Ключ к русской душе. Памяти академика Олега Николаевича Трубачёва

30.10.2015



Памяти академика Олега Николаевича Трубачёва (1930 –2002)

Наталья Масленникова

25 октября в Международном фонде славянской письменности и культуры прошло торжественное заседание, посвящённое 85-летию со дня рождения академика РАН О.Н. Трубачёва. Он, пожалуй, самый крупный русский славист ХХ в. Трубачёву принадлежит ведущая роль в возрождении в нашей стране славянской этимологии и развитии того направления, которое связано с исследованием лингвогенеза, духовной и материальной культуры славян по данным языка.

В своих научных трудах он неизменно сохранял верность историческому языкознанию и обозначал важность исторического подхода для исследования языковых проблем. Именно О.Н. Трубачёв предпринял в начале 1960-х гг. разработку концепции «Этимологического словаря славянских языков», в задачи которого входили реконструкция и этимологизация праславянского лексического фонда. Работу над словарем он начал уже будучи научным сотрудником Института русского языка АН СССР. Проект Трубачёва был новым словом в отечественной филологической науке и, разумеется, его благосклонно принял директор института, выдающийся русист академик В.В. Виноградов, имя которого в настоящее время и носит Институт русского языка РАН. Этот словарь стал делом жизни академика Трубачёва, он увлеченно работал над ним, а в институте специально создали сектор этимологии и ономастики, которым руководил Олег Николаевич до своей кончины. Вспоминая о начале работы над славянским словарем, профессор С.Б. Бернштейн, научный руководитель Трубачёва по аспирантуре, отмечал, в частности, следующее: «На основе коллективно составленной картотеки весь текст словаря пишет Трубачёв. Этим объясняется однородность всех элементов словаря, его цельность, единство в подаче материала и его семантического и словообразовательного анализа. Такого единства нет в польском этимологическом словаре, выходящем под общей редакцией Ф. Славского. <…> Под руководством Трубачёва работать трудно, ибо он требует полной отдачи сил, чёткой организации труда, точного выполнения всех планов. Это, однако, никогда не вызывает нареканий или обид, так как к самому себе он относится ещё строже. Во многих отношениях Олег Николаевич может служить примером». Первые 13 томов (первый том увидел свет в 1974 г.) были написаны самим автором проекта, далее в работу включились и другие сотрудники сектора. Этот труд О.Н. Трубачёва был отмечен золотой медалью В.И. Даля в 1995 г. В настоящее время словарь продолжает выходить, на сегодняшний день издано уже 39 томов.

Академик Трубачёв, по сути, создал московскую этимологическую школу.

По его инициативе у нас в стране стал издаваться первый в науке специализированный периодический сборник «Этимология», посвящённый вопросам славянской и индоевропейской этимологии. Под руководством Трубачёва в Москве в 1967 г. был проведён первый в мире симпозиум по проблемам этимологии.

Научное наследие этого великого ученого достаточно обширное, не станем перечислять все его монографии, статьи, выступления в специальных филологических изданиях, на страницах газет и журналов — это попросту невозможно. Но о двух его фундаментальных трудах позволим себе лишь напомнить: это «Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические исследования», где ученый развивал свою гипотезу дунайской прародины славян (первое издание 1991 г., второе исправленное и дополненное 2002 г. вышло посмертно. В 2001 г. Президиум РАН присудил академику О.Н. Трубачёву премию им. А.С. Пушкина за этот труд), и, конечно же, уникальное, новаторское исследование «Indoarica в Северном Причерноморье» (1999 г.). Тиражи этих книг невелики, однако, они, к счастью, размещены в международной информационной сети. А полная библиография трудов О.Н. Трубачёва вышла в издательстве «Наука» в 2003 г.: «Олег Николаевич Трубачёв. Научная деятельность. Хронологический указатель трудов» (а также см. здесь).

Итак, собрание памяти академика О.Н. Трубачеёа открыл протоиерей Димитрий Лин, клирик храма святителя Николая Мирликийского на Трех Горах. «Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему Олегу и сотвори ему вечную память», — нараспев произнес священник, и слова молитвы тихо разлились по залу: пели все, с благоговением, как поют в наших церквах. О. Димитрий Лин имеет техническое и богословское образование. В своем кратком слове он вспомнил, как еще в пору обучения в МЭИ ему в руки попал «Этимологический словарь русского языка» М. Фасмера, которым он зачитывался, однако, тогда даже не полюбопытствовал, кто же перевел сей труд с немецкого на русский язык, и, по его признанию, только недавно узнал, что эту сложную задачу выполнил О. Н. Трубачёв.

Собрание приветствовали заместитель директора Славянского фонда Л.Ю. Редкий, президент Фонда академика РАН О.Н. Трубачёва профессор Г.А. Богатова.

Затем состоялась камерная, но достаточно насыщенная по проблематике, научная конференция, организованная в основном силами сотрудников Института русского языка, вел заседание ученик и последователь О.Н. Трубачёва, сегодня один из ведущих этимологов профессор А.К. Шапошников.

Первым прозвучал доклад профессора Ж.Ж. Варбот, заведующей отделом этимологии и ономастики ИРЯ РАН, — «Золотой век русской, славянской и западноевропейской этимологии». Она, в частности, отметила, что О.Н. Трубачёв пришёл в науку в середине 50-х гг. ХХ в., тогда он служил в Институте славяноведения и балканистики АН СССР. Это было время подъема науки в целом в нашей стране, расцвета гуманитарных исследований, особенно же славистики. В 1958 г. в Москве состоялся IV Международный съезд славистов, в котором О.Н. Трубачёв уже принимал участие (напомним, что первый славистический форум прошёл в 1929 г. в Праге, затем — второй в 1934 г. в Варшаве, а в 1939 г. в Белграде состоялся последний перед войной съезд ученых-славистов). С большим воодушевлением Олег Николаевич всегда вспоминал то время — тут и молодость, и кипучая работа по подготовке к съезду, и встреча с выдающимися зарубежными учеными (именно на этом съезде Трубачёв встретился с М. Фасмером, «Этимологический словарь русского языка» которого впоследствии перевел на русский язык с изрядными дополнениями; первое издание 1964-1973 гг.), и стремление скорее проявить себя в науке, время горячих споров по самым разным вопросам славяноведения… (см. подробнее здесь)

Несомненный исследовательский талант, огромная работоспособность, знание к тому времени уже всех славянских и многих западноевропейских языков, широкая образованность, пронзительная интуиция любознательного следопыта, некий даже азарт, столь свойственный молодым годам, — всё это приметы облика Трубачёва тех лет.

Впрочем, они сохранились до конца жизни, и с приобретением опыта стали, что ли, несколько «увесистее».

Доклад лингвиста К.Л. Борисова (Великобритания) «Опыт создания словаря родственных слов Русского и Санскрита» вызвал живейший интерес у многих слушателей. Вообще, сравнительное языкознание приносит иногда удивительные, порой неожиданные плоды, помогает свершать смелые открытия. Ученый собрал свыше тысячи родственных (однокоренных) лексем обоих языков, что, несомненно, подтверждает общий генезис этих языков, а в далеком-далеком прошлом, вероятно, свидетельствует и о гомогенности, едином родовом происхождении индоарийского и славяно-русского этносов. Еще В.Я. Брюсов в стихотворении «Старый вопрос» (1914 г.) заметил, что русская речь «поет созвучно с напевом санскрита»!

А О.Н. Трубачёв в своём исследовании «Indoarica…» сделал следующее любопытное наблюдение: «…здесь, на этих просторах земли к северу от Черного моря, которые в старину звались южнорусскими степями, кипела жизнь, складывались формы межплеменного общения и свои традиции наименований. Еще эти степи называют скифскими и сарматскими, но их этническое прошлое было богаче. В VI в. на этих берегах упоминается народ рос, а также росомоны, с которыми (а также с роксоланами) пытался связать нашу Русь не кто иной, как Ломоносов. <…>

В уже упомянутом рос (VI в.) отражено, возможно, индоарийское (праиндийское) рукш, или его диалектный, народный вариант русс. Итальянские старые карты знают на берегу западного Крыма название Россатар, которое мы читаем с помощью древнеиндийских данных как “Белый берег”. Как эквивалент ему — древнерусское Белобережье — известно по соседству, в устье Днепра. Предки индийцев на юге [современной] Украины! Не слишком ли сильное допущение? — риторически вопрошал ученый и тут же отвечал: — Нет, не слишком, потому что наши (славянские, иранские, индийские) общие предки когда-то жили именно где-то здесь. В общих чертах это известно давно. Но науке нужны новые факты…».

Столетие

©РАН 2020