Валерий ЛУНИН: «Я не вижу принципиальных различий между фундаментальной и прикладной наукой»

26.09.2007

Источник: STRF, Нино Гвазава, специально для STRF.ru



Справка: Валерий Лунин, декан химического факультета МГУ, академик РАН

Валерий Васильевич, сейчас много говорят о важности прикладного использования научных разработок, интеграции науки и бизнеса. Не приведёт ли это к чрезмерной коммерциализации науки и сворачиванию фундаментальных исследований?

Я вообще не вижу принципиальных различий между фундаментальной и прикладной наукой. Есть наука и её приложения. Это существенный момент. К слову сказать, бизнес — это не только торговля, но и производство, а современные руководители всё отчетливее понимают, что рано или поздно придётся переходить от сырьевой экономики на высокотехнологичную.

Взаимодействие с бизнесом вовсе не означает завершение фундаментальных исследований. Мы не сделали этого даже в самые трудные 90-е годы, когда государство не выделяло ни копейки на закупку реактивов. Мы заключили тогда контракты со многими зарубежными компаниями. В результате сохранили и учебный процесс, и высокий уровень научных исследований. Более того, за минувшее время полностью переоснастили лаборатории, а сейчас даже сократился отток молодых учёных на Запад.

Меня очень радует тот факт, что востребованность научных разработок в обществе пусть медленно, но всё же растет. Это принципиальный момент. В противном случае ни правительство, ни частный бизнес просто не будут мотивированы на поддержку фундаментальных исследований.

Замечу, сотрудничество развивается и в образовательной плоскости — современное производство высокотехнологично, а квалифицированных кадров катастрофически не хватает, особенно на периферии. Приведу пример. Одному промышленному предприятию нужны были специалисты, хорошо разбирающиеся в термодинамике. Они решили обучать у нас своих специалистов, закончивших другие вузы, и платят за это приличные деньги. Таких случаев становится всё больше.

Мы реагируем на запросы бизнеса уже имеющимися у нас научными разработками. Несколько лет назад к нам обратился очень крупный производитель соков. Они столкнулись с проблемой качества воды на артезианской скважине — не могли избавиться от повышенного содержания железа. Так мы построили у них очистительную станцию, а выделенное железо стали использовать дальше для изготовления катализаторов. Сейчас проект реализуется уже на всех заводах компании. Чем плохо?


 



©РАН 2020