Отпор распаду. СО РАН сопротивляется атомизации науки

18.01.2016



Перемены последнего времени не снизили активность Сибирского отделения РАН - оно по-прежнему на переднем крае и научной, и организационной работы. По традиции итоги прошедшего года по просьбе “Поиска” подводит вице-президент Российской академии наук и председатель СО РАН академик Александр АСЕЕВ.

- Как известно, законом о реорганизации государственных академий наук (ФЗ №252) РАН отведена важнейшая функция - научно-методическое руководство не только сетью ранее относившихся к ней институтов, но и исследованиями в вузовских стенах, - начинает свой рассказ Александр Леонидович. - Правда, реализации этого требования законодательства противятся Минобрнауки и особенно ФАНО, постоянно пытающиеся “порулить наукой” с помощью привычных бюрократических инструментов: категорирования и ранжирования, мелочной регламентации, доходящей до абсурда отчетности. Директор Государственной научно-технической библиотеки СО РАН Борис Степанович Елепов подсчитал, что после начала реформы документооборот у него вырос в 8 раз!

Но, с другой стороны, действует такая традиционная и эффективно работающая академическая структура, как объединенные ученые советы по направлениям наук. Без обсуждения и согласования в этих компетентнейших собраниях не утверждаются планы и отчеты - так что функция научно-методического руководства у Российской академии во многом сохранилась. Полностью же ее можно восстановить несколькими документами Правительства РФ: например, по передаче в РАН права учредителей институтов в части научно-методического руководства ими (с четким определением этой функции) и по выполнению положений ст. 14 ФЗ №253 о нахождении региональных научных центров в составе РАН.

Не дожидаясь изменений “наверху”, Сибирское отделение активно работает не только с институтами и научными центрами в регионах, но и с вузами сибирских городов. Открываются базовые кафедры, совместные лаборатории. Эксперты РАН участвуют в проработке стратегий продвижения ведущих университетов Сибири в мировой ТОР-100: так, вместе с академиками Пармоном и Эповым мы входим в Наблюдательный совет НИУ НГУ, а я также вовлечен в работу наблюдательных советов классического и политехнического университетов Томска.

Что же касается достижений 2015 года, как физик, отмечу запуск третьей очереди лазера на свободных электронах в Институте ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН, создание в томском Институте сильноточной электроники СО РАН источника сверхширокополосного излучения, а в Институте физики полупроводников им. А.В.Ржанова СО РАН - ИК-матрицы размерностью 1024 на 1024 элемента для космического мониторинга Земли.

Очень важные, хотя и тревожные, результаты получены иркутским Лимнологическим институтом СО РАН. Они касаются состояния Байкала: очевидно, что антропогенная нагрузка на озеро превысила допустимый порог. Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН стал головным разработчиком подготовленной к концу 2015 года программы реиндустриализации Новосибирской области, о которой губернатор региона рассказал на встрече с президентом Владимиром Путиным.

Из событий организационного плана выделю продуктивное участие Сибирского отделения в международном форуме “Технопром” и в совещании по проблемам Арктики, в заседании членов РАН и руководства Республики Саха (Якутия), на котором была одобрена Программа научных исследований региона - прежде всего, силами комплексной экспедиции, в составе которой будут и ученые Российской академии наук. Полезным было и недавно состоявшееся совместное заседание Президиума СО РАН и Национальной академии наук Белоруссии.

СО РАН как сообщество ведущих ученых работало, в первую очередь, в экспертно-аналитическом направлении. Мы послали в Москву шесть пакетов предложений стратегического характера: по байкальской проблеме, по комплексному изучению потенциала Якутии, перспективам академгородков и научных центров, проведению научных изысканий в Ямало-Ненецком автономном округе. Помимо этого, Сибирское отделение подготовило проекты по изменению регламента взаимодействия ФАНО-РАН, по научно-методическому руководству институтами со стороны Академии наук.

Еще одним ключевым направлением работы СО РАН в 2015 году стала экспертиза. Согласно государственному заданию, ее объектами являются международные и национальные исследовательские программы, научно-технические результаты, правовые акты в сфере интеллектуальной деятельности. Оценивается и эффективность работы научных организаций. Всего за год подготовлено около двух тысяч экспертных заключений.

Успешно выполнена в Сибири и та часть госзадания, которая относилась к популяризации научных знаний - зафиксировано свыше 20 тысяч упоминаний СО РАН в масс-медиа, прочитано более 400 лекций в рамках проекта “Академический час для школьников”, прошло свыше тысячи мероприятий по программе Дней науки в СО РАН. К функциям Сибирского отделения относится также проведение международных конгрессов, конференций, симпозиумов, семинаров: таких мероприятий в 2015 году прошло девять.

- В конце года произошло обострение отношений с ФАНО по вопросам реструктуризации. Какова на сегодняшний день ситуация в научных центрах Сибирского отделения, в чем плюсы и минусы создания Федеральных исследовательских центров и что, на ваш взгляд, следует предпринять по улучшению координации РАН и ФАНО?

- Я бы не говорил про какое-то особое обострение. Просто у академии изначально своя точка зрения на реструктуризацию, у ФАНО своя. Федеральное агентство стремится к чисто формальным результатам: уменьшению числа юридических лиц без всякой оглядки на то, какие там сформировались научные школы, какую важность эти институты имеют для страны, отрасли или региона. К примеру, огромными усилиями остановлены попытки слить воедино 18 организаций Иркутского научного центра, включая вышеупомянутый Лимнологический институт и Институт солнечно-земной физики СО РАН - уникальный в мировом масштабе, весьма значимый в плане космической безопасности и головной по созданию национального гелиогеофизического центра. В Красноярском научном центре приостановлено (но не отменено!) лишение юридических лиц 13 научных организаций. Многие из них являются базовыми для развития региона и предприятий ОПК, а некоторые сформированы еще до образования Сибирского отделения.

При этом Академия наук - тоже за реструктуризацию. Но за разумную. А значит, не повальную, а “точечную”. За такую, которая повышает научный потенциал и способна вызвать эффект синергии. В Сибирском отделении такие укрупнения производились задолго до реформы, а за истекший год по инициативе СО РАН созданы два крупных ФИЦ: угля и углехимии в Кузбассе и на базе Института цитологии и генетики в Новосибирске. Организационные шаги были предприняты после рассмотрения Президиумом Сибирского отделения научных программ создаваемых ФИЦ - в первом случае по комплексному развитию угольной отрасли и углехимии (включая все аспекты безопасности), во втором - по созданию и внедрению новых агробиотехнологий.

- С начала реформы РАН и политическая, и экономическая ситуация изменились кардинально. Как лучше включить представителей российской (и сибирской) науки в реализацию задач, которые стоят перед страной? Что уже делается по этому поводу?

- Представители Академии наук и ее Сибирского отделения активно работают в составе важнейших федеральных советов, комитетов и комиссий, начиная с президентских и правительственных: по науке и технологиям, по образованию и так далее. Важно участие ученых в НТС Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ, возглавляемой Дмитрием Рогозиным. Что не сделано? Не создан высший федеральный межведомственный центр разработки научно-технической политики России и координации ее осуществления, каким в СССР был Госкомитет по науке и технике. Создать “ГКНТ-2” сегодня абсолютно необходимо, об этом говорят такие авторитетные люди, как президент РАН Владимир Евгеньевич Фортов и нобелевский лауреат Жорес Иванович Алфёров. Причем для этого не нужно менять законы: достаточно опять же правительственного постановления о новой комиссии или комитете под руководством вице-премьера.

- Визитной карточкой Сибирского отделения всегда были интеграционные проекты. В условиях “раздельного управления” институтами междисциплинарные исследования реализовать трудно. Тем не менее, что можно сделать в этом направлении?

- Не спорю, переход институтов в ведомство ФАНО предопределил некоторую их атомизацию: каждый НИИ теперь работает сам по себе, и его руководство заботится, прежде всего, о собственных результатах и показателях. С другой стороны, институтами руководят известные ученые, прекрасно понимающие, что сегодня все серьезные открытия делаются на стыках наук. Поэтому важнейшей инициативой СО РАН в 2015 году стала организация комплексных интеграционных программ, которые объединяют усилия разных организаций. Важно, что эта инициатива поддержана и ФАНО, и Минобр¬науки. Именно подобные программы, сообща разработанные специалистами смежных направлений, являются альтернативой скоропалительным решениям о создании ФИЦ и других укрупненных структур.

- В СМИ появилась информация о том, что 200 служебных квартир, в которых проживают сотрудники СО РАН, переведены на баланс ФАНО. Какова нынешняя ситуация с решением важнейшего для молодых ученых жилищного вопроса?

- В последние предреформенные годы усилиями руководства СО РАН улучшили свои жилищные условия более 1700 семей. С федеральными структурами проработаны вопросы организации жилищно-строительных кооперативов (ЖСК) в научных центрах. На финишную прямую выходит строительство первых в России ЖСК научных работников “Веста” и “Сигма” в Новосибирском академгородке. В основном там возводятся малоэтажные дома (всего на 600 семей), которые достанутся новоселам фактически по себестоимости. СО РАН получило поддержку банка ВТБ24 по льготной ипотеке - этой возможностью воспользовались свыше 560 человек.

Сегодня СО РАН передало, как эстафету, в ФАНО дальнейшие заботы о решении жилищного вопроса для сибирских ученых. Насколько агентство будет способно им реально помочь - покажет время. В Новосибирске, например, предстоит запустить следующую очередь ЖСК для многоэтажной застройки, которым уже придуманы “ядерные” названия: “Протон”, “Бозон”, “Электрон” и “Позитрон”. Надеюсь, что ФАНО, как новоявленная “управляющая компания” для академических институтов, продемонстрирует успехи на этом поприще.

- Основные планы на ближайшее будущее. Что институты СО РАН могут сделать для развития Сибири?

- Это еще один вопрос, достойный нескольких отдельных публикаций. Ответственность сибирских ученых за будущее макрорегиона и всей страны сегодня резко возрастает. Экономические и политические вызовы увеличивают роль науки в России, для которой невероятно важным является развитие Сибири. Выделяются такие приоритеты, как участие в федеральных целевых программах по развитию регионов, в программах реиндустриализации (таких, как “ИНО Томск” и упомянутая выше для Новосибирской области), осуществление научных мегапроектов (национальный гелиогеофизический центр на базе ИСЗФ, чарм-тау фабрика в ИЯФ, 2-я комплексная экспедиция РАН в Якутии), в программах развития высокотехнологичных предприятий ОПК и создании кластеров новых индустрий, в решении проблем оборонной, продовольственной, фармакологической безопасности, противодействия терроризму и так далее.

И СО РАН, и академические институты способны и готовы решать задачи стратегического значения, они это доказали многолетней работой.

- С каким настроением начинаете новый год?

- Настроение хорошее: по итогам 2015 года сибирская наука показала, что уверенно развивается и вносит все более существенный вклад в развитие регионов и страны в целом. И тех показателей, которых собирается достичь ФАНО, многие институты СО РАН добились еще до реформы. Всем нужно помнить: наука делается не в кабинетах, даже самых высоких, а в институтах, лабораториях, на полигонах и в экспедициях. Наш передний край именно там.

Подготовила Ольга КОЛЕСОВА, Поиск

Подразделы

Объявления

©РАН 2016