Пират или Робин Гуд

12.12.2018



Почему "Человек года" вынужден жить инкогнито

Текст: Юрий Медведев

Российская газета - Федеральный выпуск №7742 (279)

Имя студентки Александры Элбакян сегодня в научном мире более знаменито, чем многие нобелевские лауреаты. Правда, отношение к ней полярное, от осуждения до восторгов. Одни называют ее пиратом, другие революционеркой, третьи - Робин Гудом, борцом за справедливость. А авторитетный научный журнал Nature даже признавал ее "Человеком года", одним из самых влиятельных людей в мировой науке.

Откуда такая разноголосица? Александра Элбакян создала сайт, где в свободном доступе размещает научные статьи из престижных платных журналов. Сейчас в ее базе более 75 миллионов материалов, опубликованных в разные годы. Конечно, владельцы журналов раздражены, к примеру, издательство Еlsevier подало на смутьянку иск на десятки миллионов долларов. Аргумент: ее сайт нарушает авторские права. Если Элбакян проиграет суд, а на два слушания она не явилась, то, в принципе, может провести несколько лет в тюрьме. Кстати, она держит в секрете свое место жительства и институт, где учится в магистратуре.

- Хотя я публикуюсь в журналах издательства Еlsevier, считаю Александру настоящей революционеркой, которая делает благое дело, - сказал корреспонденту "РГ" Артем Оганов. Этот ученый, проработав много лет в ведущих научных центрах США, Швейцарии и Британии и сделав там себе имя, вернулся в Россию. - Формально ее действия противозаконны, но любая революция стремится изменить существующий порядок и потому вне закона. Я противник революций, где совершается насилие для достижения любых целей. В случае Элбакян нет ни насилия, ни кровопролития, а цель достойная.

По словам Оганова, сегодня многие ученые во всем мире считают, что действующая система доступа к научной информации несправедлива. Представьте, что вы занимаетесь каким-то исследованием. Но, не зная, что происходит в мире, что делают коллеги в данной сфере науки, вы фактически занимаетесь бессмысленным делом. Говоря образно, изобретаете велосипед. А доступ к океану научной информации стоит больших денег, подписка по карману только богатым университетам. Что делать бедным университетам, которых подавляющее большинство?

Владельцы журналов подали на Александру Элбакян иск в десятки миллионов долларов, утверждая, что она нарушает авторские права

По мнению Оганова, в случае с Элбакян речь вообще не идет об авторских правах ученых, она о правах издательств. Сами же ученые вообще бесправны! "Мало кто знает, что абсолютное большинство издающихся в мире журналов не платит ученому за его статью, а иногда он сам платит журналу за публикацию, - говорит Оганов. - Более того, перед публикацией ученый обязан передать издательству все права на свою работу. Журналы ничего не платят и рецензентам. А институты за огромные деньги должны покупать эти журналы".

Многие известные ученые давно возражают против существующей системы, кто-то даже считает, что ученые совершенно беззащитны перед журналами. Вкладывая не такие большие деньги на сугубо издательскую деятельность, они извлекают сверхприбыль с труда ученых.

И все же... Может, правы те, кто считает инициативу Александры Элбакян пиратством? И чем ее сайт отличается от тех, куда, к примеру, скачаны пиратские фильмы? Сторонники Элбакян утверждают, что отличие есть и очень принципиальное. Просмотр "пиратского" фильма - это развлечение. Его можно смотреть, можно не смотреть, от этого в вашей жизни ничего принципиально не изменится. Научная информация - дело иное. Перекрывая ученому информационный кислород, его фактически вычеркивают из науки и делают мировую науку менее эффективной.

По мнению Оганова, ситуация с Элбакян ставит давно перезревшую острейшую проблему: как сделать научную информацию доступной для всех, независимо от толщины кошелька. Сегодня обсуждаются разные варианты.

- Некоторые журналы внедряют систему "Открытый доступ", но это не совсем справедливо, так как при таком варианте уже самим авторам надо платить за публикацию, - говорит Оганов. - И все равно это полумера. Ведь речь идет только о свежих статьях, написанных в последнее время, а нужно иметь открытый доступ ко всем статьям. Нельзя делать науку, имея максимум 20 процентов информации. Словом, научному сообществу, во-первых, надо осознать масштаб и важность проблемы, а во-вторых, необходим мозговой штурм научного сообщества всего мира, чтобы ее справедливо решить.

Мнение

Евгений Свердлов, академик РАН:

- Считаю, что Александра Элбакян делает очень важное и нужное дело. Например, без ее сайта я был лишен современной литературы. В данном случае пиратство во благо! Хотя, возможно, оно незаконное, но надо ставить проблему более широко: а насколько законно вообще брать деньги за публикации научных работ. В принципе, такой доступ к информации обязаны брать на себя государственные организации. Если этого не делают, то что делать? Вот сами ученые и ищут варианты.

Прямая речь

Редакции удалось связаться с Александрой Элбакян и задать ей несколько вопросов:

Александра, почему вы решили создать этот сайт?

Александра Элбакян: Когда была аспиранткой и мне требовалось понять, какие работы ведутся в моей научной сфере, то обнаружила, что почти ничего не могу узнать. У меня нет доступа к информации. И тогда нашла способы обходить запреты, чтобы все же получить информацию. А потом подумала, что в такой же ситуации сегодня миллионы ученых. Это несправедливо. И решила им помочь, создав сайт открытого доступа для всех желающих.

Чтобы получить доступ к закрытой информации, нужны незаурядные навыки...

Александра Элбакян: Они у меня есть, ведь в университете я специализировалась на информационной безопасности.

Выпуск журнала - это серьезное вложение денег. Их надо вернуть и получить прибыль, а вы лишаете издательства такой возможности, залезаете в их карман. Разве это справедливо?

Александра Элбакян: Я интересовалась этим бизнесом. Там рентабельность выше, чем даже у нефтяников. Вы знаете, что они вынуждают покупать статьи, опубликованные десять и даже более лет назад? Платить за статьи, которые себя уже многократно окупили. Тогда при чем здесь расходы на издание? На самом деле они зарабатывают во много раз больше, чем вкладывают. Именно для этого закрывают доступ к информации для миллионов ученых.

Чтобы ваш сайт функционировал, нужны средства. Откуда они у вас? Кто ваш инвестор?

Александра Элбакян: Он существует на пожертвования моих сторонников, которые сегодня есть во многих странах мира, даже в такой богатой стране, как США. Кстати, там пытались сайт заблокировать, но вмешалась какая-то организация, заявив, что это цензура. В итоге сайт работает.

Согласитесь, что вся эта ситуация ненормальная. Какой видите цивилизованный выход?

Александра Элбакян: Получается, что я обнажила серьезную проблему науки. Какой выход? Например, на издательскую деятельность может действовать, как и в самой науке, система грантов. Тогда не будет такой погони за сверхприбылями, не будут требовать деньги за статьи десятилетней давности. А в конечном итоге любой ученый будет иметь свободный доступ к любой информации.

 

Источник:

Подразделы

Объявления

©РАН 2019