http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=962fc733-6533-4333-bbe4-0b25769d2cc2&_Language= ru&print=1
© 2018 Российская академия наук

ЮБИЛЕЙ УЧЕНОГО-АФРИКАНИСТА

26.06.2007

Источник: Азия и Африка сегодня, Интервью взял А.ХРЕНКОВ



15 апреля исполнилось 75 лет выдающему российскому африканисту, члену-корреспонденту Российской академии наук Анатолию Андреевичу Громыко, многие годы возглавлявшему Институт Африки РАН. Сердечно поздравляя выдающегося ученого, дипломата и общественного деятеля с юбилеем, мы попросили его ответить на некоторые вопросы нашего журнала.

АиАС: Анатолий Андреевич, довольно продолжительный период вашей научной деятельности и карьеры связан с Африкой. Не могли бы вы рассказать читателям журнала "Азия и Африка сегодня" о том, как и почему вы пришли в африканистику, заинтересовались Африкой? Как и когда впервые начали работать по этой тематике? Почему это была именно Африка, несмотря на то, что детство ваше прошло не в Африке, а в Америке, и вы много занимались позже внутриполитическими проблемами США, написали книгу о Д.Ф.Кеннеди, работали в Институте США и Канады и т.д.? И, несмотря на это, - почему, как возникла в вашей жизни и научных интересах Африка?

А.Громыко: Пришел я в африканистику благодаря стечению обстоятельств. В начале 60-х годов я работал в советском посольстве в Великобритании первым секретарем, а затем и советником посла А.А.Солдатова. В сферу моих обязанностей входили внешнеполитические проблемы, в том числе политика Лондона в Африке. Это было время развала британской империи, появления в Африке все новых независимых государств. Советник посольства Александр Иосифович Романов был направлен послом в Нигерию. Мне пришлось взять на себя весь круг его обязанностей, в том числе по Африке. Так постепенно я втянулся в детальное изучение не только дел европейских и американских, но и ситуации на Черном континенте.

В 1965 году, когда я вернулся в Москву, директор Института Африки Василий Григорьевич Солодовников пригласил меня поработать заведующим сектором проблем внешней политики африканских стран. Я согласился, так как чувствовал - это мне по силам. К тому же, каждый, кто соприкоснулся с Африкой, знает - эта госпожа имеет очень цепкие объятия и уже не отпускает из них ни дипломатов, ни ученых.

Да, действительно, изучение США и советско-американских отношений было у меня на первом месте. Изучение роли в политической жизни США американского Конгресса, особенно его верхней палаты - сената, были моей первой серьезной ступенью в науке, по этой теме я опубликовал свою первую научную работу - монографию "Конгресс США". Про себя я решил работать по двум направлениям, как США, так и Африки.

Руководил сектором в Институте Африки и писал книгу о приходе к власти Д.Ф.Кеннеди и внешней политике его правительства. В секторе мы выполняли актуальное исследование территориальных и пограничных конфликтов на Африканском континенте. К сожалению, эта работа была опубликована под грифом "для служебного пользования". Ее прогнозы подтвердились.

АиАС: Какие, на ваш взгляд, были основные завоевания и достижения у советской африканистики? Естественно, помимо того, что был создан специализированный Институт Африки АН СССР.

А.Громыко: Завоевания и достижения у советской африканистики были немалые. На первых порах основной упор был сделан на изучение социально-экономической обстановки на континенте, а также в отдельных странах. Талантливый коллектив института в этом плане работал на уровне мировых стандартов, что, в частности, отразилось в выходе двух изданий энциклопедии по Африке. Слабее дело обстояло при изучении политических проблем и особенно двусторонних советско-африканских отношений. Много внимания уделялось продвижению в Африке марксистской идеологии и военной помощи. В ООН было налажено многостороннее сотрудничество с делегациями африканских стран по целому ряду вопросов. Об Африке публиковалась научная информация в виде книг, статей и служебных записок ученых. Африка постепенно становилась для советских людей все понятнее. Для политиков и дипломатов к тому же пошла информация из открывшихся там советских посольств.

АиАС: Какие ошибки, на ваш взгляд, были допущены в работе на африканском направлении в советское время? Я имею в виду не научные ошибки, а в сфере государственной политики, в том числе экономической. И что необходимо было бы сделать, чтобы эта работа велась более эффективно? Возможно сейчас, через призму времени, это видно лучше.

А.Громыко: Основной ошибкой в советское время на африканском направлении, на мой взгляд, была серьезная недооценка, а в отдельных случаях и просто игнорирование экономических связей. Здесь советский рычаг был или слишком неповоротливый, или слабый. Исключением стало, пожалуй, строительство СССР Асуанской плотины в Египте.

В СССР так до конца и не разобрались в том, какая экономическая политика нужна нам в Африке. Даже когда внешнеэкономическая активность была на достаточно высоком уровне, направлялась она преимущественно в промышленные предприятия. Возможно, это парадоксально, но нередко они для слаборазвитой экономики были обузой. Вспоминаю, например, один из своих приездов в Эфиопию, где мы тогда построили тракторный завод в Назрете. Вроде бы дело хорошее, но, оказалось, преждевременное. В доверительном плане эфиопы мне говорили, что им больше нужны не заводы, а снабжение крестьян простыми орудиями сельского труда - мотыгами, лопатами и удобрениями. Всего этого тогда там остро не хватало.

АиАС: Что бы изменили вы в своей работе как руководитель Института Африки, если бы была возможность вернуться в то время и начать сначала? Какие, на ваш взгляд, были ошибки (если были) и не использованные возможности?

А.Громыко: Уделил бы больше внимания организации полевых исследований в ключевых странах Африки. С помощью экспедиций и исследований на местах можно получать непосредственную и объективную информацию о социальных и этнических процессах. Я, однако, сомневаюсь, что задним числом рационально домысливать, что и как в прошлом можно было бы сделать лучше и эффективнее. Каждый человек, от дворника до руководителя страны, живет в своем времени. Отделить себя, свои дела от времени как в прошлом, так и настоящем, невозможно. Призма истории полезна, но не более. Все восклицают - "О времена, о нравы!" При этом одни осуждают прошлое, другие настоящее. Не в последнюю очередь поэтому российское общество одолевают ныне не в меру острые противоречия и разногласия. Это мешает выработке правильных решений на будущее. Как можно, например, иметь одну национальную идею в стране, где живут около сотни национальностей. Может быть, лучше найти согласие по основным критериям развития общества, где в центре стоит задача сохранения России как целостного и сильного государства, построенного на прочном фундаменте демократии, материального поощрения, равенства возможностей для каждого гражданина и обязательно социальной справедливости.

АиАС: Были ли во время ваших поездок по странам Африки моменты, которые вам особенно памятны?

А.Громыко: Самой памятной поездкой в Африку стало посещение в начале 80-х годов африканской глубинки, особенно в Нигерии и Габоне, деревень и мастерских скульпторов и художников. Тогда я работал над книгой о традиционном искусстве Тропической Африки, масках и скульптурах. Провел много бесед с африканцами об искусстве. Многие из них опубликовал. Если говорить о "моменте", то это была встреча в нигерийской деревне со старой африканкой, когда я купил у нее статуэтки мужчины и женщины из бронзы. Крестьянка была счастлива, она получила за свои маленькие шедевры неплохие деньги. Но она сильно погрустнела, когда я их забрал. Статуэтки для нее были частью жизни, а я их увозил.

АиАС: Нужна ли сейчас, по вашему мнению, России Африка? Имеется в виду, нужна ли она России политически и экономически, культурно. И как бы вы могли обосновать эту "нужность"? Но не в общих словах, а на каких-либо конкретных примерах, понятных, например, механизатору какого-нибудь аграрного хозяйства в глубинке России или, скажем, московскому строителю.

А.Громыко: Когда мы имеем дело с более чем пятьюдесятью государствами целого континента, богатого ценным минеральным сырьем, дешевой рабочей силой и стремлением руководства этих стран к двустороннему и многостороннему сотрудничеству с Россией, то ответ на вопрос, нужна ли Африка России, напрашивается сам собой. Конечно, нужна! Нужна Африке и Россия с ее дружелюбной внешней политикой, защитой в международных отношениях силы права, а не права силы.

АиАС: Как вы относитесь к идее трудовой миграции из стран Африки в Россию, учитывая демографические проблемы в нашей стране? В том числе и миграции специалистов?

А.Громыко: Россия заинтересована в трудовой миграции из-за рубежа, но последняя должна проходить в рамках законов нашей страны. Миграция из Африки в перспективе возможна, она, однако, не примет значительных масштабов. Это будет "точечная миграция", когда знания африканских специалистов, например, юристов, могут пригодиться российскому деловому миру, если он решится делать бизнес в Африке. Например, производить для россиян кофе и поставлять его без участия посредников.

В Танзании министр этой страны мне однажды предложил взять в управление землю и наладить кофейную плантацию. Я его поблагодарил и отказался. Может быть, зря?