НЕ ЗАПЛУТАТЬ БЫ В ПОЛУТЬМЕ

21.10.2005

Источник: Поиск, Аркадий СОСНОВ

Жить по плану не грешно

В Санкт-Петербурге состоялось собрание научной общественности, посвященное 90-летию Комиссии по изучению естественных производительных сил (КЕПС) и 75-летию Совета по изучению производительных сил (СОПС).

Создание КЕПС в Петрограде в 1915 году, в разгар Первой мировой войны, было инициативой В. И. Вернадского, А. П. Карпинского, Н. С. Курнакова и других именитых российских ученых. Оно диктовалось неотложной потребностью в систематическом изучении и хозяйственном освоении природных ресурсов страны.

Работы КЕПС по геологии, минералогии, биологии, технологии добычи сырья и производства материалов интенсивно развивались после Октябрьской революции. Они нашли применение, в частности, при разработке планов ГОЭЛРО и первых пятилеток.

По проектам комиссии, преобразованной в 1930 году в СОПС, было создано 16 институтов различного профиля, среди которых ставшие знаменитыми Физтех им. А.Ф.Иоффе, Государственный оптический институт им. С.И.Вавилова, Радиевый институт им. В.Г.Хлопина, Институт почвоведения им. В.В.Докучаева... Ныне СОПС уже в ранге государственного научно-исследовательского учреждения в ведении Минэкономразвития и РАН ведет исследования по следующим научным направлениям: разработка стратегий, прогнозов и программ территориального развития страны и ее регионов, включая интегрированные регионально-транспортные проекты; обоснования региональной политики и механизмов регулирования территориального развития; проблемы природопользования и охраны окружающей среды; освоение и использование ресурсов и пространств Мирового океана, развитие морской деятельности; прогнозирование развития и механизмы экономических отношений России в постсоветском пространстве.

С докладом о прошлом, настоящем и будущем совета на собрании выступил председатель ГНИУ "СОПС" академик РАН Александр Гранберг. Директор ГНЦ РФ "ЦНИИ им. А.Н.Крылова" академик РАН Валентин Пашин обосновал необходимость для России развития морских технологий. Сообщение академика РАН Сергея Инге-Вечтомова "КЕПС и судьба отечественной генетики" огласил главный ученый секретарь СПбНЦ РАН профессор Эдуард Тропп. Об участии петербургских специалистов в работах по развитию производительных сил Северо-Запада рассказал заместитель председателя Президиума СПбНЦ член-корреспондент РАН Владимир Окрепилов.

Собравшиеся в Доме ученых на Дворцовой набережной отмечали, что присущий СОПС комплексный, системный подход к стратегическому планированию и управлению должен быть шире востребован прежде всего федеральными органами власти. Разговор на эту тему в интервью корреспонденту "Поиска" продолжил Александр ГРАНБЕРГ:

- Я уверенно могу сказать, что основные направления деятельности и КЕПС и СОПС по-прежнему актуальны. Во-первых, это исследования в довольно широком спектре наук. Вдумайтесь, из маленькой комиссии, созданной в самый тяжелый год войны, выделилась целая плеяда академических институтов. Каждый из них занимался фундаментальными исследованиями, а в целом это была продуманная стратегия построения всей системы наук. Например, появился институт генетики: Тимофеев-Ресовский и Кольцов были сотрудниками КЕПС. Об этом мало кто сейчас знает!.. Во-вторых, экспедиции под эгидой КЕПС и затем СОПС, оставившие неизгладимый след не только в истории нашей науки, но и в нынешнем облике страны. Они были одной из приоритетных форм исследований и привели к созданию сети научных организаций в самых отдаленных регионах, где возникали базы Академии наук.

Определенный поворот в работе СОПС после 1960 года, когда он перешел в систему Госплана СССР, также весьма поучителен. Потому что отработанная тогда система предплановых исследований, охватывавшая все регионы и отрасли, с предвидением на 10-15 лет, с обоснованием сотен конкретных проектов промышленных предприятий, объектов социальной инфраструктуры, их взаимного влияния, - прекрасно себя зарекомендовала. Все это, к сожалению, утрачено сегодня. И это (отсутствие комплексного подхода) большая потеря. И когда один из наших министров заявляет, что в Россию готовы прийти инвестиции, а проектов нет, мы возвращаемся к необходимости комплексного подхода, который был утрачен. Те прогностические документы содержали системное обоснование всех проектов, не надо было выхватывать какой-то один и с ним носиться. Убежден, этот опыт еще пригодится, эта система будет воссоздана.

- Сейчас в России есть система приоритетных проектов по регионам и отраслям ?

- Можно говорить лишь о ее фрагментах. Потому что прогнозы, которые дает правительство, очень укрупненные. У нас принята транспортная стратегия до 2025 года, энергетическая стратегия до 2020 года, а общей стратегии нет. Только самые инициативные регионы заказывают программы своего развития на 10-20 лет вперед. Образно говоря, мы движемся в полутьме, нет полного освещения, работают прожектора, довольно хаотично расположенные, выхватывая ту или иную сферу экономики.

- Если правительство обратится в СОПС и затребует общую стратегию, вы сможете ее создать?

- Да, но для этого нам нужно мобилизоваться и модернизировать свои прежние системные разработки, причем мало эту действующую стратегию иметь - нужно осуществлять ее мониторинг. Периодически во властных структурах возникают подобные идеи. Так, в июне этого года на заседании правительства рассматривался проект концепции развития регионов Российской Федерации. Предлагалось приступить к разработке генеральной схемы пространственного развития РФ. Если такая задача будет поставлена, СОПС сконцентрирует свои усилия на ее решении. Радует то, что в системе Академии наук, ее региональных отделениях и научных центрах сохранились очень сильные опытные коллективы, способные эту работу децентрализовать. Не думайте, что я против централизации, я - федералист не только в государственном устройстве, но и в организации науки. Сейчас мы располагаем возможностью вести стратегические разработки на уровне регионов и Федерации в целом. Это довольно мощная научная сеть, которой нужен социальный заказ, она должна работать.

Я бы сказал, произошла институциональная диверсификация СОПС, к нам обращаются регионы и корпоративные структуры, но все это отдельные части, не образующие целого. Государство как ярко выраженный заказчик себя не проявило.

- Создание таких организаций, как КЕПС и СОПС, характерно для больших стран с разнообразием природных ресурсов и неравномерным их разбросом по территории, и, вероятно, вряд ли они нужны в маленькой Голландии или Бельгии?

- Очень хороший вопрос! Конечно, большие страны объективно сильнее озабочены освоением своего пространства, сохранением экономической и политической целостности. На огромных территориях России (не говоря уже о бывшем Советском Союзе), Китая, США больше простора для таких исследований. Но и малые страны этим занимаются. Вот вы упомянули Нидерланды, явно в качестве шутки. А Нидерланды имеют одну из самых развитых в мире систем государственного планирования и развития своей территории. Потому что эта страна, ее народ прошли через столетия борьбы за отвоевание своего жизненного пространства у моря. Это осушение и освоение территорий, расположенных ниже уровня моря, - польдеров, это строительство дамб, это необходимость мобилизации ресурсов для решения общенациональных задач. Осознанием общих забот, национальных интересов пронизано все нидерландское общество.

Но Запад многому учился у нас, перенимал советскую систему планирования и долгосрочных предплановых научных исследований. Начиная с 1970-х годов, когда я работал в Сибирском отделении Академии наук, была организована сеть международных семинаров: США, ФРГ, Нидерланды, Австрия, страны Восточной Европы. Это был многолетний диалог заинтересованных сторон. Они учились советскому опыту решения крупных территориальных проблем, образованию территориально-производственных комплексов, мы постигали рыночные механизмы. И потому ученые-регионалисты были хорошо подготовлены к предстоящим изменениям экономической формации. Мы знали и знаем, как в условиях рынка сочетать интересы государства, бизнеса и населения. Причем не только в целом по стране, но и в разрезе регионов, субъектов Федерации, отдельных местностей.



©РАН 2020