«Это человеческая низость в таком режиме проводить реформу РАН»

08.08.2013



 

Русская линия

06.08.2013

Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Олег Сухарев о реформе Российской академии наук …

(jpg, 177 Kб)

Я категорический противник того закона о реформе Российской академии наук, который внесен в Государственную Думу Российской Федерации и принят, к глубокому сожалению, в первых двух чтениях. Третье чтение является лишь поверхностным, а закон практически не претерпел изменений, даже несмотря на усилия академиков Фортова, Примакова, Осипова и ряда других крупных ученых-руководителей. Все ученые Российской академии наук считают, что определенного рода изменения в РАН нужны, но многие выскажутся против данного закона, поскольку этот закон - это не изменение, а фактическое уничтожение Российской академии наук.

Первое. Российская академия наук является единственной организацией, которая худо-бедно сохранила кадры и фонды в тяжелейшие годы реформ. В годы ельцинского правления академик Страхов даже голодал в знак протеста против определенных решений в экономике и науке. РАН всегда была против уничтожения в российской промышленности, против огульной и всеохватной «прихватизации» и расхищения государственного имущества. По крайней мере, экономический блок РАН, который возглавлял Дмитрий Семенович Львов, всегда выступал против разрушения оборонного комплекса, против потери технологий, против разрушения образования и науки. Но, тем не менее, эти процессы происходили, и к Академии наук мало кто прислушивался, хотя она выступала сдерживающим оппозиционно-интеллектуальным центром для неэффективных, да и не нужных, потому что разрушительных, реформ.

Второе. Все годы реформ в Академии наук работали по существу нищие и самые квалифицированные люди, многие, конечно, уходили, чтобы прокормить семьи. Люди, которые заняты в РАН, до сих пор имеют нищенскую зарплату. Эти люди в определенные годы вели полуголодный образ жизни. Мало того, звание доктора или кандидата наук из-за крайне низкого уровня заработной платы практически дискредитировано в нашей стране еще в ельцинское время. Поэтому главный вектор настоящего реформирования, не того, которое предусмотрено этим законом, а настоящего, должен состоять в том, чтобы возвеличить социальную значимость интеллектуального труда, чтобы прислушиваться к людям интеллектуального труда, кто изо дня в день занимается научной работой, увеличить в разы стоимость (оценку) этого труда, сделав его востребованным экономической системой на разных её уровнях.

Третье. На мой взгляд, заработная плата академика должна быть 150 тысяч рублей, членкора - 100-130 тысяч рублей, доктора наук - 80-90 тысяч, кандидата наук - 50-60 тысяч. У меня, доктора наук, ведущего научного сотрудника ИЭ РАН, оклад 17 400 рублей плюс 7 тысяч за ученую степень, минус подоходный налог. В итоге чистыми деньгами я получаю 21 500 рублей. Это заработная плата доктора наук в нашей стране! Примерно такую же зарплату имеют экономисты, физики, биологи, географы, историки. Все, кто ниже доктора наук по табелю о рангах, имеют еще меньшую зарплату. Поэтому оздоровление РАН следует начинать с повышения зарплаты - это фактор здоровья данной системы – и это центральное направление плана позитивных изменений в РАН, наравне со следующим шагом – обновлением фондов – экспериментальной базы лабораторий!

Четвёртое. Следующий момент связан с необходимостью оздоровления общественной атмосферы, воспитания молодежи и продвижения научных результатов в экономике. Эти проблемы краеугольные, потому что огромна пропасть между старыми сотрудниками и молодежью. Мне 40 лет, и я являюсь чуть ли не самым молодым доктором наук в институте экономики РАН. Большинству сотрудников под 70 и даже за 70 лет. Эта пропасть сложилась в 1990-е годы, и преодолеть ее быстро невозможно. И эта задача согласуется с предыдущей - с заработной платой. Поднимая заработную плату, мы привлечем в науку молодежь. Лучшие кадры начнем подбирать под достойную зарплату. Потому что тематика исследований, графики работ есть. Гранты же являются системой выживания науки, а не системой ее развития. Но это отдельный большой разговор. Грантовая система отнюдь не является эффективной, и в ее ходе остается обделенной как раз молодежь, даже, несмотря на то, что для молодых тоже есть и премии, и гранты, но на систематическом уровне – это не решает проблемы,

Пятое. Реформу РАН нельзя проводить формально, по принципу нагружения отчетностью, которая стала удавкой для научных работников. Я недавно получил форму из Высшей аттестационной комиссии, согласно которой как член Диссертационного совета я должен сообщить, какой у меня индекс цитирования, кто и где на меня ссылается, в каких журналах публикуются мои статьи, и какие рейтинги цитирования они имеют. Но ведь это не задача научного работника отслеживать, кто его цитирует. Если кому то надо это отслеживать, тот пусть и отслеживает! Мне, откровенно говоря, плевать, кто и когда меня цитирует, и цитирует ли вообще! Может быть, меня будут цитировать после того, как я умру. Оценка научных работ может не происходить быстро. Это же чуть ли не главный признак фундаментальности работ. Неординарные работы не могут быть осознаны быстро! Цитирование не является критерием важности или «научности» научной работы. Я знаю многие случаи, что профессора стали договариваться, как цитировать друг друга, как некий «политес», раз это влияет на оценку работы и т.д.

Шестое. Что происходит с принятием этого закона о реформе РАН? При полностью уничтоженной отраслевой науке под видом того, чтобы снять с ученого какие-то лишние функции начинают фактическую ликвидацию Российской академии наук, объясняя это «необходимостью создания федерального агентства по управлению собственностью РАН». Но ведь цели реформаторов сразу видны. Их не интересуют ни наука, ни зарплата ученого, ни исследовательские работы, они не говорят о государственном заказе на фундаментальные исследования. Где госзаказ? Ж.И.Алферов недавно написал, что на всю РАН получили около 300 миллионов рублей, а сколько скушало «Роснано»? И никто не расследует, куда оно подевало деньги на науку? Что, Россия завалена нанотехноогиями?? А ведь «Роснано» получило миллиарды, а не 200-300 миллионов рублей. А до агентства «Роснано» была куча агентств, но они все разрушены. Было «Российское агентство по системам управления» (РАСУ), куда входила и российская оборонка, и электронный комплекс. И только что мы потеряли три спутника «Протон»! Как видим РАСУ, то же не решило необходимых задач, было ликвидировано. «Роснано» ждёт приватизация, уже происходит! Никакое Агентство не является решением проблемы управления системой науки в России, тем более РАН! Тем более, не вооружённым глазом видно, что в этом законе прослеживается явно заданность на собственность РАН, на то, чтобы схватить и разворовать имущество РАН прикрываясь крышей некоего, абсолютно не нужного агентства.

Седьмое. Вообще такой формат внесения законопроекта в Государственную Думу Российской Федерации говорит о том, что в стране отсутствует система макроуправления. Правительство страной не управляет. Это низость, просто человеческая низость, в таком режиме проводить реформу РАН. Низость, когда Фортова только избрали, и когда он не был еще утвержден президентом, принуждать его к реформе РАН по этому закону. Низость не обсуждать реформу с академиками, ведь многие академики и работники РАН находятся в отпусках, так как завершили учебный год, потому что все преподают, чтобы что-то кушать! Низость продвигать законопроект, не обсудив его с учеными, широкой общественностью, общественными организациями и политическими партиями, а ведь Российская академия наук - это государственная структура, достояние общества. Поэтому соответствующий закон должен обсуждаться широко. Мы же не ловлей блох занимаемся! Ведь быстрота хороша только при ловле блох.

Восьмое. На мой взгляд, коренная причина, о которой постеснялись сказать В.Е.Фортов и Ж.И.Алферов в письме к Президенту, заключается в том, что этот закон, по моим сведениям, состряпан при участии соответствующих фигур из Высшей школы экономики, Академии народного хозяйства и ряда фигур из Министерства образования. Дико, когда министр образования заявляет, что «я за плечом не стоял у автора закона». И это говорит профильный министр! Как же такое возможно: вносится закон в Государственную Думу, а профильный министр тут же умывает руки?! Это признак отсутствия управления страной и отсутствие управления министерством своей отраслью.

Девятое. Так называемая реформа РАН свидетельствует о том, что имеет место сведение счетов, поскольку накануне, за несколько месяцев, министр оскорбил академиков, и Жорес Иванович Алферов указал ему на это хамство. Я рассматриваю заявление министра о том, что он «за плечом не стоял у авторов закона» как продолжение все того же хамства. Ливанов сводит счеты с академиками за то, что те указали ему на его хамство, а он за свое хамство не слетел со своей должности, а премьер-министр даже защищал этого никудышного министра в Государственной Думе. Я имею в виду фразу премьер-министра, что Ливанов «не рубль, чтобы всем нравиться». Но рубль не такая уж крепкая и внушающая доверие валюта (с точки зрения мировых валютных сопоставлений), кстати, и поэтому сравнение министра образования с рублем из уст премьер-министра весьма символично.

Десятое. Я полагаю, что нельзя свою личную месть и амбиции превращать в инструмент государственной работы. Фактически эта реформа РАН является личной местью Ливанова академикам, Российской академии наук и всему обществу. Доказательство этого утверждения простое. После того, как Фортов, Примаков, Осипов встретились с Президентом страны, вдруг на следующий день в газете «Известия» появляется оценка Ливанова о том, что Фортов якобы лицемерил. Но тогда получается, что Президент страны встречается с лицемерами! Как же иначе понимать это заявление министра образования?! То есть Президент страны обсуждал проблему с лицемером Фортовым, с лицемером Примаковым и с лицемером Осиповым?! Так почему же эти люди лицемеры, а Ливанов не лицемер?

Одиннадцатое. И, наконец, я абсолютно поддерживаю Нарышкина, председателя Госдумы, члена «Единой России», который, не выдержав такого хамства Ливанова, сказал, что подобных заявлений от министра образования быть не должно. Это выступление Нарышкина было показано по телевидению, как он фактически осадил министра образования. Но возникает главный вопрос: сколько мы будем одергивать и терпеть эту низость? Это просто человеческая низость - так вносить законы и так поступать с академиками. Мало того, низостью является то, что членкорам посулили, что они сразу станут академиками. Это фактически политтехнологии. Разрабатывая этот закон, вшили в него процедуру покупки и создания определенного лобби среди академиков, которое смогло бы поддержать закон, уничтожающий РАН. Верх лицемерия предлагая закон, якобы снимающий нагрузку с учёных, тут же создавать неясное агентство, видимо, по расхищению имущества РАН под видом управления и эффективности и тут же назначать Президента РАН, точнее, предлагать ему возглавить это агентство по имуществу РАН, совместив оба поста. С предложением относительно членкоров – это неприкрытая покупка людей. И ещё повторюсь – верх лицемерия!

Двенадцатое. Экстренные меры. Я считаю, что нужно собрать Президиум РАН, а в начале сентября или даже в конце августа созвать общее собрание РАН, где следует высказаться насчет этого министра и этого закона. В РАН входят и правоведы-академики, возглавляющие институт государства и права РАН, которые обязательно должны дать свой ответ по этому закону и структурно представить свой закон, который называться должен не «дорожной картой», копируя западные термины, а «планом изменений в структуре РАН». Целью необходимо поставить востребованность достижений РАН экономикой, промышленностью и обществом и сохранение РАН за счёт омоложения состава и заказа на фундаментальные работы. Целью изменений нужно поставить увеличение заработной платы и привлечение молодежи, предоставление госзаказа для РАН на фундаментальные исследования с тем, чтобы создать спрос на научные исследования. И не должно быть никаких агентств по управлению имуществом. Все институты в системе РАН имеют органы управления, и у любого директора есть заместитель по хозяйственной части, заместитель по кадрам, главный бухгалтер, которые вполне справляются с эксплуатацией имущества, со сдачей его в аренду и т.д. Никакого груза для меня как для сотрудника это не составляет. Полагаю и для других сотрудников то же!

Тринадцатое. Другой разговор, что Российская академия наук - это грандиозная организация, в которой, как в любой крупной организации или большой стране, существуют какие-то проявления мздоимства и бюрократии. Но мы живем в нашей стране, и во всех структурах России, в МВД, в армии, в промышленности есть те же болезни, которые есть в стране в целом. И в РАН есть такие же заболевания. Но это не значит, что нужно уничтожать стратегически важную систему, не имея никакой замены. Необходимо контролировать доходы и расходы профильных институтов РАН, соотнести зарплату руководящих работников и рядовых сотрудников - а она отличается в 10 и более раз. Достаточно передать функции по надзору Счетной палате или привлечь соответствующие контрольные органы, коих достаточно создано в России. Есть, в конце концов, Прокуратура, ФСБ, которые борются с коррупцией. Эта работа должна вестись в обычном режиме, и Российская академия наук тут не причем, ничем не отличается от иной организации в данном конкретном смысле.

Четырнадцатое. «Ливановский» закон имеет целью уничтожение системы управления Российской академии наук. Ливанов намерен сделать РАН бессильной, тогда академиками могут манипулировать чиновники, которые будут управлять собственностью РАН. А что такое управление собственностью? Значит, чиновник будет определять, сколько выделить кабинетов, сколько компьютеров и какое оборудование выделить на исследование. Но это же неотъемлемая часть исследования, которую выбирает сам исследователь! Чиновник не знает, какова должна быть мощность вычислительного устройства, на котором можно будет рассчитать результаты эксперимента. И если опять будет критерий минимальной цены, как сейчас на тендерах, то вся наука рухнет. Почему «Протоны» рушатся? Потому что за минимальную цену уборщица тетя Маша покупает дешевые микросхемы (где-нибудь в Малайзии), которые не выдерживают космической радиации, и система управления выходит из строя, ракета падает и взрывается.

В стране происходят страшные процессы – этот закон есть символ отсутствующего управления, высокой конфликтности в обществе, символ продолжающегося «либерального шабаша», уничтожившего единую страну, в которой я родился и вырос, учился (успел, слава Богу!!!), считая Брест, Минск, Гомель, Киев, Винницу, Одессу, Севастополь родными любимыми российскими городами. И мне наплевать на тех, кто разделил страну (считает по иному и будет поправлять меня!), нанёс ей непоправимое поражение, предал и растоптал память о предках, извратил историю, лишил вектора развития, предал ветеранов, в алкогольной пелене сдал интересы страны, разрешив растаскивать имущество в угоду золотому тельцу, личному обогащению, применив доктрину «разделяй и властвуй» в угоду алчущему мировому капиталу, который не ведает что творит. Сегодня нет элементарного мышления на правительственном уровне! Абсолютно бесцеремонно из уст премьер-министра России произносится фраза о том, что Российская академия наук якобы «не изменилась с 1930 -1940 годов». У любой старинной структуры должны быть традиции. И конечно, современная РАН далеко не такая, какой была в 30-е годы. Это небо и земля, и проводить такие параллели совершенно невозможно лицу, находящемуся на столь высокой государственной должности. Переименование милиции в полицию, реформа РАН, сводимая к агентству по имуществу, «скольково» без инноваций при дальнейшей деградации промышленности – вот на что способна сегодняшняя страна и главным образом власть!

Пятнадцатое. К сожалению, чем разрешится ситуация, непонятно. Закон де-факто принят в двух чтениях. Российская научная общественность должна требовать его возврата на первый уровень. В РАН создана инициативная группа. Две недели назад мне пришел вопросный лист для сотрудников РАН, где необходимо было дать свои рекомендации по изменениям в РАН. Я написал 12 пунктов, 2 из которых обозначил выше, и приложил 4 свои статьи, опубликованные в центральных журналах с 2006 по 2012. Одна из них вышла в «Бюллетени в защиту науки» в 2009 году и называлась «Образование и наука России: спекуляции в новациях и формализм реформ» под редакцией двух академиков Круглякова (знаменитого физика) и Гинзбурга (нобелевского лауреата). Я писал о необходимости создать атмосферу творчества, а не «клуба» единомышленников, я предлагал изменить процедуру выборов в член-корреспонденты и академики, изменить «грантовую» систему, финансирование, но, конечно, важно воссоздать атмосферу поисковой работы и сотрудничества, которое сейчас затруднено. Но «новый» закон - это просто убийство РАН, причём с отягчающими последствиями. Его авторы не понимают простой вещи, в какой ситуации, состоянии находится РАН. Передача науки РАН вузам – из области абсурда, вузы не готовы к этому и не будут готовы, потому как никто не проводит оптимизации учебной и научной работы, да и должными кадрами они не располагают – заработная плата там также не высока. Те же проблемы что и в РАН, имеются и в вузах, только с поправкой на то, что у них чрезвычайно понижен потенциал в проведении фундаментальных исследований, за исключением лишь штучных вузов страны (МГУ, МФТИ, МИФИ, «Бауманка», и др.).

Разумеется, ни в коем случае нельзя отменять ступень члена-корреспондента. Мы должны помнить, что Николай Иванович Пирогов, знаменитый русский хирург, которому не давали кафедру в МГУ, учитель Склифосовского и Боткина, был членом-корреспондентом РАН. Дмитрий Иванович Менделеев, русский химик мирового масштаба, также был членкором РАН, но не академиком. К сожалению, это специфика России, но РАН как структура не виновна в этом, вина имеется на людях, кто вёл себя так, а не иначе. И сегодня есть болезнь протаскивания в членкоры банкиров, чиновников, владельцев собственности, но это не повод разрушать РАН! Просто данный процесс незаслуженного избрания можно и нужно прекратить. НО, как видим, такое избрание было в истории и ранее - это болезнь России. Отменяя членкорскую ступень, чиновники влезают в историческую канву развития данной организации. Ради чего? Ради того, чтобы подкупить, создать пласт поддерживающих их реформу людей? Кстати сказать, многие члены-корреспонденты очень достойно себя повели, что не поддались на эту покупку. Это говорит об их мужестве и должной гражданской позиции.

Ситуация сложная, но разрушение РАН должно быть предотвращено. Как работник РАН я надеюсь на это и буду, чем могу, противодействовать разрушению Академии наук.

 

Олег Сухарев, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, профессор кафедры «Макроэкономическое регулирование» Финансового университета при Правительстве РФ

 

 

 

 

©РАН 2019