Предварительное заключение на проект «Ключевые тезисы: единые подходы к объединению нтеллектуальных ресурсов и научной инфраструктуры организаций, осуществляющих научные исследования и разработки, в целях развития междисциплинарных научных исследований»

15.04.2015



ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ  РАБОТНИКОВ  РОССИЙСКОЙ  АКАДЕМИИ НАУК
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРОФСОЮЗА


 

119334  Москва, Бардина, 6/30, стр. 2 оф. 14-16 тел./факс: (499) 135- 20- 64, тел. 135- 30- 16   E-mail:profras@prof.ras.ru
16 апреля 2015 г.   № 48 

 

 

Предварительное заключение на проект «Ключевые   тезисы: единые подходы к объединению нтеллектуальных ресурсов и научной инфраструктуры организаций, осуществляющих  научные исследования и разработки, в целях развития междисциплинарных научных исследований»

 

В результате анализа данного документа считаю необходимым сделать следующие замечания:

1. Соображения авторов, о том, что «доступ к научному оборудованию из иных научных организаций затруднен» и связано это «с значительными межорганизацонными барьерами» не соответствуют действительности. Никаких организационных барьеров для проведения сотрудником одного из академических институтов экспериментов на базе другого института не существовало в РАН и не существует до сих пор. Другое дело, что проведение таких работ, как правило,  требует материальных затрат. Из-за абсолютно недостаточного финансирования науки лаборатории-заказчики часто не в состоянии возместить коллегам расходы, связанные с использованием их оборудования.
Кроме того, недостаток финансирования заставляет организации браться за любые оплачиваемые работы. Поэтому нефинансируемые эксперименты проводятся в последнюю очередь. Часто работы срываются или тормозятся из-за отсутствия средств оплату командировок.

2. Неверно и утверждение, что «формирование междисциплинарных исследовательских проектов, предусматривающих объединение интеллектуальных ресурсов и научной инфраструктуры, не может быть поддержано сложившейся организацией планирования, координации и проведения исследований в рамках тематических отделений». Организовать  междисциплинарные исследования не проблема, хотя это никогда не было самоцелью (такие  работы проводились, когда в них возникала необходимость). Главный вопрос здесь опять в средствах. Недостаточное финансирование госзаданий, грантов, контрактов заставляет руководителей «оставлять» средства в своих коллективах.
Когда возникает острая потребность в проведении совместных изысканий, средства на них стараются добывать путем  участия в конкурсах. Базовое финансирование настолько мизерно, что выкраивать из него средства для междисциплинарных исследований очень сложно. Если обеспечение госзадания увеличится, то никаких проблем не будет.

3. Вызывает удивление следующее утверждение авторов по поводу проводимых в институтах прикладных и ориентированных исследований: «Субъекты, которые могли бы выступать потребителями результатов исследований, на этапе планирования работ, выполнения и сдачи результатов не участвуют». Иногда прикладные работы действительно инициируются самими учеными. Однако в большинстве случаев такие исследования финансируются заказчиками, которые являются потребителями и владельцами полученных результатов. Соответственно, они  являются ключевыми фигурами на этапах планирования и сдачи работ, а в выполнении работ они участвовать, как правило, не  могут и не должны.

4. «Темы исследования, инициированные снизу научными организациями, программно или проектно не сопряжены, не обеспечивают комплексного решения технологической или социальной проблемы», - упрекают авторы проекта. Однако институты РАН, основная задача которых проведение  фундаментальных исследований,  должны их вести широким фронтом. Для решения же конкретных технологических и социальных проблем должны формироваться целевые программы с дополнительным финансированием и своей системой управления.

5. Авторы проекта заявляют, что организационная структура бывшей РАН препятствовала смене тем исследований: дескать, для этого нужно создавать новые лаборатории, что почти невозможно  сделать. Это не соответствует действительности. Во-первых, лаборатории часто меняют научное направление; во-вторых, образование новых лабораторий и закрытие старых не уникальное явление в жизни институтов. Проблема здесь опять же в недостаточном финансировании. Смена научного направления обычно требует замены оборудования и приводит к временному снижению публикационной активности. К этому мало кто готов в условиях борьбы за существование, которую ведет большинство научных коллективов.

6.  Одно из немногих утверждений авторов,  соответствующих реальному положению дел,  - о формальном подходе Ученых Советов институтов и тематических отделений при оценке представленных коллективами планов и отчетов. Откровенно слабые работы, конечно, отсеиваются, но в целом требовательность невысокая. Однако это не есть результат системного организационного дефекта. Требовательность резко упала в 90-е годы, когда денег практически не давали. Сейчас ситуация изменилась, но инерция оказалась достаточно сильной, да и  финансирование не увеличилось настолько, чтобы этот процесс пошел достаточно быстро. После введения новой, достаточно жесткой системы аттестации институтов он ускорится.
Справедливо и замечание о том, что к настоящему времени не произошло фактического перехода от системы «сметного» финансирования к системе финансирования госзаданий. Однако РАН просто не хватило времени для такого перехода. Порядок финансирования начал меняться в 2012 году, в 2013 году произошли перевыборы президента РАН, и программа В.Е. Фортова предусматривала решение этой задачи на основе увеличения роли отделений в распределении финансирования. Однако реализовать эту программу ему, по известным причинам, не удалось.
Сегодня эту задачу должно решать ФАНО. Между тем, у него, как и у РАН, нет никаких резервов для финансирования новых направлений и дополнительной поддержки наиболее успешных коллективов. Помочь могли бы программы Президиума и отделений РАН, но они сведены на нет. Единственный ресурс – изъятие средств у одних коллективов и передача другим. Откровенно слабые коллективы стоит ликвидировать, дав возможность работавшим в них хорошим ученым перейти в другие группы. Однако слабых лабораторий немного. Что делать после их ликвидации: уничтожать хорошие, которые чуть хуже других?


7.  Механизм распределения институтов по категориям описан очень туманно. Необходимо дать более четкие определения групп и обозначить критерии отнесения институтов к той или иной группе. Этот вопрос имеет смысл рассматривать только после проведения аттестации институтов. Серьезно обсуждать его сейчас бессмысленно.
8. Те же самые претензии к основной части документа: предложения изложены в самом общем виде. В итоге совершенно непонятно, какой будет система управления в ассоциациях, как будут формироваться и контролироваться планы и отчеты научных коллективов, как все это будет стыковаться с правами и обязанностями РАН и т.д.  Чем предлагаемая система будет лучше нынешней? Пока лишь видно, что ее внедрение  приведет к очередной организационной неразберихе и увеличению бюрократических надстроек.

9. Отдельно необходимо рассмотреть «модель финансового обеспечения научной организации». Там тоже минимум конкретики. Впрочем, эта модель известна, мною она не раз анализировалась. (Поиск №47, 2013 г.,  «Простой просчет? На новую модель академического института нужны нереальные деньги», http://www.poisknews.ru/theme/ran/8214/). Показано что введение этой системы приведет примерно к 50%-ному сокращению ученых и ликвидации институтов (не как юридических лиц, а реально – с потерей зданий и оборудования).
К сожалению, все исходившие за последние 20 лет от правительственных структур программы реструктуризации РАН сводились именно к сокращению количества ученых и институтов. Складывается впечатление, что это и есть основная цель реформаторов, а все остальное – словесный антураж. Начавшаяся реформа РАН пока к сокращениям не привела, но она еще и не закончилась.
Напомню, что Россия  не страдает от избытка ученых: страна находится на 23 месте по числу ученых на 10 тысяч трудоспособного населения. Дальнейшее сокращение ученых сильно понизит наши шансы перейти на инновационный путь развития, обеспечить импортозамещние, обороноспособность и т.д.

ВЫВОДЫ

Документ базируется на неправильной оценке ситуации в институтах. Предложения изложены в самом общем виде и поэтому не могут серьезно анализироваться. Предлагаемая модель финансового обеспечения в случае ее реализации приведет к фактическому разгрому подведомственных ФАНО институтов. Поэтому данный документ не может быть основой для разработки предложений по наращиванию числа проектов междисциплинарного характера в области фундаментальных исследований.

Председатель Профсоюза В.П. Калинушкин

P.S. Это мой предварительный отзыв на проект. Заключение Профсоюза РАН будет принято Центральным Советом профсоюза 21-23 апреля 2015 г.


Источник: Профсоюз работников РАН

Подразделы

Объявления

©РАН 2019