Российские ученые не хотят работать в России

30.08.2010

Источник: Телеканал РЕН, Вячеслав Гузь, Вячеслав Харитонов



По данным благотворительного фонда поддержки российской науки «Династия», 70% эмигрантов от науки отправляются в США. По данным Центра науковедения РАН, по своей научной специальности устраиваются работать и полностью удовлетворены своим положением только 20% российских ученых.

«В основном из России уезжают молодые ученые, занятые в конкурентоспособных областях науки. Это специалисты в области физики, математики, астрономии и почвоведения», — сообщил сегодня журналистам замминистра образования и науки РФ Дмитрий Ливанов. Всего, по его словам, с 1989 по 2004 год за рубеж уехали порядка 25 тысяч ученых, около 30 тысяч ежегодно работают заграницей по временным контрактам.

Согласно подсчетам ЮНЕСКО, убытки от отъезда каждого ученого российские власти в среднем оценивают в 300 тысяч долларов. Эта сумма включает в себя расходы на образование и повышение квалификации специалиста, упущенную выгоду, косвенные потери от снижения уровня научных кадров и другие элементы.

На конгрессе математиков в Индии, как нигде, виден масштаб утечки мозгов из России: фамилии выступающих русские, место работы — европейские и американские Университеты. По мнению экспертов, Россия сегодня в кадровой демографической дыре. В год из-за эмиграции ученых страна теряет шестьдесят миллиардов долларов.

Анатолий Вершик, профессор, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского математического института им. Стеклова:

«Проблем очень много, проблема не финансовые, а скорее они состоят в том, что контакта между учеными и властью недостаточно. Можно сказать, что его почти нет»

Преподаватель лондонского Империал Колледжа Дмитрий Тураев говорит о полноте хаоса на языке формул и схем. И на английском. Выпускник факультета вычислительной математики Горьковского университета, Дмитрий уехал из России в 94 году, работал в Израиле, Германии, сейчас преподает в Англии. Планов вернуться пока нет.

Дмитрий Тураев, преподаватель математики Имперского колледжа, Великобритания:

«Нет, не собираюсь. У меня все хорошо. Ну и потом, преподавание… Я стараюсь заниматься наукой. В принципе, я не думаю о преподавании. С преподаванием у нас все в порядке. Потом, мы общаемся с русскими коллегами очень плотно»

Тяжелые девяностые ставили перед учеными выбор: уехать или остаться? Это как решение головоломки: нужно вынуть монетку из ловушки, закрытой шариками. Ответ очевиден, если изменить подход к ее решению.

Владимир Вершинин, преподаватель математики Университета Монпелье, Франция:

«Во Франции зарплата, скажем, среднего профессора в три раза больше, чем в России. Не так астрономически, как в Америке. Но там социалистическая система, бесплатное медобслуживание и многое того, чего в Америке нет».

Один преподает в Калифорнии, другой в Ургенче. Узбекские математики Заир и Зафар Ибрагимовы с тоской вспоминают историю: тысячу лет назад ученые всего мира ехали в Хорезм, в Академию Мамуна, послушать Аль Беруни, Авиценну, Аль Хорезми. Теперь на лекции едут в Европу и США.

Заир Ибрагимов, профессор математики Калифорнийского Университета, США:

«— Но назад не собираетесь, в Узбекистан?

— Конечно, собираюсь. Когда-нибудь. Может, в Россию, может, в Казахстан, в бывший Союз. Я не против вернуться. Ну, детей надо поднять, тогда буду думать: вернуться в Узбекистан, может в Казхстан, может в Россию.

— А может Зафар приедет к вам?»

Зафар Ибрагимов, преподаватель математики Ургенчского Университета:

«Ну, я тоже собираюсь уехать. На время, конечно»

В этом году самая престижная математическая награда — медаль Филдса — досталась россиянину, преподающему в Женеве. Станислав Смирнов занимается критическими системами, их еще называют системами с фазовым переходом, когда материал, набрав массу или температуру, вдруг меняет свои качества. В перспективе это проблема для всей российской науки.

Станислав Смирнов, преподаватель математики Женевского Университета:

«Зарплата даже профессора в России, она не так уж высока. И к тому же, правительство достаточно долгое время не обращало внимания на условия занятия наукой. И вот эти два давления: экономические условия не очень хорошие и условия на работе не очень хорошие, они привели к какому-то оттоку. Но я надеюсь, что это улучшится»

В американской компании Интел работают полторы тысячи россиян. А в АйБиЭм — тысяча. Им просто создали нормальные условия для работы.



©РАН 2019