http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=0f81bf63-e77d-437d-bc5e-819fd3735160&print=1
© 2020 Российская академия наук

Ответ РАН г-ну Ливанову

07.08.2006

В связи с опубликованным на сайте Минобрнауки России интервью статс-секретаря, заместителя министра образования и науки РФ ЛИВАНОВА Д.В. («Финанс» 31.07.2006 г.) Финансово-экономическое управление РАН сообщает ...

Об интервью заместителя министра образования и науки Российской Федерации
 Д.В. Ливанова «Новые источники финансирования можно отыскать и внутри самой РАН»

В связи с опубликованным на сайте Минобрнауки России интервью статс-секретаря, заместителя министра образования и науки РФ ЛИВАНОВА Д.В. («Финанс» 31.07.2006 г.) Финансово-экономическое управление РАН сообщает, что в нем содержатся грубые фактические ошибки, на основании которых делаются не менее ошибочные выводы о положении в Российской академии наук по вопросам, затрагиваемых Д.В. Ливановым.

Так, г-н Ливанов утверждает, что количество научных организаций в РАН выросло за последние 15 лет с 300 до 450. По данным Центра исследования статистики науки («Наука России в цифрах» – краткий статистический сборник, Москва, 1995 г., издание Министерства науки и технической политики РФ) на 01.01.1993 г. в Российской академии наук числилось 444 научных организации. В связи с этим выводы г-на Ливанова об увеличении расходов на содержание административного аппарата учреждений РАН представляются необоснованными.

Не ясно, на основании каких данных г-н Ливанов делает заявление о том, что расходы на управление в РАН приближаются к 10 процентам. Такие данные не могут быть получены из действующей статистической и бухгалтерской отчетности. Нельзя согласиться с тем, что «процесс реформирования академического сектора» начат для того, чтобы исправить это положение.

Во-первых, ни в одном из документов Президента Российской Федерации и Правительства РФ вопрос о «реформировании академического сектора» не рассматривался.

Во-вторых, задачи модернизации РАН, определенные решениями Президента РФ (в частности от 17.08.2005 г.) и Правительства РФ имеют гораздо более серьезный и масштабный характер, чем сокращение расходов на содержание аппарата управления учреждений РАН.

Абсолютно необоснован вывод г-на Ливанова о том, что «злоупотребления, связанные с использованием федерального имущества, имеют массовый характер». При этом дается ссылка на проверки Счетной палаты РФ и Контрольного управления администрации Президента РФ. Акты регулярно проводимых Счетной палатой РФ проверок РАН не содержат данных и выводов «о массовом характере злоупотреблений» в этой области. Следует также иметь ввиду, что злоупотребления – предмет уголовного расследования, и обвинения в них могут выдвигаться только полномочными представителями правоохранительных органов.

В соответствии с Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике» от 23.08.1996 г. № 127-ФЗ научные организации, организации научного обслуживания и социальной сферы Российской академии наук имеют право сдавать в аренду без права выкупа временно не используемое указанными организациями и находящееся в федеральной собственности имущество, в том числе недвижимое.

При заключении договоров аренды федерального недвижимого имущества, находящегося в ведении РАН, арендная плата за пользование данным имуществом устанавливалась в соответствии с рыночной величиной годовой арендной платы, указанной оценщиком при определении рыночной стоимости объекта, передаваемого в аренду.

По данным Территориального управления Федерального агентства по управлению имуществом РФ доходы от аренды федерального имущества, сдаваемого в аренду организациями РАН в 2005 году, составили 1311 млн. рублей.

Доходы по всей Российской Федерации от сдачи в аренду имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности (8 млн. кв. м), составили в 2005 г. - 13, 9 млрд. рублей.

Таким образом, при сдаче в аренду 7,9 % от общей площади сдаваемых нежилых помещений, находящихся в государственной собственности, доходы в федеральный бюджет от организаций РАН составили около 9,5 % от суммы доходов по России.

Утверждение о том, что ежегодные потери от неэффективной арендной деятельности в РАН (базирующееся на неких, неуказанных «экспертных оценках») составляют от 5 до 6 млрд. рублей, означает, что доходы организаций РАН должны составить половину всех доходов Российской Федерации от сдачи в аренду федерального имущества.

По вопросам, связанным с расходами на содержание центрального аппарата Президиума РАН, сообщаем, что в соответствии с утвержденной сметой расходов на 2006 год на содержание аппарата Президиума РАН направлено около 200 млн. рублей (т. е. примерно 1,1 % к общему объему финансирования центральной части Академии – 18,4 млрд. рублей). Численность работников центрального аппарата РАН, согласованная с Министерством финансов РФ (протокол от 17.07.2001 г.) составляет 596 человек (а не 1,5 тыс., как утверждает г-н Ливанов).

Что касается численности работников Министерства образования и науки РФ и подведомственных ему структур, занятых в системе управления вузами, то в приведенных г-ном Ливановым данных не учитываются работники всех служб, агентств и организаций, обеспечивающих управление Высшей школы России. Утверждение о том, что «финансируя эту громоздкую систему (т.е. аппарат Президиума РАН), мы отнимаем деньги у тех, кто осуществляет реальные исследования…» некорректно как по существу, так и по форме. На тех же основаниях можно утверждать, что заработная плата г-на Ливанова отнимает деньги у вдов и сирот.

Дискуссия, развернувшаяся по поводу порядка назначения выплат стимулирующего характера, демонстрирует различие в подходах к данной проблеме (смотри интервью начальника ФЭУ РАН, опубликованное на сайте Российской академии наук).

Изложенный г-ном Ливановым порядок оптимизации числа институтов РАН, структуры управления и кадрового состава отражает его личную точку зрения по данному вопросу, поскольку никакими нормативными документами (в т. ч. и документами Минобрнауки России) предлагаемая им процедура не предусмотрена.

В течение ряда лет в Академии наук работает комиссия Президиума РАН по совершенствованию структуры и сети научных организаций. На основе анализа деятельности учреждения (с широким использованием количественных показателей результативности) комиссия рекомендует Президиуму Академии решения о ликвидации или реорганизации учреждений. За последние два года на основе рекомендаций комиссии приняты решения о ликвидации или реорганизации, с потерей статуса юридического лица, нескольких десятков институтов РАН. Эта работа продолжается, но она не носит характера кампании, предлагаемой г-ном Ливановым. 

Предположение о том, что «20-25 процентов общего бюджета РАН будет направлено на стимулирование наиболее результативных НИИ», не может быть реализовано по той причине, что в РАН (во всяком случае, в ее Центральной части) действует программный принцип дополнительного финансирования, и эти «20-25» процентов бюджета распределяются между институтами в зависимости от их участия в реализации приоритетных направлений науки по программам Президиума РАН и ее отделений, а не раздаются в качестве наград за ранее достигнутые результаты.

Что касается вопроса сокращения численности работников учреждений РАН, предусмотренного постановлением Правительства РФ от 22.04.2006 г. № 236, то необходимо уточнить, что Президиум РАН утвердил одинаковые показатели сокращения (в процентном отношении к фактической среднесписочной численности работников) на 2006 год по всем отделениям Академии. Бюро отделений было предоставлено право самим определить порядок и принципы распределения этих показателей по учреждениям, в т. ч. с учетом результативности их работы. Учитывая крайне сжатые сроки, большинство отделений равномерно распределило указанные задания по учреждениям, входящим в их состав, исходя либо из фактической среднесписочной численности (для всех), либо из утвержденной нормативной численности (для всех). Естественно, что абсолютные цифры сокращения для отдельных учреждений могли различаться.

Все данные анализировались и обобщались Финансово-экономическим управлением, и у нас нет оснований для утверждения о том, что «многие институты в Москве, которые патронируются некоторыми членами Президиума РАН, сокращения вообще почти не затронули». Если они есть у г-на Ливанова, то было бы интересно с ними ознакомиться.

Складывается впечатление, что г-н Ливанов недостаточно знает не только работу Академии, но и деятельность Министерства образования и науки. Так он ссылается на утвержденную Министерством и РАН Программу модернизации Российской академии наук. Такого документа не существует. Утверждение о том, что зарплата аппарата Президиума РАН повышаться не будет и «это наша принципиальная позиция», противоречит письму Минобранауки России (от 30.06.2006 г. № ВФ-1183/02), которым в соответствии с поручением Правительства РФ, Минобрнауки России одобрил и направил на согласование в Минфин России проект постановления Правительства РФ «О совершенствовании системы оплаты труда руководителей и работников аппарата Президиума Российской академии наук, аппаратов президиумов ее региональных отделений и научных центров». Министерством и Президиумом РАН завизирован и направлен на согласование в Минздравсоцразвитие России проект приказа об утверждении Положения о порядке и условиях выплат стимулирующего характера, в отсутствии которого г-н Ливанов упрекает Академию.

Кроме того, ряд положений интервью, касающихся определения «радикальных» и «эволюционных» путей модернизации Академии, относится к компетенции Правительства РФ, а не только Минобрнауки России и тем более не отдельных его, даже высокопоставленных руководителей.

Начальник
Финансово-экономического управления
Российской академии наук А.И.Коношенко