Скинемся на планктон. Молодые российские ученые собирают в Интернете деньги на экспедицию

26.02.2014

-


 Однако применим ли краудфандинг для финансирования научных исследований?
 В первый момент их можно принять за группу беззаботных студентов, собравшихся в поход, но это впечатление обманчиво — участники предприятия имеют изрядный опыт научно-исследовательской работы. Руководитель будущего проекта Aquatilis — кругосветной научной экспедиции — Александр Семенов уже семь лет трудится на Беломорской биостанции МГУ, читает лекции по всему миру и сотрудничает с BBC, Discovery и National Geographic. Хрупкая Елизавета Ершова, аспирантка Института океанологии РАН, большую часть времени работает на Аляске и приняла участие уже в пяти экспедициях. Зоолог Татьяна Анохина в своей толстовке с капюшоном выглядит лет на шестнадцать, но она ездит в экспедиции с 2003 года, пишет диссертацию об экологии Чукотского моря и уже успела исследовать Баренцево море и прибрежные воды Вьетнама. Специалистов с учеными степенями в команде немного, зато энтузиазма хоть отбавляй, что в данном случае, возможно, даже важнее. Мне рассказывают про экологический баланс в океане, про гигантскую медузу цианею со щупальцами двадцатиметровой длины, про сифонофору, похожую на длинный прозрачный жгут, и чудеса биолюминесценции, которая, например, помогает медикам помечать раковые клетки. Все это страшно интересно, одна беда — денег на исследования нет. Поэтому Семенов и его коллеги решили попробовать собрать средства в Интернете методом народной подписки, или краудфандинга. «В Европе краудфандинг для науки уже отработанная система, — уверяет симпатичный бородач Александр Семенов. — Ученые, ориентированные на решение практических задач, могут напрямую обратиться к конечному потребителю и сказать: мы хотим сделать супертелефон или световые мечи. И люди говорят: «Вау! Световые мечи! Наконец-то хоть кто-то ими занялся! Давайте поддержим ребят!» А попробуй в научном институте прийти к директору и сказать: «Я хочу сделать световой меч» — тебя не поймут». Участники проекта Aquatilis собирают деньги, конечно, не на световые мечи, а на планктон. Главная цель путешествия, по словам ребят, — собрать как можно больше материала об океаническом зоопланктоне, о котором пока известно «чуть больше, чем ничего». По плану экспедиция должна стартовать в 2015 году. В оставшееся до отплытия время команда будет готовить яхту и оборудование, продумывать маршрут и учиться управлять подводным роботом. Путешествие начнется с разминочного отрезка — яхта пройдет через Средиземное море, от Мармариса до Канарских островов, чтобы проверить работу корабля и всех систем перед серьезным стартом. Большое путешествие разбито на несколько этапов продолжительностью от 2 до 5 месяцев с небольшим перерывом на отдых. Команда будет периодически высаживаться на сушу и выступать с лекциями — в частности, ребята уже получили приглашение от одного известного университета, правда, пока неофициальное. Кроме того, участники намерены приглашать на борт специалистов из разных стран и обещают фиксировать все интересные находки, в том числе и не связанные с главным объектом их научных интересов — планктоном. Общая стоимость проекта оценивается в 120 млн рублей, из них пока собрано примерно 1,5 млн рублей... Понятное дело, все эти игры в краудфандинг не от хорошей жизни. К затее Семенова и его коллег мои собеседники из научного сообщества отнеслись по-разному, но в одном сходились все: единственный шанс собрать нормальные деньги на исследования — обратиться к негосударственным источникам финансирования. «Сейчас, когда проходит реформа РАН и высшей школы вообще, я бы приветствовал любую финансовую поддержку науки, — признался главный научный сотрудник лаборатории морских исследований Зоологического института РАН Борис Сиренко. — Ведь экспедиция — дело энергоемкое, а ожидать помощи от государства бесполезно». Частичное финансирование до недавнего времени можно было получить в Российском фонде фундаментальных исследований. Нужно было подать заявку на индивидуальный исследовательский грант, а уже при его наличии — заявку на финансирование экспедиции. Но на кругосветное путешествие деньги получить очень сложно — слишком высока стоимость такого проекта. А сейчас в связи с реформой судьба Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и вовсе непонятна: в этом году он еще функционирует, но что будет дальше, неизвестно. По данным, вывешенным на сайте РФФИ, средний объем гранта, выдаваемого на отдельный проект, — 150—700 тыс. рублей в год. Соответственно, средняя сумма за 3 года — максимальный срок финансирования — чуть больше 2 млн рублей. На первый взгляд кажется, что немало, но для серьезной экспедиции этого недостаточно. «Стоимость аренды большого судна водоизмещением около 6 тыс. тонн — 0,5 млн рублей в день, — объясняет замдиректора по научным экспедициям и флоту Института океанологии РАН Алексей Соков. — Понятно, что деньги приходится искать». Причем, по словам опрошенных нами экспертов, получить государственные средства на экспедицию, подобную Aquatilis, очень трудно. Причина — отсутствие точной цели. «Если деньги не выделяются даже на федеральные целевые программы вроде программы «Мировой океан», что говорить о наблюдательной биологии? — рассуждает Алексей Соков. — Честно говоря, и мне такая постановка вопроса — без четких задач — кажется достаточно странной и напоминает времена Магеллана. Но в любом случае, если ребятам удастся собрать деньги, они большие молодцы. Боюсь, сейчас приходится рассчитывать только на собственные силы». Вот и отправляются молодые российские ученые на поиски средств в Интернет. Однако у простых пользователей может возникнуть резонный вопрос: как, не будучи специалистом, понять, какое научное исследование стоит поддержать? Как избежать участия в создании очередного вечного двигателя? «Планктон — это круто!» — уверены Александр Семенов и его команда. А поди проверь, круто или не круто. «Проекты, которые подают заявки на краудфандинг, обычно более понятны для неспециалистов, к тому же они предоставляют достаточно информации в открытом доступе, — объясняет Александр Семенов. — Каждый может сам оценить, стоит вкладывать в это деньги или нет». Нет, далеко не всегда может оценить. Никаких очевидных критериев нет. Экспертиза необходима, а где ее взять? Поэтому сама идея финансировать специальные научные проекты за счет «чайников» все же сомнительна. «Менее продвинутая часть населения все еще воспринимает нас как попрошаек, — признается Александр Семенов. — Они думают, что на их деньги мы три года будем кататься по морю с шампанским и аккордеоном». То-то и оно. Да и собранная сумма — чуть больше процента от сметы — явно указывает на то, что крупные проекты без крупных спонсоров не поднять. И все-таки, не знаю почему, я поверила и перевела небольшую сумму на счет кругосветной экспедиции Aquatilis. В обмен мне обещают прислать открытку. Если честно, то в этой истории мне нравится, конечно, не открытка и даже не планктон, а ощущение новой свободы. Если Aquatilis создаст успешный прецедент, любой, кто захочет поддержать российскую науку, сможет сделать это не только как честный налогоплательщик, но и напрямую, выбрав интересные лично ему исследования. В конце концов, никто же нас деньги переводить не заставляет. 
Найти слова
На Западе идея научного краудфандинга уже получила признание. Научной тематике посвящен отдельный тег на Kickstarter, существует несколько специализированных порталов. Британская платформа MyProject позволяет инвестировать в разработку новых методов лечения рака, iAMscientist из соцсети для ученых вырос в ресурс для поддержки краткосрочных исследовательских проектов, а Petridish собирает средства на поиск экзолун и изучение повадок животных. Ученые из Технологического института Джорджии (США) даже составили сборник фраз, использование которых в описании проекта на сервисе сбора пожертвований Kickstarter значительно повышает его шансы на полноценное финансирование. Для этого им потребовалось изучить 45 тыс. объявлений. По мнению ученых, правильно сформулированный текст на 59% увеличивает вероятность окупаемости идеи. Так, абсолютным лидером по эффективности оказались словосочетания «проект станет» или «проект будет», которые, по мнению авторов, повышают привлекательность инициативы. Другой важной составляющей успеха, как сказано в статье, становятся фразы, подчеркивающие различные виды компенсации для тех, кто внесет пожертвования. К этой категории ученые отнесли обороты «упомянем вас», «дополнительно пришлем два», «участники получат» и другие. Влияние на потенциальное финансирование также оказывают социальные признаки, которыми авторы наделяют свои проекты. К ним относятся намеки на эксклюзивность («вы получите шанс»), принадлежность к ограниченной группе людей («станет доступным для») и одобрение со стороны окружающих («уже приняли участие»). Использование таких выражений как «не могли  (not been able) и «надеемся на» (hope to get), напротив, чаще приводят к неполному финансированию и закрытию проектов.

Профиль
26.02.2014 | Алиса Дарина

©РАН 2019