Есть вопросы

14.06.2018



Есть вопросы

Хочу поделиться своим мнением о конференции профактива в Санкт-Петербурге - Комарово, которая, как мне кажется, отражает положение дел в Профсоюзе РАН. 

Странности и накладки начались уже с утра в Физтехе. На одну участницу из нашей делегации не было бейджа-пропуска, оформление потребовало времени. Деньги с участников - оргвзнос, оплату проживание и экскурсии, собирались под расписку сдающего. Утверждается, что на этом этапе назывался номер комнаты, в которой участник будет жить, но мне номера не назвали. И, как позже выяснилось, не только мне.

Доклады об истории ФТИ мне были интересны. Понравилось и выступление хора ФТИ. Правда, показалось странным, что хору не дали распеться: организаторы  неожиданно объявили, что он должен выступить на час раньше.

Из ФТИ нас на автобусе повезли в Комарово. По приезде в фойе Дома театральных деятелей скопилась огромная очередь участников, которые хотели получить ключи от своих номеров. У выдававшей ключи представительницы оргкомитета почему-то не было списка с номерами комнат (или ей не хотелось его читать), поэтому процесс затянулся. Очередной вопрос - почему нельзя было использовать Google Sheets или хотя бы обычный Excel сначала на этапе регистрации, потом уплаты взносов, потом выдачи ключей?

С горем пополам ключи всем выдали, и мы заселились в номера. Нам с коллегой попался двухместный, площадью не больше семи квадратных метров. Каким-то чудом в него засунули две кровати. Открыть дверь на балкон/веранду можно было, только сдвинув одну из них.

Горячей воды часто не было. Знатоки говорили, что для получения приемлемой температуры воду нужно сливать примерно десять минут. Я сливал дольше, но эффект достигался не всегда. В лейке душа сбоку была дырка, из которой хлестала вода. Закрыть дверцу душевого уголка не получалось.

В общем, принять душ можно было только при определенной ловкости, с утра шансов почувствовать теплую воду было больше.

Дверь санузла не запиралась. Прикрыть входную дверь удавалось в среднем с третьей попытки. За все время проживания из нашего номера один раз вынесли мусор. Никакой уборки, смены постельного белья и прочих атрибутов гостиничного обслуживания.

Уровень сигнала Wi-Fi оказался настолько слабым, что воспользоваться интернетом в номере мне не удалось ни разу. Подключиться можно было разве что в коридоре ближе к фойе. Справедливости ради надо сказать, что у нас был телевизор, который сносно показывал три канала.

В общем, очень ненавязчивый сервис. Складывается впечатление, что организаторы выбрали этот Дом творчества по каким-то личным предпочтениям (знакомства или привычка), но не по объективным причинам.

Некоторым участникам повезло больше: у них были огромные номера с холодильником, приличной кроватью, хорошо работающим интернетом. Какими критериями руководствовались организаторы при расселении, я не знаю. Нам никто не предлагал вариантов: мол, платите больше и селитесь в хороший номер. Просто поставили перед фактом.

На следующий день начались выступления. Я был не на всех, но про те, что посетил,  могу сказать: за редким исключением, никто оказался не в состоянии приготовить нормальную презентацию. В основном – простыни нечитаемого текста 12-м шрифтом Но ведь слайды нужны для того, чтобы аудитория могла подкрепить воспринимаемую на слух информацию визуальным рядом. Понятно, что не все люди старшего поколения  умеют общаться с техникой, но ведь можно было попросить помочь молодежь. Думаю, что докладчикам было безразлично, воспримут ли слушатели их  материал. Мне кажется, что это неуважение к аудитории - ни больше, ни меньше.

А вот ученый, который рассказывал про озеро Восток, сделал прекрасные слайды. У него глаза горели, так ему хотелось поделиться с нами всем, что знает. А большинству  профсоюзных людей, по-моему, этого вовсе не хотелось.

Многие выступавшие элементарно плохо говорили. Понятно, что ораторский дар, умение увлечь слушателей даны не каждому. Но если этим искусством не владеешь, можно написать текст и прочитать его. Некоторые так и делали, получалось хорошо. Например, представительница Приморья читала с выражением, шутила, жестикулировала, улыбалась, и ее было приятно слушать. 

Содержание докладов в основном оставляло желать лучшего, участники явно делали их просто, чтобы отметиться. На этом фоне очень достойно выглядел Е.Е. Онищенко: он говорил красиво и убедительно, излагал разумные идеи. Увы,  таких выступлений было немного.

Звуковая аппаратура работала из рук вон плохо: видимо, батарейки в микрофонах не менялись годами. Действовала одна колонка, да и та шумела.

Еще несколько слов об организационных моментах. Периодически происходили изменения в расписании. Это, в общем-то, нормальная, рабочая ситуация. Но об этих изменениях мы почему-то узнавали по «сарафанному радио». Почему нельзя было каждый день вешать, например, на двери в столовую актуальное расписание? Я уж не говорю о том, что в наше время можно организовать и рассылку на электронную почту.

Каждый раз, приходя в столовую, я обнаруживал, что народ сидит на новых местах. Почему было не напечатать таблички и не расставить их на столах? Мало того, мы еще и теснились по шесть человек за четырехместными столами, при том, что был целый ряд свободных!

В среду нас повезли на экскурсию в Гатчину. Было объявлено, что автобус отъезжает в десять. Но когда в 9.45 я вышел на улицу, то услышал от организаторов, что всех задерживаю.

В рамках конференции, как говорят, состоялась какая-то молодежная  тусовка в Санкт-Петербургском научном центре. Я узнал  об этом мероприятии накануне вечером, случайно. К этому времени уже сдал деньги на экскурсию, запланированную на тот же день.

Не хотелось бы никого обижать, но я вынес с этой конференции грустные впечатления о  перспективах профсоюза.  Разумеется, среди профактива есть и те, кто ориентируется в современной жизни и стремится к продвижению конструктивных идей, но их явно немного.

Продолжение, возможно, следует.

Александр  Цветков, Нижегородская региональная организация Профсоюза РАН



 


Источник: Нижегородская региональная организация Профсоюза РАН

Подразделы

Объявления

©РАН 2018