Лидируем в физике, отстаем в биологии: как российская наука представлена в мировой

10.11.2021



Доля российских ученых в мировом рейтинге цитируемости крайне низкая, однако в последние годы она начала расти

Красноярский ученый-биофизик Егор Задереев проанализировал подборку самых цитируемых ученых всего мира, чтобы понять, как представлены в ней российские ученые, но не персонально, а в научных организациях и направлениях науки.

Для этого он взял два списка — самых цитируемых ученых за последние 25 лет, и самых цитируемых ученых за 2020 год. Эти списки не просто ранжируют всех исследователей по числу цитат, а еще и учитывают область их работы: все ученые разнесены по 21 крупным областям науки. Для составления списка авторы использовали данные о более чем 8 миллионах ученых, извлечённых из базы научных публикаций SCOPUS. Отсечка шла по 2% самых цитируемых ученых в каждой области. В результате в оба списка попали примерно по 190 000 ученых. Первый список, цитирования за 25 лет, - это некий срез маститости. Второй, за 2020 год, — текущей востребованности и заметности в мире:

«От России в эти списки (первый и второй разделены знаком дроби /) попало 847/959 ученых. От общего количества ученых это 0.45/0.50%. Несмотря на то, что рост на 0.05% не такой большой, в абсолютных цифрах это чуть больше 100 человек (13%). То есть для нашего представительства рост заметный, который я оптимистично связываю с усилившейся активностью российского научного сообщества. Понятно, что 1000 ученых на всю страну — это прямо совсем «золотая тысяча».

Перейдем к организациям. Всего в списках в качестве мест работы ученых упоминаются 236/259 российских организаций. Крайне важно, что в базе данных у каждого ученого в качестве аффилиации указана лишь одна организация, условное основное место работы. В России (да и во всем мире), сейчас обычна практика нескольких аффилиаций, которая позволяет нескольким организациям отчитываться одними и теми же публикациями. Понятно, что активные ученые руководят кафедрами в одном месте, лабораториями в другом месте, и эта аккумуляция ресурсов (финансовых, кадровых) позволяет им делать еще больше. Но в данном случае работает правило «один ученый — одно место работы». Почти половина организаций (113/131) представлена в списке лишь одним ученым. С одной стороны, прирост числа организаций в списке цитируемых в 2020 году ученых должен радовать — подтверждается оптимистичное предположение, что на текущий момент активность и заметность (вовлеченность в мировую науку) российских ученых выросла. С другой стороны, этот прирост в основном за счет единичных попаданий.

В списках 134/129 организаций РАН. Это 57/50% от числа российских организаций. В этих институтах работает 406/391 ученых из списков (48/41% от российских представителей). Что следует из этих цифр? Напомню, что число и российских организаций, и работающих в них ученых в списке «цитирования 2020» выросло по сравнению со списком «цитирования за 25 лет». Раз число организаций РАН и работающих в них ученых упало, то очевидно, что текущая активность РАН по сравнению с другими организациями сферы науки и образования если и не падает, то остается на прежнем уровне. То есть мастодонты есть, и свой уровень они держат, но активная работа по заметным или модным тематикам идет в других организациях. В целом это не удивительно, учитывая, что целенаправленный вектор государственной политики — это все-таки поддержка университетской науки.

Эта же тенденция заметна и при анализе организаций лидеров. На первом месте в обоих списках МГУ (84/79 ученых). В первой пятерке списка за 25 лет два РАНовских института: после МГУ идет ФИАН (27 ученых), далее СПбГУ (26 ученых), ФТИ им Иоффе (25 ученых) и МФТИ (21 ученый). В первой пятерке списка 2020 из РАН никого: на втором месте СПбГУ (34), далее МФТИ (25), Сеченовский университет (23) и МИСИС (23). Многие университеты существенно улучшают свои позиции именно во втором списке (это хорошо заметно на примере УрФУ, ТГУ, ТПУ, ИТМО, Самарский университет, ЮУрГУ). Для организаций РАН такого, за редкими исключениями, не наблюдается. Кстати, Красноярск относится к редким исключениям. В списке маститых от КНЦ СО РАН лишь трое ученых, а за 2020 год целых 8 (это уже попадание вроссийский топ-30 организаций) (Алексей Хохлов, а вы говорите междисциплинарные ФИЦ не эффективны). Но такие редкие исключения картины для РАН не делают.

Теперь перейдем к направлениям. Я сравнил долю ученых, попавших в списки от каждого направления, по всему миру и по России. Картинка очень показательная. У нас жутко перегружены физика (46% в России против 10% в мире), химия (15% против 5%) и стратегические технологии, в которые зашиты нанотехнологии и новые материалы (13% против 3%). Казалось бы, такое доминирование крутых ученых в столь потенциально высокотехнологичных областях должно радовать (и выражаться в сплошных технологических прорывах), но пока мы их еще не дождались. Мы тотально не представлены в клинической медицине (3% против 38%) и биомедицинских исследованиях (5% против 13%). Впрочем, вся остальная биология, социальные науки, науки о земле, экономика в российском списке также представлены меньше, чем в мире. Кстати, при сравнении процентов избытка или недостатка ученых в списках за 25 лет и за 2020 год кажется, что перекос начинает немного выправляться. Факт перекоса в структуре российской науки в сторону физики-математики-химии известен давно. Может это и не плохо. Но в свете нынешнего отрицательного лидерства России в области смертности от ковида некие печальные выводы напрашиваются.

И еще немного интересных цифр, теперь уже связанных с внутренней научной кухней. Важность отбора наиболее цитируемых ученых не по прямому сравнению их показателей, а через области науки хорошо иллюстрируется разницей в средних показателях цитируемости внутри наук. Я сделал такой анализ для российских ученых. Посмотрел, как различаются общее число цитирований, индекс Хирша и место в рейтинге у ученых из разных областей науки (для списка цитируемых в 2020 году). Если вы работаете в области клинической медицины и хотите быть в топ-2% российских ученых, то в среднем за год вас должны процитировать чаще 2200 раз, в области химии > 600 раз, в области классической биологии > 260 раз, вы философ или теолог — 50 цитирований будет достаточно. Набранный за год Хирш различается не так радикально — от 15 у клинического медика, до 3 у философа. Тем не менее, эти результаты наглядно демонстрируют в принципе известный всем специалистам в области наукометрии факт — нельзя впрямую сравнивать показатели ученых из разных областей науки. 500 цитирований условного агронома будут гораздо более высоким показателем, чем 1000 цитат у молекулярного биолога.

Интересными оказались средние места «российских» (сейчас станет понятно почему в кавычках) ученых в мировом рейтинге. Самые высокие места занимают не лидирующие по количеству физики или химики, а… ученые в области психологии и когнитивных наук (места в районе 48963±24956) и экономики и бизнеса (места в районе 50774±12218). Физики в среднем совсем не в лидерах — их место в районе 250 тысячного. Я посмотрел за счет кого так высоко попадают психологи или экономисты. По обоим направлениям в рейтинге буквально несколько человек и среди них большинство это привлеченные в университеты топовые иностранцы (справедливости ради и там и там есть по одному российскому ученому). Понятно, что у физиков такой номер не пройдет. Здесь сотни ученых в списках активных, большинство из них россияне и наряду с высокими места встречаются и более низкие, которые в среднем не могут соревноваться с известными одиночками.

(jpg, 68 Kб)

(jpg, 61 Kб)

(jpg, 63 Kб)

Можно еще много и более детально играть с этими цифрами, собственно говоря, авторы базы для этого ее и создали — неких наукометрических анализов. Но сделаю короткую выжимку:

- доля российских ученых в мировом топ-2% по цитируемости крайне низкая — всего лишь 0.5%;

- доля российских ученых (и количество, и число организаций, где они работают) среди самых цитируемых по итогам 2020 года больше, чем среди самых цитируемых за последние 25 лет, что говорит о росте активности российской науки;

- доля ученых и организаций РАН при сравнении списков «за 25 лет» и «за 2020 год» уменьшается, что говорит о более консервативной модели работы этих организаций, по сравнению с российскими университетами;

- в структуре представленности российской науки в топ-2% наблюдается сильный перекос по сравнению с остальным миром: намного больше физиков и химиков, и намного меньше медиков, биологов, представителей социальных наук;

- существенные различия в количестве цитирований по областям науки, которые требуются для вхождения в топ-2%, еще раз подчеркивают необходимость учитывать особенности различных сфер науки при применении наукометрии для принятия решений…»

 

Источник: Новые Известия, 09.11.2021

Подразделы

Объявления

©РАН 2021