Москва, Мысиной

03.06.2014

-

29 мая 2014

Здравствуйте, Вера.

Возможно, вы меня забыли. А я вас помню. Как энергичного и принципиального председателя Совета молодых учёных РАН. Как на встрече с Дмитрием Медведевым вы, можно сказать, выбивали пять тысяч квартир. Как отстаивали молодёжные квоты в академических проектах. Памятно и то, что ряд ваших предложений (например, о возрастном цензе и ротации руководителей) воплотились в новом Уставе Академии, который… Стоп. Об этом чуть позже. Пока добавлю, что вы по собственной инициативе оставили пост председателя СМУ РАН, чтобы сосредоточиться на научной работе. Разумно: когда я встречаю пятидесятилетнего общественника, то понимаю, что либо он не совсем общественник, либо у него что-то неладно в основной профессии.

И вдруг в «Известиях» от 27 мая сего года читаю ваше выступление с почти толстовским заголовком «Не надо молчать». Из прочитанного следует, что Вера Мысина вернулась на стезю служения общественным интересам. «Я хочу сделать всё, что от меня зависит, чтобы нормализовать ситуацию в российской науке», «…я уже подготовила два масштабных расследования». В тексте, чуть больше моего, слово «коррупция» вы употребили шесть раз. При этом назвали две фамилии и не привели ни одного конкретного факта коррупции как таковой, то есть использования служебного положения в личных интересах. Пишете о семейственности, да. Но сама по себе она не хороша и не плоха. Династия Кюри, отец и сын Капицы — это одно, примитивное кумовство — нечто другое. Но само по себе и оно не противоправно.

Можно было бы подумать, что ваше воззвание залежалось в известинской редакции и вышло в свет с полугодовым, как минимум, опозданием. В результате стремительной реформы управляемые РАН активы на сегодня сократились до пары-тройки конференц-залов. А перед тем, как институты и все прочие ресурсы перешли в ФАНО, Академию проверили счётная палата и генпрокуратура. Да, накопали горстку нарушений, которые неизбежны в любой большой организации. Но ни одного уголовного дела не завели. Это вам, Вера, не «Оборонсервис» и не Росреестр.

Кулаками после драки? Да ещё по воздуху?

Э, нет.

Ваше негодование, Вера, излито не где-нибудь, а в «Известиях». Это не официоз, это метаофициоз. «Известия» — рупор негласных, но явных стремлений некоторых властных группировок России. Высокопоставленный чиновник, федеральный политик не может самолично поделиться, например, сокровенной мечтой о воинственной империи с такими атрибутами, как цензура, слежка, выездные визы эт цетера. Для этого есть присяжные публицисты. Драчливый ренегат Лимонов. Резонёр-эрудит Соколов. Шаман Проханов. Ещё с десяток «политологов», «аналитиков» и даже один «философ», нигде, кроме «Известий», не фигурирующие. Вы с ними в одной обойме. Если умную девушку приглашают на вечеринку, то она спросит, какая соберется компания. Вы не спросили? Или общество заведомо симпатично?

Теперь о времени публикации. Ваша колонка появилась на сайте «Известий» через четыре минуты после окончания, по московскому времени, рабочего дня 27 мая. Эта дата упоминалась как дедлайн Правительства РФ по утверждению нового академического Устава, принятого двумя месяцами раньше на Общем собрании РАН. Правда, как выяснилось, правительственный аппарат отталкивается от поступления документа в канцелярию и крайним сроком считает 2 июня. Но отсрочка ничтожна (и почти никому не известна). С каждым из оставшихся дней нарастает вероятность, что Академия наук останется в подвешенном состоянии: без внутреннего регламента, без легитимных целей и задач, без генерального соглашения с ФАНО. Это неприятно? Нет, Вера, это опасно.

Я хотел бы ошибиться, но ваша колонка в «Известиях» похожа на сигнальную ракету для последней, добивающей атаки на РАН. Столь же стремительной и беспощадной, как первая. Потому что даже в сегодняшнем состоянии Академия остаётся символом служения истине и интеллектуального демократизма. У кого-то от этого сжимаются челюсти. Упразднить само понятие, стереть память. Перепахать на три раза и засыпать солью, как Карфаген, чтобы ничего не проросло.

Не буду попрекать вас, Вера, переходом на неправедную, зато сильнейшую сторону. Добивать прагматичнее, чем быть добиваемым. Позволю себе лишь переиначить Николая Островского: «Жизнь даётся человеку только один раз. И прожить её нужно так, чтобы не было мучительно больно за статью в «Википедии».

Андрей Соболевский, журналист Сибирского отделения РАН

©РАН 2020