Академия наук: мораторий заканчивается, что дальше?

26.08.2014



Годичный мораторий на решения об имуществе Российской академии наук подходит к концу, а научное сообщество обеспокоено сразу несколькими событиями, которые могут служить предвозвестниками того, что случится в 2015 году.

В пятницу, 22 августа, из ФАНО (Федерального агентства научных организаций) директору Библиотеки естественных наук РАН пришло письмо, ставшее для него полной неожиданностью (хотя практика неожиданных реформ уже хорошо известна академической общественности). Начальник Управления федерального имущества ФАНО Игорь Романенко пригласил директора или его ответственных представителей на совещание 26 августа в 14.00. Повестка дня – объединение трех федеральных государственных бюджетных учреждений (ГПНТБ России, Научно-педагогической библиотеки им. К.Д. Ушинского и Библиотеки по естественным наукам Российской академии наук) и «создание на их базе современного библиотечно-информационного и социо-культурного центра».

Директор Библиотеки по естественным наукам РАН, доктор технических наук, профессор Николай Каленов сразу забил тревогу. «"Слияние" полностью разрушит сложившуюся и достаточно эффективную систему информационного сопровождения научных исследований, которая реализована в БЕН РАН», – уверен он. – «Создавать на базе этих трех библиотек "социо-культурный центр" представляется [мне] бессмысленной и вредной идеей».

«БЕН РАН обеспечивает информационное сопровождение исследований, проводимых более 100 организациями РАН (ныне ФАНО), в ее структуру входит 60 отделений, базирующихся в академических институтах, общий распределенный фонд составляет около 6 миллионов экземпляров естественнонаучной литературы, она является ведомственным информационно-библиотечным центром. ГПНТБ России является публичной библиотекой, Педагогическая библиотека ориентирована чисто на педагогику и близкие к ней научные дисциплины», – отмечает Николай Евгеньевич.

Отметим, что все три библиотеки принадлежат разным ведомствам, что еще более осложнит объединение. БЕН – это часть РАН, Библиотека им. Ушинского и ГПНТБ подведомственны Минобрнауки.

По одной из версий, причина столь внезапного объединения состоит в том, что БЕН РАН (ул. Знаменка, 11/11) и Библиотека им. Ушинского (Б. Толмачевский пер., д. 3) располагаются в центре Москвы в зданиях, представляющих историческую и коммерческую ценность.

«Комплекс зданий, в которых размещается библиотека, является памятником архитектуры», – отмечается на сайте Библиотеки им. Ушинского. В разделе «Из истории здания библиотеки» приводится такая информация: «В комплекс сооружений усадьбы вошли главный трехэтажный каменный дом, два двухэтажных каменных флигеля, образующих вместе с домом парадный двор, ажурная ограда с воротами и остатки старой территории сада. Усадьба была построена в конце XVIII в. Аммосом Прокофьевичем Демидовым, сыном известного русского заводчика П.А. Демидова, и его супругой Анной Никифоровной, которые купили участок земли в Толмачевском переулке у майора Петра Камищева в 1772 г.».

А немногим раньше в Сети появилось письмо главы ФАНО Михаила Котюкова министру образования и науки РФ Дмитрия Ливанова, в котором содержатся предложения по переструктурированию сети научных организаций, подведомственных ФАНО России. «...В зависимости от того, насколько эффективно любая научная организация может принять участие в решении базовых задач науки, все подведомственные ФАНО России научные институты предлагается структурировать в следующие организационные платформы...».

Письмо появилось на сайте «Спасите РАН», а потом на сайте Академии наук. Подлинность письма под сомнение не ставится, говорят, что Котюков был очень раздосадован, что содержание его переписки с Ливановым стало известно широкой публике.

Это письмо, в свою очередь, стало следствием нашумевшего письма советника президента Андрея Фурсенко, бывшего министра образования и науки, в котором тот обращался к Владимиру Путина с идеями о том, как нам реорганизовать науку в стране. В письме Фурсенко констатирует, что интеграция российской науки в общемировую оказалась вопреки ожиданиям неэффективной, и предлагает вновь самоизолироваться, сосредоточив силы на нескольких крупных проектах. Письмо было опубликовано газетой «Троицкий вариант-Наука», там же состоялось нелицеприятное обсуждение идей Фурсенко (см. подборку комментариев «Шеф, всё пропало!»). Говорят, что публикация этих материалов также вызвала недовольство автора.

В письме Андрей Фурсенко, в частности, предлагает: «До конца 2014 года структурировать подведомственные ФАНО институты, выделив группы, которые обеспечивают реализацию приоритетных направлений в научно-технической сфере (медицина и науки о жизни, энергетика, агронаука и продукты питания). В случае обоснованной необходимости создать по ряду направлений национальные исследовательские центры».

На это письмо президент ответил позитивно «Согласен. Дорабатывайте и в Правительство РФ и АН РФ 8.06.2014 г.». На основании этого было оформлено президентское поручение от 08.06.2014 № Пр-1362, затем зам. председателя Правительства РФ О.Ю. Голодец дала поручение от 18.06.2014 г. № ОГ-П8-4506 об обеспечении выполнения указания Президента Российской Федерации В.В. Путина. В ФАНО закрутились жернова и там стали думать, как проводить реструктурирование РАН в рамках предложений, изложенных в письме Фурсенко.

По информации «Полит.ру», до конца 2014 года ФАНО должно представить некую концепцию реструктурирования. У ученых РАН теперь непростой выбор: участвовать в выработке такой программы реструктурирования, укрупнения, оптимизации (можете сами выбрать нужное слово) или же ждать, когда такую программу придумают сами чиновники.

На заседании Комиссии по общественному контролю за реформой науки, состоявшемся 20 августа с участием академиков Валерия Рубакова, Александра Кулешова и Владимира Захарова, единой позиции выработать не удалось. «Мы так и не выработали никакой позитивной программы реформ», – говорили одни. «Зачем участвовать в укрупнении ради укрупнения?» – недоумевали другие. «Вспомните, как происходит в Москве оптимизация школ и к чему она приводит», – предупреждали третьи. «Не стоит ждать, пока тебя кто-нибудь съест. Все мы понимаем, что придется укрупнять институты», – отмечали четвертые. Все понимали, что чиновникам будет проще всего пойти по пути наименьшего сопротивления, допустим, объединить в один-два все институты Кольского полуострова, которые к тому же находятся в одном здании, или же объединить все физические институты Троицка - наукограда, ставшего частью Новой Москвы. А что делать с институтами Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска?

Какую повестку дня могут предложить сами ученые? Какие принципы укрупнения и оптимизации? Да и вообще, есть ли среди активной части научного сообщества те, кто могут разработать серьезный план структурных реформ, позволяющий не разрушить хрупкую ткань науки в России? Будет ли реструктурирование проводиться до оценки научной эффективности институтов или после? Все эти вопросы пока остаются открытыми.

Отметим, что у всех этих планов реформ, над которыми теперь ломают голову ученые, есть несколько общих черт. Предлагаемые решения, серьезно меняющие структуру академической науки, готовятся чиновниками, а не учеными, конфиденциально, без совета с научным сообществом или хотя бы с теми, кого эти решения напрямую затрагивают. Затем эти решения навязываются для исполнения, причем всё нужно делать/ломать/объединять быстро, срочно, немедленно. А за последствия эти чиновники обычно уже не отвечают. Более того, авторы реформ предпочитают оставаться неизвестными.

Только сейчас, например, становится понятно, какие сложности вызывает навязанное сверху объединение трех академий. Разные уровни зарплат, штатные расписания, разные требования к научным сотрудникам, разные научные традиции... Реформа РАН, подготовленная втайне даже от президента Академии наук Фортова и навязанная академическому сообществу несмотря на протесты, «гуляния» возле Госдумы и Совета Федерации, привела пока лишь к одному очевидному результату – существенному увеличению бюрократической нагрузки на исследователей.

В то же время министр Ливанов и вице-премьер Ольга Голодец, которые объявили о начале реформы РАН 27 июня 2013 года в ИТАР-ТАСС, выступив ее горячими сторонниками, от ее проведения теперь фактически отстранены. Голодец перестала курировать науку, передав это направление Аркадию Дворковичу. «Научные сотрудники этой реформы даже не заметят», – обещал год назад Дмитрий Ливанов. Заметили, и еще как…

P.S. По последней информации совещание в ФАНО, назначенное на 26 августа об объединении трех библиотек, отменено. У редакции есть письмо зам. руководителя ФАНО А.М. Медведева в Минобрнауки от 20 августа , в котором тот отмечает, что объединение Библиотеки естественных наук РАН с двумя другими библиотеками нецелесообразно. Судя по этому письму, инициатива об объединении поступила в аппарат Правительства РФ 15 июля 2014 года от следующих граждан: Лещанова Е.М., Медведевой К.А., Князевой О.А., Колованова Э.Д. и Попковой М.Н.

 Полит.ру, Наталия Демина

©РАН 2020