1 сентября 2005 г. НА НАС ПОКА ЕЩЕ НАДЕЮТСЯ...

01.09.2005



НА НАС ПОКА ЕЩЕ НАДЕЮТСЯ...

Для Российской академии наук и Профсоюза работников РАН весна и лето нынешнего года оказались весьма насыщенными знаковыми событиями, связанными с правительственными намерениями реформировать российскую науку. Майское Общее собрание РАН устами своего член-кореспондента Владимира Арлазарова освистало министра Андрея Фурсенко, по поводу чего президент РАН Ю.С. Осипов высказал большое неудовольствие и предложил протестующему покинуть зал.

Однако, несмотря на все критические выступления и на cтоль бурные выражения несогласия с министерскими реформаторами, принятое в итоге решение Общего собрания РАН оказалось компромиссно-беззубым. "Ученые выпустили пар и согласились на реформу Российской Академии наук", "Академические залпы вхолостую. Общее собрание РАН покипятилось и пришло к компромиссу с министерством", "Академия наук смирилась с планами чиновников" - эти газетные заголовки в "Известиях" от 19 и 20 мая достаточно точно характеризуют сложившуюся ситуацию.

Выступление председателя Профсоюза работников РАН В.Н. Соболева на Общем собрании 18 мая, к сожалению, оказалось на фоне происходящего бледноватым и мягким по отношению к властям, за что, по-видимому, он и удостоился похвалы от Ю.С. Осипова. Избавь нас Бог от этаких похвал!

Академический протест продолжился 24 мая на Горбатом мосту у Дома правительства РФ митингом работников науки, организованным профсоюзом работников РАН, который поддержали общественно-политические организации - КПРФ и "Яблоко". Протестные акции работников науки прошли также в ряде других городов России. В выступлениях на митинге в Москве была отмечена, в частности, необходимость в более организованных, осмысленных и решительных действиях всего научного сообщества, всей бюджетной сферы, всего народа. Этого пока нам еще очень не хватает.

Да, реформы в науке нужны. И не только в науке. Прежде всего нужно реформировать отношение к науке со стороны властей. Бандитский капитал и коррумпированные чиновники воспринимают науку только как препятствие к дальнейшей "прихватизации" земли и недвижимости, которые пока еще находятся в распоряжении научных организаций. Наша ветвистая власть идет на поводу у этих злобных корыстных интересов. Стараясь расплатиться с внешними долгами, от которых большинство из нас ничего хорошего не имело и с происхождением которых стоило бы разобраться не менее основательно, чем с положением дел в РАО "ЕЭС России", правительство фактически полностью игнорирует внутренние долги.

Власть в большом долгу перед научным сообществом, перед студентами, пенсионерами и всеми бюджетниками, за счет которых строится бандитский капитализм и для которых поэтому у правительства "нет денег". Выступая недавно на первом канале телевидения, А.И. Солженицын в этой связи неоднократно повторил слово "ограбление". Этот очевидный вопиющий факт продолжающегося ограбления должен стать основой массовых ответных наступательных действий Профсоюза работников РАН, но пока еще не стал таковым по разным причинам, которые в своей совокупности заслуживают обстоятельного анализа.

Прискорбно, что руководство Профсоюза РАН не уделяет должного внимания этому важнейшему вопросу, хотя по нему имеются соответствующие решения с формулировкой наших требований об установлении реальной ответственности власти и компенсации потерь от неисполнения законов. В.Н. Соболев в своем выступлении на Общем собрании РАН 18 мая почему-то не сказал об этих требованиях, что, на мой взгляд, является серьезным упущением. Примечательно также, что вице-президент РАН академик Александр Некипелов в своем интервью корреспонденту "Российской газеты" 15.06.2005г. заявил следующее: "Да, ситуация в науке не идеальна, но нам кажется, что правительство должно взять на себя долю ответственности за то, что оно сотворило в 90-х годах, по сути лишив науку средств к существованию".

В последнее время в нашем профсоюзе возникают трудности не только с исполнением, но и с подготовкой и принятием необходимых решений. В начале июня состоялась юбилейная X Поволжская Ассамблея профсоюзного актива РАН "Волга-2005", во время которой, в частности, было проведено и заседание российского Совета профсоюза работников РАН. Обсуждавшееся на этом заседании Постановление Совета до сих пор - спустя три месяца, не доведено до окончательного вида, т.е. фактически отсутствует.

Расширенное заседание исполкома МРО 13 июля, на котором предполагалось обсудить итоги состоявшейся 27 июня встречи профсоюзного актива с министром А. Фурсенко, так и не дошло до этого вопроса, занявшись множеством иных аспектов бытия. Время растратили, в том числе, на неудачные попытки постижения смысла понятий "возмездно" и "безвозмездно", а также на незавершенное преодоление внезапно возникших разногласий по поводу стоимости проезда Москва-Кисловодск.

Почти как у классика:
"Наталья Павловна сначала / Его внимательно читала, / Но после как-то развлеклась / Перед окном возникшей дракой / Козла с дворовою собакой / И ею тихо занялась".

Подобные "развлечения" на наших собраниях свидетельствуют о нашей хронической коллективной неподготовленности к тому, что с нами происходит, о нашей организационной и волевой немощи.

Не оказалась в этом смысле исключением и встреча с А. Фурсенко, которая могла бы стать гораздо более содержательной и выразительной, если бы аудитория по целенаправленности и последовательности постановки своих вопросов не уподоблялась порой вышеупомянутой героине Пушкина, лучше владела фактическим материалом и была способна на более четкие, продуманные и решительные формулировки своих претензий и требований к власти. Используемая Г.К. Семиным манера авторитетного безапелляционного общения не сработала при реальном взаимодействии с министерской командой, которая вежливо, но без всякого дополнительного почтения посадила его на частокол из цифровых данных по уровню финансирования науки в процентах от ВВП, не совпадающих с теми, какие он называл. Для смягчения возникшего неудобства министр счел нужным дружески признать, что наш ВВП все-таки меньше, чем в ряде других стран. (см. пояснение от редакции).

На вопрос П.Л. Иванова о том, сколько денег выделено непосредственно на реформу науки, министр не нашелся сразу, что ответить, но потом стал называть обещаемые размеры финансирования науки в следующем и дальнейшем годах.

К концу встречи некоторые принципиальные особенности министерского отношения к науке и ее работникам стали более очевидными. В своих высказываниях министр неоднократно повторял, что денег взять негде, что деньги стабфонда - это не то и т.п., демонстрируя явное нежелание реально улучшать положение науки. Очередное эмоциональное утверждение министра на эту тему - "Да нет в стране этих денег!" - было встречено вариантом известной реплики: "Есть такие деньги!" К сожалению, на выяснение этого вопроса уже не оставалось времени. А ведь данную проблему, в соответствии с ее принципиальной важностью, следовало бы поставить в самое начало дискуссии! Но ведь мы же умные люди, мы понимаем, что у нас для нас денег нет, раз об этом говорят приличные люди - мы такие! (см. заметку "А нам все равно!" - "НС", № 5, 2005 г.)

Не хватило у нас времени и на выяснение других принципиальных моментов в позиции министра. В связи с его заявлением о необходимости честного выполнения правил ему был задан вопрос, как он относится к тому, что правительство на протяжении многих лет не выполняло своих обязательств перед народом - не исполняло закон о науке и целый ряд других законов. Не считает ли министр, что правительство в большом долгу перед всеми бюджетниками и что этот долг надо возвращать раньше, чем внешний? Ответ министра был запальчиво быстрым - закон о науке не исполнялся никогда потому, что он был популистский, в долгу не правительство, а все мы... ("У всех жена ушла!" - помните?)

Мы, конечно, во многом виноваты и должны брать на себя свою долю ответственности, если действительно хотим изменить сложившуюся уродливую ситуацию с финансированием большинства бюджетников. Но из ответов министра достаточно прозрачно следует, что нас продолжают считать - если не использовать более резких и точных выражений - мало на что способными простаками, которые "все схавают". К сожалению, мы даем веские основания для такого отношения к себе, позволяя вешать лапшу на свои уши. Если мы и дальше будем таким же образом защищать свои законные интересы, то мы вряд ли оправдаем возлагаемые на нас надежды, о которых говорилось в "НС" № 6, 2005 г.

А общение с министром следует продолжить - предварительно направив ему наши принципиальные требования и дождавшись на них письменного ответа.

                                      А.А. Самохин (ИОФ РАН)

©РАН 2020