К истории вопроса

26.03.2014

-

АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ: «ВИДИМО, НЕЛЬЗЯ «ПОДПИСЫВАТЬСЯ» ПОД ИДЕЕЙ СОХРАНЕНИЯ АН ЦЕЛИКОМ КАК ЕДИНОЙ СТРУКТУРЫ»
Публикуемый ниже документ – записка Александра Николаевича Яковлева президенту СССР Михаилу Горбачеву – был подготовлен в драматический период истории Российской академии наук. Советскому Союзу оставалось жить чуть больше месяца – 8 декабря 1991 года были подписаны Беловежские соглашения о прекращении существования СССР. Для Академии наук СССР (АН СССР) именно в эти дни решался вопрос: под чью юрисдикцию – Союза ССР или РСФСР – ей перейти. С 21 ноября 1991 года указом президента РСФСР Бориса Ельцина была воссоздана Российская академия наук как высшее научное учреждение России.
Академик по Отделению проблем мировой экономики и международных отношений Александр Яковлев предлагает свое видение дальнейших перспектив институционального устройства отечественной академической (фундаментальной) науки. Любопытно, что уже в середине 1990-х годов риторика Александра Яковлева изменилась, и он больше не призывал к тому, чтобы «Академии должны быть переведены в статус общественных организаций…». Тем не менее через 22 года предложения Яковлева по реформе РАН были реализованы – 30 сентября 2013 года вступил в действие Федеральный закон 253 «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук…». На завтрашнем заседании Общего собрания РАН этот факт будет скорее всего зафиксирован и в новом уставе Академии наук.
Нам показалось полезным напомнить истоки нынешней академической реформы.
Редакция «НГ-науки»

«Михаил Сергеевич,
На мой взгляд, рано или поздно, но придется отделить вопрос о будущем науки в СССР, включая фундаментальную, от вопроса о судьбе того Министерства по делам науки, каким является АН СССР.
Разумеется, каким бы ни был дальше Союз, науку надо всячески поддерживать. Но, во-первых, способов и путей для этого много, и совсем не обязательно отождествлять заботу о развитии науки с сохранением АН и созданием для нее защищенных от рынка условий.
Во-вторых, признавая свой объективный статус отнюдь не сверхдержавы, а развивающейся страны, мы должны сделать выводы и в плане поддержки науки. Пестовать надо то, что конкурентоспособно на мировом рынке сегодня и обеспечит нашу конкурентоспособность завтра. Для этого как минимум надо знать такие темы, проблемы и направления.
В-третьих, в львиной пропорции вся наша фундаментальная наука – не более чем придаток ВПК. Не случайно же проигнорировали в свое время практически почти все, что с ВПК не связано, но что сегодня определяет состояние и прогресс мировой науки, ее отдачу для человека.
То есть, если по-настоящему думать о будущем страны, вкладе в него науки, о самой науке, то вывод может быть только один: вся организация науки вообще и системы ее государственной поддержки в частности должны претерпеть глубочайшие преобразования. Пока именно этому система АН СССР сопротивляется.
Основные направления такого преобразования:
а) ликвидация общесоюзного министерства по делам науки в любой форме; полное отделение науки от государства;
б) поощрение в сфере науки рыночных механизмов, конкуренции и состязательности;
в) поддержка конкретных программ и направлений научных исследований, а не тех или иных организаций и институтов как таковых;
г) полный отказ от поддержки любых институтов, которые существовали бы только за счет госбюджета;
д) предоставление государственных ассигнований только или по преимуществу на соревновательной основе;
е) стимулирование (налоговыми льготами) заинтересованности промышленности в использовании достижений науки и в прямом ее финансировании, особенно фундаментальных работ (но опять-таки конкретных работ, а не институтов);
ж) последовательное проведение принципа демилитаризации науки и научных исследований; финансирование необходимых работ из бюджета заинтересованных организаций;
з) выделение государственных субсидий под ценные, доказавшие свою потенциальную результативность разработки не только «чисто» научным учреждениям, но и университетам, высшей школе вообще, промышленным предприятиям и фирмам любого статуса (государственным, кооперативным, частным), а также отдельным лицам;
и) введение порядка, при котором государство задним числом покрывало бы полностью или частично расходы на исследовательские работы, принесшие уникально ценные результаты – независимо от того, кем такие расходы были осуществлены.
Конечно, этот перечень далеко не полный. Но главное – понимание того, что науку движут не министерства, а личности. Необходима поддержка таких личностей (конечно, при контроле и подкреплении их претензий результатами).
Что касается приложенных к записке документов:
1) АН СССР сейчас побежала туда, где будут кормить. В свете финансовой неопределенности она права. Есть и резон объективный: как-то сохранить то, что иначе может оказаться утраченным;
2) АН СССР не предлагает совершенно ничего по вопросам организации науки вообще, тем паче более эффективной ее организации. Позиция откровенная: сохранить все как есть, особенно льготы и доплаты (п. «е» на стр. 3 «Резолюции»);
3) видимо, нельзя «подписываться» под идеей «сохранения АН целиком» как единой структуры. Надо декларировать принцип поддержки науки, а не организаций;
4) ни в коем случае нельзя передавать АН – любой, СССР или РСФСР, – право собственности на материальную базу. Мы же не идем на это применительно к министерствам. Тем более что все делалось на деньги государства, а не АН. Собственниками должны становиться коллективы, промышленные фирмы, университеты, а также банки;
6) не «заступаться» перед Россией за «интеграцию членов» одной академии в другую. Академии должны быть переведены в статус общественных организаций и решать эти вопросы сами;
7) вопрос, который не поднят в документах общего собрания АН СССР: сохранение в Союзе молодого поколения ученых; его приращение; стимулирование притока кадров в науку. Можно с уверенностью говорить, что эта задача в принципе нерешаема в рамках существующих структур, принципов и методов организации науки. Это доказано массовым отъездом именно молодых ученых (примерно 70 тысяч только за 90-й год), а значит, неспособностью АН интегрировать их.
Между тем для государства эта проблема важнее всех остальных. Нужна разработка программ и законоположений, которые позволяли бы и стимулировали свободное образование новых научных коллективов вне старых структур, их реальное юридическое равноправие с ними, всю полноту прав научной, хозяйственной, учебной и внешней деятельности;
8) надо похоронить саму идею «координации» в общенациональном масштабе любых исследований. Эта идея – центральная опора монополизма в науке, засилья в ней бюрократического начала, оправдание существования всех паразитных структур, главное препятствие множественности научного поиска и соревновательности в нем.
5. XI. 91
Подпись – А. Яковлев»

Независимая газета

©РАН 2020