Управление наукой – новые тенденции, старые проблемы

23.11.2009

Прошедшая в Москве конференция, организованная ИПРАН РАН, вторая по счету в ряду международных мероприятий Российской академии наук

В последние десятилетия считается общепринятым, что наука и инновации, основанные на научных достижениях, становятся ключевыми факторами экономического роста и социального благополучия. Однако преимущество новых знаний не проявляется автоматически. Производство новых знаний и их воплощение в инновационных продуктах и услугах не обеспечивает автоматического роста благосостояния и социальную гармонию. Современное взаимодействие науки и общества, государства и экономики, высоких технологий и бизнеса нелинейно, неоднозначно и существует в сложном взаимном переплетении интересов, целей и реальных перспектив. В определенном смысле научно-технологическое развитие несет в себе новые локальные и глобальные опасности и выдвигает на первый план этические вопросы, ставящие под сомнение самоценность производства новых знаний и технологий.

1 и 2 октября этого года в Москве прошла международная конференция «Управление наукой в XXI веке: механизмы и перспективы». Конференцию организовал и провел Институт проблем развития науки Российской академии наук при поддержке Президиума РАН. Мероприятие собрало ученых из России, Великобритании, Китая, Германии, Бельгии, Украины и Эстонии. На конференции присутствовал и представитель ЕС Ричард Бургер. Участники конференции обсудили как проблемы, с которыми сталкивается современная наука сегодня, так и вопросы, связанные с перспективами научного развития. Обсуждение сосредоточилось вокруг таких крупных проблем, как

механизмы управления современной наукой, как широко апробированные, так и новые нарождающиеся;

новые роли и риски государства как главного регулятора правил игры в научно-технологической сфере;

новые тенденции и вызовы взаимодействия науки и общества.

Открывая конференцию, вице-президент РАН академик А. Д. Некипелов отметил: “Сегодня актуальность вопросов управления наукой не вызывает никаких сомнений. Мы все знаем, что большинство развитых стран связывают с мощным технологическим рывком перспективы выхода из кризиса и посткризисного развития государств. Такого рода задачи ставятся и в нашей стране. Не скажу, что мы пока много сумели сделать на этом пути, необходимость движения в этом направлении очевидна».

Директор ИПРАН РАН Л. Э. Миндели в своем выступлении обрисовал общие контуры, которые будет, по его мнению, приобретать наука в ближайшее десятилетие. Так, он отметил, что в «посткризисную» эпоху в развитых странах начнут сокращаться как общенациональные, так и государственные затраты на исследования и разработки. Первое может быть связано с изменением экономической конъюнктуры, вызванной снижением потребительского спроса, второе с вынужденной экономией государственных средств. Поэтому вероятно повысится тщательность отбора государственных научно-технологических приоритетов, с объяснимым стремлением к преобладанию в них позиций, наиболее актуальных и понятных широкой общественности.

Политикам развитых стран, наверное, придется продолжить усилия по привлечению молодежи к занятиям естественными и техническими науками. Известно, что в настоящее время преобладающая доля образованной молодежи в этих странах предпочитает карьеру в бизнесе, финансовых структурах, юриспруденции и сфере обслуживания. Этим объясняется практикуемая многими развитыми странами, особенно США, политика поощрения иммиграции студентов и специалистов, естественнонаучного и технического профиля из развивающихся стран, явно невыгодная последним.

Определенные изменения будут, вероятно, претерпевать мировая наука и международное научно-техническое сотрудничество. Напомним, что под мировой наукой следует понимать совокупность центров фундаментальной науки с присущей этому виду деятельности открытостью и свободой обмена научной информацией. Фундаментальная наука формирует и совершенствует единую базу знаний о природе, и в этом качестве представляет собой общее достояние человечества, что сегодня понимают и политики, поддерживая «открытость» фундаментальной науки, поощряя соответствующие международные сотрудничества и даже препятствуя попыткам патентования открытий и методик в этой сфере исследовательской деятельности.

Анализируя тенденции научного и инновационного развития нашей страны в мировом контексте, зам. директора ИМЭМО, чл.-корр. РАН Н. И. Иванова в своем докладе подчеркнула, что, несмотря на заявленные цели и попытки привлечь инвестиции в науку из бизнеса и других, отличных от бюджета источников, эта стратегия пока особых результатов не дала, и у нас сохраняется стандартно высокая доля бюджета в финансировании научных исследований и разработок. Из четырех видов сценариев инновационного (инерционный пессимистический, инерционный оптимистический, умеренно оптимистический, оптимистический) инерционный пессимистический имеет сохраняет больше шансов. Причем наибольшие проблемы будут наблюдаться в высокотехнологичных отраслях, в то время как в средне технологичных и отраслях с низкой наукоемкостью картина более благоприятная. Поэтому в инновационной политике потребуется принятие мер, которые действительно могли бы качественно изменить ситуацию в инновационной сфере, хотя сама проблема понимается многими и на всех уровнях.

Другой приглашенный докладчик профессор Университета Йорка Габриэль Гриффин на конкретных примерах продемонстрировала возрастающую роль этической составляющей в научных исследованиях. Рассматривая влияние современных научных систем на научно-исследовательскую деятельность ученых-гуманитариев, она выделила несколько тенденций, которые прослеживаются на микроуровне в общественных и гуманитарных науках:

Гуманитарные исследования более не ограничены государственным финансированием. Все больше исследований проводится по заказам частных компаний, а также некоммерческого сектора, и эта тенденция будет возрастать. В этом смысле ученые-гуманитарии все более вынуждены играть роль антрепренеров для своих исследовательских проектов. Как следствие, ученым из этих областей наук приходится считаться с различными подходами и логикой, диктуемой заказчиками, например, в том, что касается вопросов интеллектуальной собственности.

Проведение исследований в области общественных и гуманитарных наук испытывает на себе все большее влияние как принимаемых на политическом уровне тематических приоритетов, так различных форм сотрудничества и организации исследовательской деятельности – например, участие крупномасштабных междисциплинарных проектах, которые до недавнего времени считались не применимыми к гуманитарным исследованиям.

Все в большей степени проведение исследований в области общественных и гуманитарных наук испытывает на себе давление экономических ограничителей – временного планирования, бюджетирования, других контрактных условий. Возник специфический рынок, в котором главными игроками являются ученые-представители гуманитарных и общественных наук, и конкуренция на этом рынке усиливается – отношение количества поданных заявок и полученных грантов возрастает не в пользу последних.

В итоге всех этих процессов, с одной стороны, возрастает бюрократизм в организации и проведении гуманитарных исследовательских проектов, а с другой – самим ученым-гуманитариям все время приходится подстраиваться под изменяющиеся «правила игры», диктуемые на политическом уровне. В условиях возрастающей сложности организации научных исследований все громче раздаются голоса о том, что вопросы управления наукой должны стать самостоятельным учебным курсом, способным готовить настоящих профессионалов в этой области.

Профессор Цицуань Ян из Китайской академии стратегии развития науки и технологий отметил, что несмотря на то, что глобализация приобрела беспрецедентные масштабы, результаты научно-технологического развития распределяются между странами и народами неравномерно. Китайское руководство, имея целью построение общества благоденствия, считает главным средством для этого инновационное развитие. Стратегия научно-технологического развития Китая предусматривает, что в основном инновационное государство будет построено к 2020 году. При этом вложение в развитие науки и технологий достигнут 2,5% ВВП страны, степень зависимости от иностранных технологий опустится ниже 30%, Китай войдет в пятерку стран-лидеров по цитированию научных публикаций и в тройку стран-лидеров по патентованию изобретений. Решению столь амбициозных стратегических задач подчинен весь комплекс инструментов научно-технической политики этой страны: от реализации приоритетных направлений науки и технологий до развития инновационной системы, сфокусированной технологическом развитии китайских предприятий.

В выступлениях других докладчиков был затронут широкий круг актуальных тем, таких как научная политика ЕС и ее инструменты; развитие университетского комплекса в Китае; региональные проблемы развития науки в странах Восточной Европы и бывших республиках Советского Союза; наиболее животрепещущие проблемы развития российской науки, например, препятствия на пути развития научных фондов; тенденции и перспективы нарождающихся областей исследований и разработок (нанотехнонауки, конвергенционных технологий); вопросы взаимодействия и учета интересов различных агентов научной политики.

В процессе обсуждения звучала мысль, что масштабы необходимых затрат на развитие науки должны устанавливаться с учетом достижения ими эффективного соотношения с расходами на развитие образования и культуры, с одной стороны, и инвестициями – с другой. Диспропорции между величинами инвестиций и затратами на науку чреваты неэффективными воспроизводством основных фондов и использованием интеллектуального капитала. Что касается образования и науки, то здесь «диспропорция» грозит замедлением процессов усвоения, распространения новых знаний, то есть снижением уровня подготовки специалистов.

Важнейшей проблемой формирования государственной научно-технологической политики следует считать современную неспособность оценить эффективность развития науки, особенно фундаментальной, поскольку эта сфера жизни общества оказывает непосредственное влияние не только на производство, образование и обороноспособность, но и на культуру, институциональные основы, политику, государственное управление и мировоззрение населения в целом. Количественно оценить это воздействие крайне сложно.

Отмечалось также, что главная проблема российской науки состоит в необходимости модернизации организационной структуры и методов управления нашей наукой. То и другое унаследовано нами от давно ушедшей исторической эпохи ускоренного наращивания научно-технического потенциала в прежде слаборазвитой в этом отношении стране с плановой экономикой и централизованным управлением. Задача модернизации научно-технического комплекса современной Российской Федерации видится не только и не столько в увеличении его ресурсного обеспечения, сколько в комплексном реформировании всей системы, включая механизмы финансирования, приемы управления и структуру производственных отношений.

Прошедшая в Москве конференция, организованная ИПРАН РАН, вторая по счету в ряду международных мероприятий Российской академии наук. Такие встречи крайне необходимы ученым, так как позволяют не только устанавливать и развивать международные контакты, но и обмениваться научными результатами и проблемами, как путем представления научных докладов, так и в неформальной дружеской атмосфере.

Подробно с материалами конференции можно ознакомиться на сайте: http://www.issras.ru/conference_2009/index.php

©РАН 2021