http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=1ac46328-0791-4941-9b0e-5bcea0e44026&print=1
© 2018 Российская академия наук

Путин собрал всю науку под ядерной крышей

11.04.2018

-

Президент РФ Владимир Путин принял участие в совместном заседании РАН и Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» (НИЦ КИ), которому в этом году исполняется 75 лет. Указ о праздновании юбилея в декабре 2017 года подписал Владимир Путин. «Курчатовский институт» образован в 1943 г. В стенах института создан первый атомный реактор на континенте создан в 1946 г., атомная бомба в 1949 г., первая в мире термоядерная бомба в 1953 г. Специалисты «Курчатника» разрабатывали и реакторы для атомных субмарин. Владимиру Путину показали последние научные разработки.

Естественно, все участники этого торжественного мероприятия ждали, что скажет Путин, как определит главный тренд в отношении власти к науке. Но те, кто надеялся на какие-то яркие, в духе послания к Федеральному собранию 1 марта этого года, заявления явно остались разочарованы. По сути, президент России подтвердил высказанную ранее позицию.

Он напомнил, что принято решение о формировании объектов мегасайнс (наука больших и очень больших экспериментальных установок) в Новосибирске и в подмосковном наукограде Протвино. «На базе ведущих вузов в Калининграде, в Поволжье, на юге страны, в Сибири и на Дальнем Востоке будут созданы крупные научные центры. Собственно говоря, они уже создаются», - подчеркнул Владимир Путин. Президент отметил, что эти научные учреждения «призваны существенно усилить нашу конкурентоспособность, стать центрами притяжения для лучших зарубежных ученых, для наших молодых исследователей».

Ну, и ритуальное: нужно и дальше повышать «социальный статус ученых, конструкторов, инженеров – всех, кто двигает отечественную науку вперед, добивается настоящих прорывов». Как передает агентство «Интерфакс», Владимир Путин попросил участников встречи передать ему предложения по увеличению финансирования науки, чтобы учесть их при выстраивании планов на будущее.

Но, конечно, в этой встрече в стенах «Курчатовского института» была и сложная политическая, и внутриакадемическая интрига. Дело в том, что «Курчатник» и его руководство, - член-корреспондент РАН, президент НИЦ КИ Михаил Ковальчук, - в академической среде считаются чуть ли не главным альтер эго Российской академии наук, одним из главных инициаторов реформы академической науки в России, начатой в июне 2013 года.

НИЦ «Курчатовский институт», финансируется отдельной строкой в бюджете, находится в прямом подчинении правительству и распоряжается значительными финансовыми ресурсами. Этот факт всегда вызывал ревнивое отношение к фигуре Михаила Ковальчука. Напомним, что в 2008 году Общее собрание РАН, несмотря на выдвижение Ковальчука в академики Отделением физических наук, забаллотировало его кандидатуру. Между тем уже тогда ходили упорные слухи, что в случае избрания в академики Михаил Ковальчук мог реально рассчитывать на то, чтобы заменить при следующих выборах тогдашнего президента РАН Юрия Осипова. Именно тогда было принято беспрецедентное в истории РАН решение – назначить члена-корреспондента РАН Михаила Ковальчука и.о. вице-президента РАН.

Сегодня бюджет НИЦ «Курчатовский институт» - около 180 млрд рублей в год; бюджет Федерального агентства научных организаций (ФАНО, осуществляет оперативно-хозяйственное управление всеми бывшими институтами академии) – около 100 млрд; финансирование собственно Академии наук – 4 млрд рублей. Неслучайно многие эксперты отмечают, что «Михаил Ковальчук умеет говорить нужные вещи вовремя и столько раз, сколько нужно». Сегодня президент «Курчатника», фактически претендует, и не без оснований, - на неформальный статус локомотива того научно-технологического рывка, о котором говорит Владимир Путин.

В 1967 году польский философ и писатель-фантаст и Станислав Лем заметил: «Без сомнения, ученым потребуется сначала «воспитать» целое поколение руководителей, которые согласятся достаточно глубоко залезть в государственный карман, и при том для выполнения целей, столь подозрительно напоминающих традиционную научно-фантастическую тематику». Михаилу Ковальчуку, кажется, удалось «воспитать» таких руководителей. То есть, он смог предложить руководству страны факторы, - те же проекты мегасайенс, - которые «совратили» руководителей страны в пользу финансирования науки. Хотя бы и в масштабах одного отдельно взятого «Курчатовского института».

Выдающийся физик, академик Георгий Флеров говорил в свое время, как будто специально по этому поводу: «Объяснить важному начальству научную проблему нужно не так, как правильно, а так, как ему будет понятно. Это – ложь во благо». Идет жесткое соревнование за ограниченный ресурс. И ученые – это не бескорыстные искатели истины, а скорее участники острой конкурентной борьбы за научное влияние, победители которой срывают банк. Вот и президент РАН Александр Сергеев на совместном заседании президиума РАН и Ученого совета «Курчатовского института» признал: «На сегодняшний день приходится констатировать, что наша страна – признанный мировой лидер и в физике высоких энергий, и ядерной физике – попала в зависимость от зарубежных производителей практически по всем позициям и упустила гигантский мировой рынок в этом направлении».

Сегодня, когда очевидно терпит неудачу концепция инновационного развития экономики России, руководству страны не остается ничего иного, как обратиться к последнему, испытанному институту – военно-промышленному комплексу. Вытащить экономику за счет развития оборонки. И шаги в этом направлении, кстати, сделаны уже давно.

В начале 2013 года, президент РФ Владимир Путин поручил председателю правительства Дмитрию Медведеву рассмотреть к 1 сентября вопрос об изменении правового статуса 15 научных учреждений физического профиля. Цель – создание нового механизма проведения и финансирования работ по так называемой мегасайенс, то есть науки крупных экспериментальных установок, прежде всего в области ядерной физики и физики высоких энергий. Шесть из этих 15 – институты РАН. (Заметим, что поручение это было ответом на письмо еще в декабре 2012 года тогдашнего президента РАН Юрия Осипова и тогдашнего директора РНЦ «Курчатовский институт» Михаила Ковальчука с предложением подумать о возможном юридическом оформлении нового объединения физических институтов.)

Сегодня эта тенденция сформировалась абсолютно отчетливо: все более или менее дееспособные остатки научного, в том числе академического комплекса, надо переориентировать на ВПК (в связи и с мировыми политическими процессами, и внутренней социально-экономической ситуацией в стране – падение промышленного производства, скатывание в рецессию, угроза нового дефолта и проч.).

Опять же, ничто не ново под Луной. 30 января 2012 года в одной из своих семи предвыборных статей («О наших экономических задачах») Владимир Путин выразился абсолютно четко: «Для возвращения технологического лидерства нам нужно тщательно выбрать приоритеты. Кандидатами являются такие отрасли, как фармацевтика, высокотехнологичная химия, композитные и неметаллические материалы, авиационная промышленность, ИКТ, нанотехнологии. Разумеется, традиционными лидерами, где мы не потеряли технологических преимуществ, являются наша атомная промышленность и космос. Список не закрыт – все зависит от конъюнктуры мирового рынка и не в последнюю очередь – от инициативы предпринимателей и работников самих отраслей».

Независимая газета, Андрей Ваганов

-