Секретные лаборатории: выйдут ли из них киборги

11.07.2006

Источник: Российская газета

Анатолий Каллистов Многие разработки российских ученых успевают отстать от жизни, не дождавшись своевременного финансирования

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ - УЧЕНЫЙ СЕКРЕТАРЬ РАРАН, ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР ПОНЯТИЕ ВОЕННОЙ НАУКИ ОБЪЕДИНЯЕТ В СЕБЕ ДОСТАТОЧНО БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО РАБОТ, КОТОРЫЕ ВЕДУТСЯ В ИНТЕРЕСАХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОБОРОННОЙ ДОСТАТОЧНОСТИ ГОСУДАРСТВА КАК В ОТРАСЛЕВЫХ И ЧИСТО ПРИКЛАДНЫХ НИИ, ТАК И В АКАДЕМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТАХ.

Российская ракетно-артиллерийская академия наук призвана в соответствии со своим уставом координировать работу ученых по существу оборонно-промышленного комплекса и военной науки. Академия объединяет около трехсот ученых самых различных областей военной науки и знаний, которые проводят свои исследования по оборонным направлениям как в фундаментальном плане, так и в прикладной сфере.

Цель очевидна: обеспечить долгосрочную безопасность России на всех рубежах обороны.

Настоящий революционный скачок в военной технике и в управлении войсками в наиболее развитых странах произошел в девяностые годы. А для российской "оборонки" то время было, без преувеличения, критическим. Десять лет мы фактически занимались выживанием, многие очень важные фундаментальные и прикладные исследования были свернуты. Произошел серьезный разрыв прикладной "оборонной" науки с высшей школой, с академическими институтами, начался отток кадров.

Поэтому-то выбор и обоснование приоритетов в создании, производстве и эксплуатации вооружений и военной техники сегодня актуальны как никогда. Также важна сбалансированность оборонного заказа и военно-технического сотрудничества. И наша академия работает по этим направлениям очень активно. РАРАН участвует и в научном обосновании программ вооружений и государственного оборонного заказа. Мы проводим исследования в интересах разработки новейших средств поражения, разведки, информационного обеспечения, автоматизированных систем управления, создания высокоточного и нелетального оружия.Очень важное направление - унификация и стандартизация вооружений и военной техники, разработка новых прорывных технологий.

Проблемы, стоящие перед военной наукой, весьма многоплановы. При этом решение их упирается порой в совершенно мелочное финансирование, а иногда просто в бюрократическую стену.

Возьмем, к примеру, частный аспект: производство высокоэнергетических материалов - порохов и компонентов твердого ракетного топлива. Россия утратила регионы, дававшие нам хлопок. Сегодня это заграница. А вся наша технология получения порохов основана на использовании целлюлозы, выработанной из хлопка... Мы разработали специальную программу получения целлюлозы альтернативным путем - из древесины. Технология не очень сложная. Но она другая в сравнении с той, что основана на переработке хлопка. Соответственно, требуются капиталовложения, необходимо проведение длительных и сложных испытаний, а также создание новых производственных линий. Однако денег на это не дали, и работы стоят.

Или другая проблема... Буквально на глазах теряется технология производства одного из компонентов смесевого твердого топлива для ракет нового поколения. Чтобы сохранить технологию, требуется всего-то три миллиона в долларовом исчислении. Но этих средств при формировании госзаказа не находится!

Покупка иного заморского футболиста для ЦСКА стоит порой дороже, но финансы для этого откуда-то появляются. А мы-то ведем речь о безопасности страны...

Сами посудите, в странах НАТО идут активные работы по созданию боеприпасов пониженного риска. Самое важное, что под эту программу создаются новые стандарты. Суть боеприпасов пониженного риска в том, что они не взрываются при попадании в них поражающих элементов, тех же осколков.

Наши боеприпасы, может быть, и не хуже и тоже не реагируют на попадание осколков, только выпускаются они в соответствии с теми стандартами, которые на Западе считаются устаревшими. РАРАН давно предлагает провести целый комплекс мер по приведению отечественной боеприпасной отрасли к утверждающемуся сейчас мировому уровню. Несколько лет назад мы даже разработали соответствующие предложения для заказчиков, выработали программы, провели многочисленные конференции. Но ничего с места не сдвинулось. Задержка с решением таких чисто организационных проблем может привести к тому, что наши боеприпасы скоро вообще перестанут покупать на мировом рынке, ведь они безнадежно отстанут от мировых стандартов.

Еще одна беда - разрозненность разработок. У нас нет комплексного подхода. В разных тактических звеньях подходы разные. Увязать их - тоже наша задача.

Впрочем, не все у нас плохо. Есть очень интересные разработки по качественному повышению мощи бронетанковой техники за счет ее модернизации. Нам вполне по силам малыми средствами поднять на более высокий уровень этот вид техники, считающийся в Сухопутных войсках основным. И на выставке в Нижнем Тагиле можно будет увидеть много перспективных модернизационных проектов.

У нас есть очень интересные наработки и по индивидуальной экипировке бойцов: в полном вооружении перспективная амуниция солдата весит 80 килограмм. Несмотря на столь, казалось бы, большой вес, ее можно носить на себе, почти не чувствуя тяжести. Фактически мы получаем подобие скафандра с индивидуальным охлаждением и подогревом, с особой компенсационной разгрузкой, с космической связью и так далее. В подобном снаряжении боец становится практически неуязвимым и даже внешне напоминающим киборга.

Наша академия делает все возможное, чтобы военная наука в России решала именно те задачи, которые перед ней ставит сама жизнь. У нас пока еще есть интеллектуальные, научно-технические и технологические возможности для придания родной армии самого современного облика. Просто следует понимать, что время работает против нас. Нам необходимо наверстывать упущенное, идти вперед, придерживаясь утвержденных планов, ни в коем случае не экономя на науке.

***

Наша справка

Академия артиллерийских наук была учреждена постановлением Совмина СССР в мае 1946 года, упразднена в 1953 году. В апреле 1994 года Указом президента РФ воссоздана на качественно новом уровне как Российская академия ракетных и артиллерийских наук (РАРАН).



©РАН 2018