных расходов, потому что в каждой организации есть дирекция, отдел кадров, бухгалтерия и т.п. Такой ситуации нет ни в одной стране и ни в одной научной системе мира. Доля расходов только на административный аппарат управления в РАН приближается к 10% общего бюджета. Это неадекватный объем затрат. Собственно, чтобы исправить это положение, и начат процесс реформирования академического сектора".

Академики с такой оценкой не согласны.

Личные счеты

"Меня возмущают разговоры в верхах о недостаточной экономической эффективности науки, - делится с "ПЖ" академик Геннадий Месяц. - Наука и менеджмент во всем мире - вещи абсолютно разные.

Никто ведь не говорит, что, хотя российская наука в сотни раз отстает от Америки в смысле финансирования, по многим позициям мы смотримся прилично. Например, в области физики по количеству публикаций находимся на пятом месте в мире. Не на сотом же! Все рассуждают только о том, что управление имуществом академии неэффективно. А мы этим имуществом не управляем, мы управляем микроскопами, а здания используем, чтобы зимой заниматься наукой в тепле".

Говоря об экономической эффективности науки (в том смысле, как понимает ее правительство), следует отметить, что оборонная промышленность РФ, которую наука обслуживала в первую очередь, переживает затяжной спад. То есть конечный пользователь научно-технических достижений просто вышел из игры. Значит, говорить об эффективности науки в рамках существующего промышленного уклада бессмысленно.

Цифры пресловутой свинаренковской "Концепции" говорят о безразличии, с которым государство относилось к эффективности науки и ее участии в производстве: "За период с 1990 по 2003 г. в общей совокупности научных организаций значительно уменьшилось количество проектных организаций (в 7,8 раза), конструкторских бюро (в 3,6 раза), научно-технических подразделений на промышленных предприятиях (в 1,8 раза)". То есть за годы реформ в стране была уничтожена большая часть того, что связывало науку с промышленностью. И соответственно, экономически неэффективной является не сама наука, а использование ее результатов в смысле внедрения их в промышленность, которое к фундаментальным исследованиям никакого отношения не имеет. То, что такое внедрение в современной России не налажено, - вина Минобрнауки, как и то, что ВВП никак не стремится к удвоению. А раз так, лучшее средство избежать взысканий за эти прегрешения - перевести стрелки на непричастного, хотя и находившегося поблизости, то есть Академию наук.

Почему именно на нее?

Здесь, безусловно, сыграли свою роль моменты субъективные. Не секрет, что в руководстве министерства работают люди, чья научная карьера не состоялась. Или те, которые, выйдя в науке на свой карьерный максимум, поняли: в Академии наук им ничего в этом смысле не светит. Таков, например, нынешний глава Минобрнауки Андрей Фурсенко. Академическая степень за достижения в физике ему не светила и раньше, не то что теперь. Отсюда и ревность к Академии наук, желание ее наказать, "опустить" и унизить. Таков же и бывший его коллега, экс-министр науки РФ Борис Салтыков. Его недоброе отношение к академии в свое время тоже вылилось в попытку провести сокрушительную реформу науки, жертвой которой стала наука отраслевая.

Людей же, от науки далеких, руководителям министерства ввести своими логически безупречными доводами в заблуждение нетрудно. Тем более что эффект от остановки научной деятельности в стране проявляется медленно и не столь явно. Хотя кое-что из того, что сотворили с наукой за последние 15 лет российские власти, видно уже сейчас. Нет фундаментальной науки - и почему-то плохо идет прикладная. Нет фундаментальной науки - и почему-то плохо учат студентов в вузах, появляются трудности с высокими технологиями, промышленность становится невосприимчива к новациям, экономика оказывается неконкурентоспособной.

Хотелось бы, чтобы наша наука все-таки выжила. Ведь потом начинать с нуля будет гораздо дороже. Нуль окажется внешне незаметен: останутся какие-то институты, будут в них люди, числящиеся научными работниками, будут завлабы и академики, только все они уже ничего не будут уметь и мало что будут знать. А новых, грамотных взять будет негде. Запад, как показывает опыт, ни при каких обстоятельствах не передаст России свои научно-технические достижения.



Подразделы

Объявления

©РАН 2020