России необходимо перейти к опережающим темпам разработки и освоения новаций в развитии АПК

19.04.2017



В результате невероятного роста АПК России вышел на уровень 1990-х

Чтобы не оставаться догоняющей страной, России необходимо перейти к опережающим темпам разработки и освоения новаций в развитии АПК

«Объем сельскохозяйственного производства лишь только вернулся к уровню 90-го года», — заявил во вторник на заседании президиума в Российской академии наук научный руководитель Всероссийского НИИ экономики сельского хозяйства, академик РАН Иван Ушачев. И это несмотря на положительную динамику отрасли!

На заре туманной юности в конце 80-х начале 90-х, как мне помнится, никакого продуктового изобилия не наблюдалось. Всем памятны талоны на сахар, синие куры в заказах, которые никак не хотели развариваться и походили на мумии. Теперь, по отчетам правительства, Россия не только по многим показателям обеспечивает внутренний рынок, но и экспортирует сельхозпродукцию. Однако все это по объемам всего лишь уровень 90-х? Как так?

На вопрос ИА REGNUM, в чем проблема, академик Ушачев ответил — в низкой рентабельности большинства хозяйств.

«Беда, что высокорентабельных хозяйств у нас только 30%, — отметил ученый. — К огромному сожалению, прибыль, которая составила в прошлом году 390 млрд рублей, в основном концентрируется в высокорентабельных хозяйствах».

Положительные тенденции, конечно, есть. Первая — относительно высокий темп роста за последние пять лет продукции сельского хозяйства (102,3%) по отношения к индексу промышленного производства (100,6%) и ВВП страны (100,5%), Вторая — рост экспорта сельскохозяйственной продукции до $17 млрд и снижение импорта более чем в 1,7 раза.

Все это ведет к повышению уровня продовольственной безопасности страны. Однако существенным сдерживающим фактором развития отрасли является «инвестиционная недостаточность».

»Инвестиции в отрасль чаще падают, чем растут, — подчеркнул Иван Ушачев. — Сегодня они ниже, чем в 2007 году. Неустойчивую динамику показывают последние годы. В 2014−15 годах падение инвестиций в АПК составило 16,5%, что значительно выше, чем по экономике в целом. Несмотря на всплеск инвестиций в 2016 году, он составил 110,6%, он не компенсировал падения предыдущих двух лет. В результате низкой инвестиционной активности нам не удается выйти на необходимые темпы технологического обновления. Обновление сельхозтехники остается на уровне 3−4%, что означает, что средний возраст ее эксплуатации почти четверть века».

— Какие отрасли сельского хозяйства более перспективны?

— Наиболее быстро развивающиеся отрасли те, где есть промышленное производство. Это птицеводство и свиноводство. А мясное и молочное животноводство, где крупный рогатый скот, это более инвестиционно емкие отрасли. Поэтому по молоку мы пока не достигли порога продовольственной безопасности. И можем это сделать только к 2025 году.

— Очень дорогие фермерские продукты, не по карману потребителю. Как быть?

— Это сложная проблема, потому что нужно менять закон о торговле. Потому что слишком высок удельный вес в доходах во всей цепи торговли: все ей остается, на втором плане — переработка. Самое последнее — это сельское хозяйство. Пока не будет доходности у сельхозтоваропроизводителя, будет происходить эта несправедливость. И еще: если будет кооперация в широком смысле слова, которая позволит по всей цепочке регулировать цены.

— А это возможно?

— В ближайшей перспективе нет. Чуть дальше — да. Разрушение СССР привело к тому, что теперь мы восстанавливаем, достигаем уровня 90-х, а еще преодолеваем последствия так называемой «оптимизации» — фактического продолжения разрушительного курса либералов. Последствия этого ощущают на селе.

«В результате «оптимизации» существенно вырос радиус доступности для сельских жителей школ, детских садов, больниц и других объектов социальной сферы, — отметил академик. Он убежден, что вложения в социальную сферу села «катастрофически недостаточны». Шокирующе прозвучало заявление академика, что на 2020 год госпрограммой на всю сельскую часть страны их объем составит «лишь 12,1 млрд рублей, что примерно в два раза меньше чем расходуется в Москве на обновление тротуаров».

В настоящий момент, считает специалист, АПК подходит к критическому рубежу. Необходимо ставить четкие цели развития и, главное, обеспечить их реализацию. Чтобы не оставаться догоняющей страной, России необходимо перейти к опережающим темпам разработки и освоения новаций по основным направлениям развития АПК страны.

Елена Ковачич, Регнум

***

Продовольственная безопасность стоит на импортном фундаменте

Хотя все любят отмечать успехи в российском АПК, на деле картина не радостная, свидетельствуют учёные РАН

Несмотря на заметные успехи в сельском хозяйстве России последних лет, продовольственной безопасности в стране нет, так как нет стратегии его развития. А то, что под этим словом понимается в Министерстве сельского хозяйства, не базируется на научной основе. А потому в агропромышленном комплексе России царит неразбериха, инвестиционная бескормица, технологическая отсталость и социальная деградация.

Так наиболее адекватно можно сформулировать выводы из доклада директора Всероссийского НИИ экономики сельского хозяйства академика Ивана Ушачёва. Научное сообщение руководителя головного научного института по организации, проведению, методическому руководству и координации исследований в области аграрной экономики было сделано сегодня на заседании президиума Российской академии наук.

В настоящее время разрабатывается несколько стратегий экономического развития России, отметил учёный. Однако практически во всех них проблемы агропромышленного комплекса затрагиваются лишь эпизодически.

Между тем для такого пренебрежения нет никаких оснований: сельское хозяйство и пищевая промышленность дают совсем немаленькую долю валового внутреннего продукта - более 7%. И эти проценты стоят дорогого - в конце концов, можно обойтись без многого, но без питания - никак. А потому полноценность питания - мерило благосостояния нации. Впрочем, как и гарантия политической устойчивости государственной системы - достаточно вспомнить мантры про "300 сортов колбасы", которые сыграли свою немаловажную роль в крушении Советского Союза.

Сегодня можно сказать, что уж в отношении сельского хозяйства крушение СССР было, скорее, благом, нежели катастрофой. Точнее, катастрофой оно тоже было - в 1990-х годах, но зато теперь! Теперь Россия вышла на первое место в мире по экспорту пшеницы - это 24-25 млн тонн. Доля нашей страны на мировом рынке пшеницы выросла в четыре раза с начала 2000-х годов: мы теперь занимаем на нём 16 %. Саму Америку потеснили!

Раньше завозили продовольствие, теперь вывозим: импорт продовольствия за 2014-2016 годы снизился с 60 до 20 млрд долларов. Зато экспорт сельхозпродукции вырос за последнее десятилетие в 6 раз - с 3 до 20 млрд долларов. Санкции помогли, конечно: до их начала импорт товаров АПК составлял около 38%, а сегодня - всего 22%. Да и, вообще, даже в суперкризисный 2015 год русский АПК показал рост 2,9%, и рост этот продолжается. Есть чем гордиться!

Зона доения в коровнике на ферме агропромышленного холдинга "Братья Чебурашкины. Семейная Ферма" в деревне Ольявидово Дмитровского района. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Но реальная картина гораздо печальнее

Но, оказывается, за радужными цифрами и действительно заработанными похвалами реальная картина в отечественной агропромышленном комплексе довольная печальна. Так, за всеми фанфарами надо не забывать, что объём сельского хозяйства в целом вернулся лишь к уровню 1990 года, напомнил академик Ушачёв. При этом 95% прибыли в АПК сосредоточены в 30% мощных хозяйств. Реальные располагаемые доходы упали за два года на 10 процентов, а инвестиции в отрасли чаще падают, чем растут, а прямые государственные инвестиции в сельское хозяйство - смешные 3 процента. Удобряется менее половины посевов.

Сильно бьёт по производителю сельскохозяйственных продуктов диспаритет цен с промышленностью и торговлей, сказал директор НИИ экономики сельского хозяйства. Так, индексы цен сельских производителей в 2015-16 годах поднялись на 12%, в промышленности - на 15%, а вот в торговле сельскохозяйственными товарами - на 27%. Как и у производителей пищевых продуктов. Отсюда все эти часто обсуждаемые проблемы, когда мешок картошки, добравшись до магазина, стоит в три раза больше себя же, стоящего на убранном поле. Эта данные похожи по всей стране: крестьяне поставляют картошку, к примеру, за 8-10 рублей за килограмм, а на рынке она же идёт уже за 20-25 рублей, а в магазинах ещё дороже.

И это если ещё не вспоминать грустную картину прихода в село услуг промышленности, а также поставщиков энергии. Например, почему-то цены на электроэнергию для сельхозпроизводителя в 2 раза выше, чем для промышленного производства.

Ещё одна серьёзная проблема - реализация продукции. Малые фермы и фирмы сельхозпроизводителей крупным ретейлерам не интересны, и попасть к ним не могут. Прежде мощная сельхозкооперация влачит жалкое существование.

Очень большое значение имеет социальное положение деревни, отметил Иван Ушачёв. Сегодня уровень зарплат в сельском хозяйстве составляет всего 57% от средней по экономике. И в целом село заброшено именно в его человеческом, социальном измерении. Например, доля жителей села в населении России держится на уровне 26 процентов. Но при этом здесь, в деревне, оказались 36% всех российских безработных и 38% - малоимущих. Из-за либеральной "оптимизации" сократилось число школ и больниц, и в целом деревенские люди оказались почти заброшенными. Относительно хорошо живут работники только тех агрохолдингов, которые и дают основную прибыль. Но ведь и тех, кто ковыряется в хозяйствах на грани рентабельности, никуда ведь не выбросишь. Кто-то должен жить и работать в селе, ибо на этом сама страна, нация, народ стоит…

Но самое разочаровывающее известие, что можно извлечь из научного сообщения Ивана Ушачёва, то, что никакого импортозамещения в сельском хозяйстве России… нет! Рост экспорта, заполнение прилавков отечественным продуктом, победные рапорты - всё это базируется на иностранном оборудовании. "Доля импортной техники в 2016 году составила по тракторам 68 процентов, а по оборудованию - 90", - отметил академик, констатировав, что "лишь 2 процента оборудования для сельского хозяйства производится у нас в России". А разнице между этими цифрами болтается всякая старая, часто ещё советская техника, потому что, по словам Ушачёва, "средний срок эксплуатации техники - 25 лет".

Вот так: успех сельского хозяйства строится на импортном фундаменте. Что будет, если западные санкции будут ещё усилены? Пережить-то мы их переживём, но ценою нового кризиса. А это всё же стало как-то утомительно…

И технологии многие - западные. А на Западе, в отличие от наших наукообразных чиновников в Минобрнауке и подобных заведениях, считают не количество научных публикаций и цитат, а объёмы проданных прав на интеллектуальную собственность. Что будет, если от глобальных "банкстеров", уже точно вернувших себе контроль над США и их новой администрацией, последует негласное указание эти права у русских отобрать?

Ответ на эти вызовы один, полагают учёные. "Обобщённая задача для стратегии устойчивого социально-экономического развития АПК России состоит в том, чтобы перейти к опережающим темпам создания научно-технических разработок, - заявил академик Ушачёв. - И, вообще, в условиях нынешней неопределённости многих внешних и внутренних факторов требуется научное переосмысление условий преобразований в сельском хозяйстве".

Метод "ненаучного тыка" себя изжил. Но пока, как оказалось, даже анализ агропромышленных учёных в Министерстве сельского хозяйства никому не нужен. Заказов на научные исследования там не делают.

Да и зачем. По отчётам-то всё ведь и так хорошо?

Цыганов А. Царьград

©РАН 2017