В Москве начинается эксперимент по пребыванию на Луне

19.03.2019



Российская газета, Наталия Ячменникова

Как готовить космонавтов к межпланетным полетам? Ученые ИМБП РАН и специалисты NASA начинают серию экспериментов SIRIUS по длительной изоляции - от четырех месяцев до года. Программа рассчитана на пять лет.

Все проходит в Наземном экспериментальном комплексе ИМБП РАН. Тех самых знаменитых "бочках", где был "прописан" и нашумевший эксперимент "Марс-500", и другие, где испытатели месяцами жили в четырех стенах. На "пятачке". Глаза в глаза, плечом к плечу.

Так кто летит лунным научным экспрессом? Экипаж из шести человек: три мужчины и три женщины. Два американца, остальные - россияне. Экипаж SIRIUS-19 возглавляет летчик-космонавт, Герой России Евгений Тарелкин. Космонавт России № 115. В 2012 году он свыше 140 суток отработал на МКС. Конечно, возникает вопрос: зачем действующему космонавту наземный эксперимент? "Я считаю, что это очень перспективный проект, - говорит Евгений. - Мне кажется, что это начало создания тренажерной базы для тех людей, которые будут готовиться к лунным полетам".

Испытатель-бортинженер экипажа - Дарья Жидова, инженер Томского госуниверситета, сейчас работает в РКК "Энергия". Участвует в работах по проектированию и испытанию перспективной пилотируемой техники: корабля "Федерация", научно-энергетического модуля российского сегмента МКС, лунного взлетно-посадочного комплекса.

Решением мандатной комиссии испытателем-врачом экипажа утверждена Стефания Федяй. Врач-психиатр, младший научный сотрудник ИМБП РАН. Еще в лунной команде три испытателя-исследователя. Это американцы Рейнхолд Повилаитис, аналитик исследований и операций на лунном разведывательном орбитальном аппарате (LRO), и Аллен Миркадыров, заместитель заведующего филиалом (Associate Branch Head), отдел телекоммуникационных сетей и технологий Центра космических полетов имени Годдарда. Еще один испытатель-исследователь - Анастасия Степанова, журналист, инженер, тоже младший научный сотрудник ИМБП. Кстати, Анастасия принимала участие в экспериментах на "марсианской" исследовательской станции в пустыне штата Юта и на станции острова Девон Канадского Арктического архипелага.

Вот такую собрали суперкоманду. Понятно, что даже четыре месяца полной изоляции - это не прогулка среди звезд. Чего в избытке - так это стрессов. И работа, работа, работа… У экипажа будет имитация задержка связи и целый ряд нештатных ситуаций. Кстати, все подобные эксперименты нацелены на оценку уровня функциональных резервов человеческого организма. Важно "поймать", когда этот самый уровень начинает снижаться.

- Сейчас все заинтересованы в поиске маркеров стресса, - поясняет директор ИМБП РАН академик Олег Орлов. - Для психологов, например, это отклонения в речевом взаимодействии членов экипажа. Для физиологов - какие-то тонкие вещи на уровне протеомных исследований. Например, изменение белкового состава мочи. Или, например, изучение выдыхаемого человеком воздуха: изменения, которые происходят в организме, оставляют здесь "след". Сегодня даже хеликобактер диагностируют по изменениям состава выдыхаемого воздуха. Это уже клиническая практика.

К слову, любой из лунного экипажа вправе выйти из эксперимента, если вдруг совсем станет невмоготу. Он просто будет считаться "погибшим". Собственно говоря, в этом и заключается главная цель эксперимента по любой имитации, в том числе полета на Луну. Как подчеркивают специалисты: не техника, а именно человек - главное звено в космическом полете. Независимо от его сложности.

Прямая речь

Олег Орлов, директор Института медико-биологических проблем РАН, академик:

- Проведение пилотируемых исследований ближайших объектов Солнечной системы (с перспективой создания внеземных орбитальных комплексов и напланетных баз) - это новый этап освоения человеком космического пространства. До сих пор экипажи летали и летают на орбите Земли. Что называется, "под боком". И вся система медицинского обеспечения построена на возможности возврата, если вдруг возникнет ситуация, угрожающая жизни космонавта. В свое время, например, разрабатывались варианты оказания хирургической помощи прямо на борту космической станции. В нашем музее даже экспонаты есть. Потом все это приостановили. По принципу: летаем на орбите - проще посадить.

Но межпланетные полеты имеют принципиальные отличия. И не только потому, что будут полностью автономными. Прежде всего - это радиация. Мы знаем: на этапе Луны радиационная нагрузка у космонавтов будет выше, чем на орбите Земли, хотя и в пределах профессиональной нормы в отсутствие вспышек на Солнце. Однако тут имеем дело уже с галактическим излучением. Частицы, обладающие очень высокой энергией, могут нанести тяжелый биологический вред. Более того, сталкиваясь с конструкциями космической станции, они формируют еще и вторичное излучение.

Сделать техническую защиту, конечно, можно. Но ни один корабль не выдержит вес такой защиты. Поэтому решающими становятся вопросы значимости биологических повреждений и восстановления функций. Мы в первую очередь говорим о мозге. Серьезная проблема - пребывание человека вне магнитного поля Земли. Это мало исследовано. Те научные данные, которые есть, не систематизированы, противоречивы.

Что касается той же проблемы хирургии в космическом полете: она тоже пока не решена. Между тем, появились интересные технологические подходы, включая робототехнику. Поэтому необходимо лучше изучить все возможные риски длительной космической экспедиции. Ученые должны разработать надежную систему медицинского обеспечения межпланетных полетов, защиты здоровья космонавтов и астронавтов. Создать задел для обеспечения планетных баз.

В чем преимущество наземных экспериментов в управляемой изолированной среде обитания? Это возможность использования самого широкого спектра научной аппаратуры и оборудования. Это большая по сравнению с реальным полетом статистическая выборка. Это возможность предварительной отработки новых методов, аппаратуры и оборудования. Будем отрабатывать вопросы системы жизнеобеспечения, вопросы управления. Чем наш научно-экспериментальный комплекс не модель для того же лунного поселения? Для отработки технологий, которые "на послезавтра"? Ученые, как всегда, смотрят на шаг вперед.

Проект SIRIUS будет включать серию изоляционных экспериментов. Так, на 2020 год запланирован 8-месячный эксперимент по имитации полета к Луне. Дальше у нас пойдет три изоляции, каждая - длительностью по году: в 2021-2022, 2023-2025 гг. Мы сначала говорили про одну, а потом с участниками проекта "SIRIUS" договорились о трех.

Марк Белаковский, главный менеджер проекта "SIRIUS":

- Какой сценарий? Экипаж стартует к Луне, достигает орбиты и стыкуется к орбитальной станции. В течение двух месяцев - наблюдения за лунной поверхностью и выбор точки посадки. В это же время серия стыковок с транспортными кораблями. Затем четыре члена экипажа высаживаются на Луну: десять дней они выполняют операции на ее поверхности. Остальные члены экипажа продолжают работать на орбите, оказывают техническую помощь и консультации коллегам.

Старт с лунной поверхности и стыковка с орбитальным кораблем. Облет Луны в течение нескольких недель. Экипаж дистанционно управляет лунными роверами (подготовка к строительству лунной базы), а также проводит серию стыковок с транспортными кораблями. Возвращение на Землю.

Научная программа включает 79 исследований и экспериментов: психологические и психофизиологические, физиологические, связанные с иммунитетом, метаболизмом и телемедициной, микробиологические и санитарно-гигиенические.

Источник: Российская газета

Подразделы

Объявления

©РАН 2019