Нобелевский лауреат решил разоблачить научную журналистику

11.12.2013



Рэнди Шекман, который в этом году получил премию Нобеля по медицине, заявил, что его лаборатория больше не будет публиковать статьи в таких авторитетных изданиях, как Nature, Cell и Science. Шекман считает, что журналисты вынуждают ученых заниматься не действительно глубокими разработками, а писать о том, что модно и способно вызвать сенсацию. Сам Рэнди Шекман 30 лет посвятил исследованию работы клетки в организме человека. Он ставил эксперименты по выводу молекул белка за пределы клетки. Этот механизм поможет детально изучить такие заболевания, как сахарный диабет и болезнь Альцгеймера. За это открытие Рэнди Шекман совместно с еще двумя коллегами получил Нобелевскую премию.
Добившись признания в профессиональной среде, Рэнди Шекман решил разоблачить научную журналистику. Он обращает внимание на то, что ученые практически оказались в заложниках у Science и других подобных изданий. Без публикаций в глянцевых авторитетных журналах невозможно получить место в престижном университете или выбить грант на исследования. Финансирующие организации расценивают журналы как лакмусовую бумажку науки. Однако и опубликовать серьезную статью там тоже нереально. Главреды, которые сами-то, кстати, не ученые, а журналисты заинтересованы только в шумихе вокруг своего издания, поэтому в печать попадают весьма сомнительные материалы на горячую тему.
Наука действительно стала модной площадкой, на которой бизнесмены стремятся делать деньги, согласен профессор МГУ, доктор культурологии Владимир Елистратов.
"Нобелевская премия девальвировала. Могу судить по гуманитарным вопросам, по тому, какие присуждаются премии по литературе: ниже плинтуса где-то находится качество номинантов. Сейчас время брендов, и все пытаются использовать как угодно любые бренды, пусть даже научные. А Нобелевская премия — сама уже такой агонизирующий бренд, потому что вокруг этого большая шумиха", — считает он.
Российские ученые в гонке за брендом не участвуют. Чтобы статью опубликовали в профессиональном издании, еще придется доказать редколлегии ее значимость, заверил член-корреспондент Российской академии наук, директор Института водных проблем и главный редактор журнала "Водные ресурсы", профессор Виктор Данилов-Данильян.
"Главный критерий приема статьи к публикации — наличие в ней фундаментального результата. Мы капитально заседаем, обсуждая материалы. Мы не просто голосуем, а слушаем это все, вникаем, и очень часто в результате обсуждения коллегией принимается не одно из двух решений — принять/не принять — а третье какое-нибудь решение: доработать с учетом того-то, потребовать от автора того-то, направить еще на одну рецензию, потому что мы не удовлетворены. Так что, всерьез очень все делается", — уверен он.
Рэнди Шекман уверяет, что некоторые журналы заставляют авторов срезать особо острые углы и подгонять свое научное исследование под интересы массового читателя. Даже появился шутливый и обидный термин "британские ученые": так называют исследователей, которые занимаются псевдонаучными разработками, не представляющими никакой истинной ценности. Кстати, за такие публикации некоторые издания неплохо платят. Так, тот же Science выделяет авторам из Китайской академии наук по $30 тыс. за статью.
Вице-президент РАН Талия Хабриева избрана в состав Бюро Венецианской комиссии
6 декабря на 97-й пленарной сессии Венецианской комиссии (Европейской комиссии за демократию через право) в состав Бюро Комиссии, была избрана представитель Российской Федерации, вице-президент Российской академии наук, директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Талия Хабриева.
О Венецианской комиссии и формате ее работы
Венецианская комиссия, как независимый консультативный орган Совета Европы, была создана в 1990 году восемнадцатью государствами-членами Совета Европы.
В настоящее время в ее состав входят все 47 государств Совета Европы, а также 12 других государств: Казахстан, Кыргызстан, США, Бразилия, Мексика, Чили, Перу, Корея, Марокко,  Алжир, Тунис, Израиль. Еще 6 государств, в том числе Беларусь, Аргентина, Канада, Уругвай, Япония, Ватикан, участвуют в работе Комиссии в статусе наблюдателей или ассоциированных членов.
Такой стремительный рост численного состава Венецианской комиссии  свидетельствует не только о высоком уровне открытости государств к международному сотрудничеству, но и авторитете самой Комиссии, как инструмента сохранения общеевропейского конституционного наследия, обмена опытом законотворчества, содействия в проведении правовых реформ.
Венецианская комиссия дает заключения на законопроекты и действующие нормативно-правовые акты, готовит сравнительно-правовые и аналитические обзоры по глобальным вопросам развития государства и права, проводит конференции, семинары.
Заключения Венецианской комиссии готовятся по запросам парламентов, правительств и глав государств, органов Совета Европы (Генерального секретаря, Комитета министров, Парламентской ассамблеи, Конгресса местных и региональных властей), а также международных организаций, в том числе Европейского Союза.
За 33 года Комиссия подготовила около 500 заключений по законопроектам и действующим законодательным актам более 50 государств мира, осуществила около 80 сравнительно-правовых и аналитических исследований, провела 250 семинаров и конференций. На организованных Комиссией учебных занятиях по вопросам защиты прав и свобод и административного права приняли участие свыше 3 000 государственных служащих многих государств Европы и других частей света.
Правовые позиции Венецианской комиссии отражены более чем в 50 решениях Европейского суда по правам человека, в документах многих международных организаций.
В целом, можно отметить тенденцию к расширению роли Венецианской комиссии, как инструмента совместного поиска решений общих проблем современного мира, таящем в себе множество угроз.

Коммерсантъ

Подразделы

Объявления

©РАН 2020