http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=dd586ff8-c88d-4563-98c4-86dd4e96af90&print=1
© 2022 Российская академия наук

Томас Алва Эдисон и Никола Тесла – два типа мироощущения инноваторов

15.09.2009

Источник: STRF, Андрей Бахур



Когда мы рассуждаем о схемах инновационных предприятий, то мало задумываемся о том, что производственный процесс в них — «эзотерический». Основная работа проделывается людьми, обладающими определенным мироощущением. Мы наблюдаем только внешние аспекты, обусловленные этим производственным процессом. Но очевидно, что именно это мироощущение определяет и характер производственного процесса, и характер создаваемого инновационного продукта.

Для того, чтобы внести в этот вопрос некоторую ясность, обратимся к творчеству двух инновационных гениев — Томаса Алвы Эдисона (1847 — 1931) и Николы Теслы (1856 — 1943). Оба они обладали не только высоким уровнем дарования, но и много работали над собой для проявления этой одаренности. В результате оба были номинированы на Нобелевскую премию, правда, в разные годы и за различные достижения. Интересно, что Никола Тесла одно время даже работал в фирме Эдисона, однако этот период был непродолжительным.

Но для нас важно то, что в их инновационном творчестве явно просматриваются два отличающихся по своему характеру мироощущения. И для их выявления можно опереться на достаточное количество свидетельств, в том числе и оставленных непосредственно Эдисоном и Теслой.

«Беспокойство — это неудовлетворённость, а неудовлетворённость — первейшее условие прогресса. Покажите мне совершенно удовлетворённого человека, и я вам открою в нём неудачника». Очевидно, что эти слова Эдисона, характеризуя его «инновационную пассионарность», выходят за рамки его личного мироощущения. Можно с большой степенью уверенности предположить, что эта мысль вполне объясняет и «инновационную пассионарность» Теслы. Эта мысль носит настолько обобщающий характер, что заслуживает отдельного разговора.

Но вот следующие слова Эдисона характеризуют его кредо изобретателя. «Я не исследую законы природы и не сделал крупных открытий. Я не изучал их так, как изучали их Ньютон, Кеплер, Фарадей и Генри для того, чтобы узнать истину. Я только профессиональный изобретатель. Все мои изыскания и опыты производились исключительно в целях отыскать что-либо, имеющее практическую ценность». Последняя часть этого высказывания оформилась в девиз: «Никогда не изобретай то, на что нет спроса».

«Неудовлетворенность — первейшее условие прогресса» у Эдисона вызывалась его поразительным видением того, как можно из проявления природных свойств сделать не просто работающее, а практичное изделие. Его интуиция, которой он безоговорочно доверял, была в чем-то сродни практической сметке. Это объясняет его необыкновенную наблюдательность во всем, что можно сделать здесь и сейчас, когда это сделанное заработает и сразу даст очевидную пользу (напомним, что одним из первых его изобретений было устройство, позволявшее телеграфисту Эдисону спать, когда начальник пытался проконтролировать его присутствие с другого аппарата). Характерный пример — знакомые Эдисона удивлялись, почему тяжело открывается калитка его дома. Один из них заметил, что такой гений мог бы сконструировать нечто более совершенное. Секрет объяснил сам Эдисон: «Мне кажется, калитка сконструирована гениально. Она соединена с насосом домашнего водопровода. Каждый, кто входит, накачивает в цистерну двадцать литров воды».

Нацеленность Эдисона на результат «здесь и сейчас», вместе с интуитивным ощущением практичности этого результата, объясняет тот способ работы, с помощью которого он создавал свои произведения

Нацеленность Эдисона на результат «здесь и сейчас», вместе с интуитивным ощущением практичности этого результата, объясняет тот способ работы, с помощью которого он создавал свои произведения. «Учуяв» очередное изобретение, он уже не мог остановиться. Ему казалось, что вот-вот и результат будет достигнут. Он работал по 16—18 часов, экспериментируя с различными вариациями решения задачи, пока не находил «то самое». «У меня не было никаких неудач. Я с успехом определил пять тысяч способов, которые никуда не годятся. В результате я на пять тысяч способов ближе к тому способу, который сработает» (для изобретения лампы накаливания Эдисону понадобилось поставить больше 11 тысяч опытов), «Я не терпел поражений. Я просто нашёл 10 000 способов, которые не работают». Но в этом поиске он уже не опирался на свою интуицию. Здесь он верил только очевидности. «Секрет гения — это работа, настойчивость и здравый смысл», «Гений — это 1 процент вдохновения и 99 процентов пота (1 процент inspiration and 99 процентов perspiration).» Конечно, здесь сказалось и изначальное отсутствие регулярного образования. Эдисон даже не закончил школу, не говоря уж о высшем образовании. Да, он настойчиво занимался самообразованием. «Как скульптору необходим кусок мрамора, так душе необходимы знания». «Важнейшая задача цивилизации — научить человека мыслить». Но из-за отсутствия целостной базы дальнейший процесс самообразования носил догоняющий его изобретения характер.

У Николы Теслы «неудовлетворенность — первейшее условие прогресса» вызывалась внутренним ощущением существования поразительных свойств электричества, скрытых за ясно видимыми возможностями его использования. В инновационном творчестве Теслы мы видим совершенно другую направленность интуиции: «Интуиция — это нечто такое, что опережает точное знание. Наш мозг обладает, без сомнения, очень чувствительными нервными клетками, что позволяет ощущать истину, даже когда она недоступна логическим выводам или другим умственным усилиям». В каждом найденном техническом решении Тесле было важно и само повышение чувствительности его нервных клеток в отношении ощущения истины. Первой идеей, в которую он поверил еще в студенческие годы, было применение переменных токов. Многие отговаривали Теслу от «несбыточной фантазии». И он даже почти с ними согласился: «Под воздействием авторитета профессора я на некоторое время отказался от своей идеи», «но быстро пришел к выводу, что я прав. И я принялся за работу со всем жаром и беспредельной верой юности». А в 1888 году Никола Тесла запатентовал асинхронный двигатель. Следом потянулась цепь поразительных идей, которые снискали Тесле славу «чернокнижника от науки». Ему приписывали способность вызывать землетрясения. Загадочный взрыв в бассейне Подкаменной Тунгуски в 1908 году также считали результатом его экспериментов.

Никола Тесла: «Интуиция – это нечто такое, что опережает точное знание»

Та направленность интуиции, которая была характерна для Тесла, вкупе с фундаментальным европейским образованием определили способ работы, с помощью которого он создавал свои произведения. Ощутив «нечто такое, что опережает точное знание», Тесла уже не мог остановиться и с присущей ему высокой работоспособностью глубоко и всесторонне это обдумывал. Он разрабатывал теоретические аспекты и выбирал вопросы, требующие экспериментальной проверки. И после этого «шел на результат». Но, обладая потрясающей работоспособностью, Тесла все время старался ее использовать продуктивно. И делал ставку на совершенствование своей интуиции. В этом можно увидеть объяснение его потрясающим проникновениям в возможности электричества.

За этими краткими описаниями проглядывают два заметно, если не сказать качественно различающиеся мироощущения гениальных инноваторов: Томаса Алвы Эдисона и Николы Теслы. И мы можем проследить то, как эти два мироощущения проявлялись и в понимании того, что рассматривалось их носителями в качестве инновационных продуктов, и того, как организовывалось их производство. Это важно не только в плане истории. Это важно потому, что за этими личностными мироощущениями и образом мысли и образом действия Томаса Эдисона и Николы Теслы мы видим довольно характерные типажи. А значит, в их опыте и в понимании оснований его происхождения мы можем увидеть объяснения, необходимые для решения задач инновационного производства наших дней. Ведь эти основания действительны и в настоящее время.

Первый типаж, который мы видим в Эдисоне (здесь стоит подчеркнуть, что мы не сводим его к типажу, а просто наблюдаем в нем это), решает задачи использования открытых природных свойств для создания продукта обладающего ценностью для заметного количества потребителей «здесь и сейчас». Он их не открывает, точнее не ставит себе задачу открыть. Он ставит себе задачу применить это, сделать так, чтобы устройство на основе этих свойств было не просто работоспособным, но и доступным в широком использовании. Его инновационный продукт — это конкретное техническое решение, которое делает доступными для удовлетворения повседневных нужд людей некоторые природные свойства. Его производственный процесс состоит в соединении некоторой повседневной нужды с известным природным свойством. Это соединение реализуется в устройстве, характеристики которого подбираются для обеспечения большего удобства пользования.

За этим мироощущением проглядывает венчурная схема инновационного производства. Гениальную интуицию Эдисона в ней заменяет набор проектов. Там, где Эдисон интуитивно выбирал то, что достойно проекта, «закидывается сеть», в которую что-то да попадет.

Второй типаж мы видим в Тесле. В этом случае мы имеем дело с соединением исследователя и изобретателя. Он тоже практичен. Но практичность этого типажа не носит характера «здесь и сейчас». Он уже ставит себе задачу проникнуть в существо свойств природы, чтобы понять как их «приручить». Его инновационный продукт включает в себя две составляющих. Одна из них более-менее очевидна — это принципиальное устройство, которое показывает, как стихия становится орудием, направляемым человеческой мыслью. Другая — это совершенствование интуиции, умения предвосхищать истину. Его производственный процесс состоит в выходе за границы известного и соединении этого с видимыми или ощущаемыми им потребностями людей. Это соединение также реализуется в устройстве. Однако для этого типажа в созданном устройстве важен не только показ его работоспособности, но и «обращение» к интуиции окружающих. Важно «подтолкнуть» их к шагу за... Это как рисунок № 1 из «Маленького принца».

За этим мироощущением мы видим возможность другой инновационной производственной схемы. Она не настолько понятна, как венчурная. Можно заметить, что предпринятую в СССР попытку создания научно-производственных объединений можно рассматривать как попытку реализации такой производственной схемы. Не менее интересен в этом отношении опыт лабораторий Белла.

Завершая этот материал, стоит отметить, что речь не идет о противопоставлении этих мироощущений и обусловленных ими производственных инновационных схем. Раз за ними стоят определенные типажи, которые, кстати, имеют ответные типажи и в потребителях результатов, то нет смысла их противопоставлять.

Однако, можно заметить, что есть предпосылки к их синтезу. Но это весьма непростая задача. Ведь этот синтез — не объединение организационных схем, а объединение весьма различающихся мироощущений, лежащих в их основе. А отношения между ними весьма сложные. И этого вопроса мы коснемся в следующем материале, героями которого также будут Томас Алва Эдисон и Никола Тесла, но и не только они — ведь речь идет о типажах.