ЛУНА И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ

09.04.2013

Источник: Наука и технологии России, Σ Боровикова Екатерина

О Дне космонавтики

Перед началом круглого стола в РИА «Новости», приуроченного ко Дню космонавтики, на экране показывали знаменитые кадры, запечатлевшие отправку первого человека в космос. «Ностальгическим расчёсыванием собственной гордости» назвал директор Института космических исследований академик Лев Зелёный эти воспоминания о былом величии советской космонавтики. Он и другие эксперты рассказали, какими проектами занимается её российская преемница сейчас.

Первый приоритет российской программы фундаментальных исследований в части изучения Солнечной системы – Луна. Первые три проекта исследования Луны получили финансирование и, по словам Льва Зелёного, «уже воплощаются в железе». Они намечены на 2015, 2016 и 2017 годы, хотя в расписании возможны изменения.

В 2015 году будет запущен космический аппарат, который совершит посадку вблизи южного полюса Луны. Мягкая посадка – достижение ещё советских инженеров, и за это новый аппарат, который восстанавливает прежнюю славу, переименовали из «Луны-Глоб» в «Луну-25». Аппарат возьмёт на Луне пробы грунта. Лев Зелёный подчеркнул сложность этой задачи. На Луне, как известно, есть вода (точнее, лёд) – академик полагает, что её занесли туда кометы. При обычном бурении он испарится, поэтому в данном случае для забора проб придётся разработать особую технологию.

На 2016 год планируется запуск большого орбитального аппарата «Луна-26», который будет обращаться вокруг Луны и займётся исследованиями её экзосферы, магнитных аномалий, а также частиц сверхвысоких энергий, которые возникают при вспышках сверхновых.

Последним в 2017 году полетит аппарат «Луна-27», который высадится на одном из полюсов спутника и будет изучать пробы грунта, взятые на глубине около 1,5–2 метров.

Однако для серьёзных исследований грунт необходимо доставить в земные лаборатории. Доставка грунта на Землю – задача одной из следующих экспедиций, которая, возможно, будет совместной с Европейским космическим агентством и планируется на 2020-е годы. Более серьёзные намерения в отношении Луны, по словам академика, пока остаются в области фантастики.

Марс

О проекте «ЭкзоМарс», российская сторона которого испытывала трудности с деньгами, но уже решила их, рассказал глава представительства Европейского космического агентства в России Рене Пишель. Программа «ЭкзоМарс» состоит из двух частей. В 2016 году к Марсу будет запущен орбитальный аппарат, главной целью которого будет исследование атмосферы планеты; кроме того, он будет служить для обмена данными с марсоходом. Также на Марс спустится посадочный аппарат, тестирующий мягкую посадку. Главная часть программы намечена на 2018 год, когда на Красную планету высадится марсоход с научными приборами, в том числе российскими.

Прибор для исследования атмосферы Марса разрабатывается в ИКИ РАН под руководством Олега Кораблёва. Он называется Trace Gas Orbiter и предназначен для анализа малых составляющих атмосферы планеты. Эта задача выросла из открытия метана в атмосфере Марса, пояснил Олег Кораблёв. Изначально казалось, что метана в атмосфере Марса быть не может. Так как он достаточно быстро по геологическим меркам разлагается под ультрафиолетовым излучением, то наличие его в атмосфере означает, что он в неё постоянно откуда-то поступает. Возможно, его источник – ископаемые. Тогда встаёт вопрос, как образовались эти залежи. Другой вариант – допустить существование очень скудной, но биосферы, которая поддерживает концентрацию метана в атмосфере. Есть и другая загадка – метан в атмосфере наблюдается непостоянно. Почему так происходит, непонятно: предположительно метан существует в атмосфере Марса около 300 лет и этого времени должно было быть достаточно, чтобы он равномерно «размешался» в атмосфере. Поэтому регистрация метана – главная задача первого этапа программы «ЭкзоМарс». Кроме того, учёным интересны и другие газы в атмосфере Марса: например, наличие сернистых соединений могло бы свидетельствовать о вулканической активности. С Земли их обнаружить нельзя, хотя следы молодой вулканической активности на планете есть.

Другой российский прибор, который попадёт на Марс в рамках программы, предназначен для исследования подпочвенной воды на планете. Его разработкой занимается ведущий научный сотрудник лаборатории космической гамма-спектроскопии ИКИ РАН Максим Литвак. В том, что вода есть в полярных областях Марса, учёные уже не сомневаются. Теперь они намерены исследовать почву в районе марсианского экватора. Для этого прибору понадобится высокое пространственное разрешение – 30 километров.

Обсуждая поиски воды на Красной планете, участники круглого стола не могли не вспомнить и прибор ДАН, установленный на марсоходе Curiosity. Не так давно он нашёл на Марсе участки с достаточно большим по марсианским меркам содержанием воды – таким, что, по словам Максима Литвака, впору начать размышлять о пригодности условий на древнем Марсе для возникновения жизни. Сейчас Curiosity остался без связи с Землёй до начала мая, так как Солнце закрывает Марс от Земли. Максим Литвак выразил надежду, что когда марсоход двинется дальше, он сможет найти ещё более «влажные» места. «Надеемся, что результаты будут ещё более фантастическими, чем они были до сего момента», – сказал он.

Юпитер

Следующий объект, в исследовании которого намереваются принять участие российские учёные, – спутники Юпитера. Так, спутник Европа являет собой целый океан солёной воды, скрытой под толщей льда. Но к Европе подобраться очень сложно – она находится в самом центре радиационных поясов Юпитера, где радиация на порядки больше, чем в радиационных поясах Земли, никакая электроника долго этого не выдержит, пояснил Лев Зелёный. «Некоторые шутят, что, чтобы туда полететь, нужно отказаться от современной электроники и вернуться к ламповой, которая не подвержена радиации, с ней можно лететь хоть в самое пекло», – сказал он. Из-за этих трудностей исследователи переключились на Ганимед. Сейчас российские учёные обсуждают с европейскими коллегами возможность совместной миссии на этот спутник Юпитера.

Судя по всему, под слоем льда, покрывающим Ганимед, тоже есть жидкость, рассказал Олег Кораблёв. «Такие ледяные миры с водой в своих недрах расширяют наше представление об обитаемой зоне. Считалось, что в неё едва попадает Марс, а оказалось, что условия для возникновения жизни существуют гораздо дальше от Солнца», – пояснил он. На Ганимеде с радиацией полегче, но масса спутника больше, и сама посадка будет сложнее. При этом если на Европе была надежда обнаружить следы жизни в воде, которая выбрасывается через трещины во льду на поверхность, то на Ганимеде такая ситуация невозможна. Так что речь идёт только об экспериментах по исследованию внутреннего строения, небесной механики, приливных сил, которые влияют на спутник. Свой проект российские учёные планируют скоординировать с полётом европейской станции JUICE, которая будет запущена в 2023 году и доберётся до системы Юпитера через 6–7 лет после старта.



©РАН 2019