3 августа 2006 г. Новый лидер академического профсоюза Вячеслав Вдовин о планах и возможностях своей организации

03.08.2006



На вызовы ответим!

Новый лидер академического профсоюза Вячеслав Вдовин о планах и возможностях своей организации

К профсоюзам вообще как одной из форм общественного объединения граждан и к Профсоюзу работников Российской Академии наук в частности можно относиться по-разному. Однако отрицать влияние на жизнь РАН этой внушительной (без малого сто тысяч человек) армии сотрудников Академии вряд ли имеет смысл. На состоявшемся недавно IV съезде академического профсоюза новым лидером  организации был выбран Вячеслав Вдовин, являвшийся  заместителем  председателя Совета, координатором Поволжского регионального  отделения Профсоюза РАН, председателем профкома ИПФ РАН. Мы попросили Вячеслава Федоровича рассказать о себе и своих планах на новом посту.

- Планы определяются основными задачами, сформулированными прошедшим съездом Профсоюза РАН, с которыми можно ознакомиться на нашем сайте. Разумеется,  они будут корректироваться с учетом текущих проблем академического сообщества и моих персональных особенностей как руководителя. Хочу отметить, что и генеральная линия, и состав руководства профсоюза сохраняются в прежнем виде. Наш обмен статусами с прежним председателем Совета В.Н. Соболевым, ставшим теперь заместителем - мы оба в этом уверены - не должен изменить политику профсоюза, и надеемся, укрепит его позиции. Вообще же, последние полтора десятка  лет российских реформ сделали из меня глубокого консерватора, убежденного в том, что каждое серьезное изменение должно быть тщательно продумано, смоделировано на предмет минимизации негативных последствий и запущено только в случае острой текущей или перспективной потребности в нем социума.

Несколько слов о себе: 1956 г.р., женат, трое взрослых детей, образование - высшее, кандидат физико-математических наук, ученое звание и должность - СНС. Трудовая книжка не покидала стен Института прикладной физики РАН (Нижний Новогород), куда я распределился по окончании Горьковского политеха в 1978 году. Затем последовательно прошел стандартные ступеньки – инженер, старший инженер, МНС, НС, СНС. Заочно закончил аспирантуру, в 1993-м стал кандидатом наук по специальности «радиофизика». Замечу, что при принятой сегодня разбивке научного сообщества на «белую кость» (ученые) и «черную» (научное обслуживание) такой рост мне вряд ли светил бы: до сих пор паял бы схемы на должности ведущего инженера. В РАН с этого года запрещено изменять сложившийся в институтах баланс научной и ненаучной компонент штатного расписания: если кого-то переведешь в ученые, другого ставь инженеры!

Сам себя оцениваю как достаточно успешного и востребованного специалиста. Общее число публикаций - около сотни, в том числе около двадцати журнальных. Много бываю за рубежом, но постоянных позиций там не имел никогда - трехмесячной шенгенской визы на год хватает. Был участником и руководителем большого числа тем и проектов: РФФИ, РФТР, хоздоговора, в том числе, зарубежные контракты, Сорос (2), ИНТАС (6), МНТЦ (2), а сейчас еще и «НАТО во имя мира». Делать неплохие работы и строить большие планы позволяет хорошая команда в институте и успешная российская и международная кооперация.

В профсоюзный актив я попал в перестроечные годы на волне критического настроя в академическом сообществе по отношению к профсоюзу - распределителю социальных благ и школе коммунизма. Когда мой предшественник на посту председателя профкома ИПФАН в начале 90-х по приглашению Бориса Немцова ушел работать в администрацию, мне было сказано: «Критиковал? Покажи, как у тебя получится!» Будущей зимой завершается пятый срок моего председательства. Кажется, кое-что удалось… К сожалению, времена мне достались  скудноватые! Прежние руководители профкома в основном были заняты вопросами развития: что бы еще создать в новом институте. Теперь на повестке дня куда более скромная задача – сохранить. И здесь не нужно переоценивать роль профсоюза. Все вопросы решаются совместно с дирекцией, председатель профкома у нас – только один из ее членов. С этим статусом мне будет жалко расставаться. Но никуда не денешься: придется сторониться частных интересов родного института и способствовать решению проблем других успешных (и не очень) институтов во всей РАН. А их - и проблем, и успешных институтов – у нас немало!

- Многие делегаты на съезде критиковали профсоюз, отмечая его недостаточную твердость и последовательность в отстаивании интересов своих членов…

- Да, в выступлениях делегатов часто звучала жесткая и справедливая критика работы нашей организации. Она касалось не столько стратегии, сколько плодов деятельности. По ряду направлений реальных результатов, увы, оказалось заметно меньше, чем планов и деклараций. Я намерен приложить все силы к исправлению отмеченных недостатков. И полагаю, исповедуемый мною «командный» подход, связанный с возложением всей полноты ответственности за определенные направления деятельности на уполномоченных представителей команды, должен принести успех.

В основных задачах на предстоящий период, одобренных съездом, к сожалению, не четко обозначена специфика момента, требующая радикального изменения тактики профсоюза. В отличие от 90-х годов и первой половины этого десятилетия, сегодня наша страна резко изменила свой экономический статус: из хронического должника превратилась в богатейшую (хотя и сырьевую) державу. Наметились тенденции к пересмотру стратегии в политике и экономике России. В связи с этим нашему профсоюзу и всему академическому сообществу пришла пора переходить  от тактики «выживания и  сохранения» к тактике интенсивного развития, от защиты и спасения науки как сферы профессиональной деятельности части населения страны к наступательной активности, направленной на возвращение элитарного статуса работника Академии.

- Задачи, поставленные IV съездом перед Профсоюзом РАН, уже сегодня весьма амбициозны. В планах - пересмотр Постановления Правительства № 236 (профсоюз настаивает на объявлении моратория на сокращения численности РАН и на увеличении зарплаты работникам сферы научного обслуживания). Намерен профсоюз также добиваться увеличения объема финансирования научных исследований, законодательного установления неприкосновенности федеральной собственности, находящейся в распоряжении научных организаций РАН.  Реально ли сегодня решить эти и другие не менее серьезные проблемы, обозначенные в документах съезда?

- IV съезд Профсоюза РАН выразил свое отношение к указанным Вами планам и документам. Подчеркну, не к принципам и намерениям, которыми руководствуются их авторы, а к ряду конкретных решений и главное, к уже проявившимся негативным последствиям их реализации.

Верю ли я в возможность воплощения в жизнь всех решений прошедшего съезда? Как реалист, разумеется, нет! В многофакторном поле, где направление вектора тенденций развития научно-технического комплекса страны (неотъемлемой частью которого является РАН) обуславливается балансом сил, возможности нашего профсоюза хотя и заметны, но не являются наиболее значимыми. Хотя, я уверен, при определенных усилиях они могут заметно вырасти. Наш маленький профсоюз умен и зубаст: и сильных союзников привлечь может, и сам звучную кампанию организовать. Поэтому я всерьез рассчитываю, что наша кропотливая работа на всех фронтах при разумной координации действий с Президиумом РАН и академическим директорским корпусом, реально поспособствует корректировке обозначенных решений власти. Повторюсь, мотивы и анонсированные цели у нас с  авторами этих решений совпадают, а вот методы достижения результата порой сильно разнятся. Будем с ними общаться и доказывать свою правоту. Возможно, и они нас в чем-то убедят...

- Неприязненное отношение к Профсоюзу РАН ряда лиц в Минобрнауке, которое они в последнее время публично демонстрируют, в принципе можно понять. Профсоюз последовательно критикует непродуманные шаги министерства, связанные с реформированием РАН. Но претензии к профсоюзу есть и у руководства Академии…

- Не могу согласиться с оценкой отношений нашего профсоюза и кого-то в МОН как неприязненных. С профильным министерством у Профсоюза РАН идет сложный, но конструктивный диалог: оно приглашает наших представителей к обсуждению проектов документов, подписало с нами в качестве участника Отраслевое соглашение, намечен ряд новых форм сотрудничества. Конечно, имеются взаимные претензии, но это рабочие моменты. Мы ведь в министерство идем не теплые дружеские отношения развивать, а решать производственные и социальные проблемы членов нашего профсоюза, возникающие в силу недостаточной продуманности тех или иных государственных решений. При этом мы понимаем, что реализуемые министерством правительственные планы - тоже продукт компромисса.

Но бывают и претензии по существу: как стратегические (например, мы расходимся с правительственной оценкой причин бедственного положения науки в России), так и технические - порой информирование профсоюза как партнера о планах и решениях, затрагивающих интересы сотрудников РАН, осуществляется несвоевременно. Президиум РАН нам действительно «роднее», а взаимных претензий у родни всегда немало. Здесь также выручает практика конструктивного диалога, сложившаяся за 14 лет истории профсоюза. Мы относимся к ней бережно, за что порой выслушиваем от членов профсоюза обвинения в «желтизне».

- И все же хочется узнать конкретные причины обиды  академических руководителей на профсоюз. Президент РАН Ю. Осипов даже в юбилейном интервью «Поиску» не удержался и посетовал, что профсоюз занимается дешевым популизмом, раздувая конфликты вокруг сокращений в Академии, вместо того, чтобы разбираться с каждым отдельным случаем на местах. А вице-президент А. Некипелов в приветствии съезду не преминул попенять профсоюзу за невыполнение договоренностей с руководством РАН…

- Договоренности, о которых упоминается, как и положено, имели оборотную сторону: да, против запланированного в пределах 5% сокращения профсоюз не возражал, но реализуемый  сегодня формат сокращения «всем сестрам по серьгам» не принимал изначально. Кроме того, мы с руководством РАН еще весной договорились, что сокращения «живых» людей в массовом масштабе (более 5% в год, прописанных в Отраслевом соглашении) допустить нельзя. Профсоюз брался  выявлять острые ситуации на местах и в рамках совместной с Президиумом комиссии искать выход из положения. Мы приготовили к рассмотрению ряд проблемных случаев, но когда на встрече с А.Д. Некипеловым попытались определиться с процедурой решения этих вопросов, то получили ответ, что комиссия только создается… А людей, между тем, уже начинают увольнять, причем в наиболее успешных институтах -  в первую очередь и в больших масштабах.

Часто обиды руководителей РАН связаны с высказываниями и публикациями отдельных представителей профсоюза, идущими вразрез с официальными договоренностями. Что ж, в нашей организации много разных людей…  Но ведь в основе отношений внутри Академии лежат демократические принципы, среди которых – свобода выражения своего мнения. Претензии по частным выступлениям мы считаем необоснованными, и  предлагаем обращаться за официальной позицией профсоюза к лицам, уполномоченным ее выражать, и к нашему сайту на портале РАН. Уверены, что диалог получится: мы на него просто обречены! Это понимание заставляет нас искать компромиссы и надеяться на встречное движение наших коллег в МОНе и Президиуме РАН. Мы хотим не дешевой популярности, а реального успеха на этапе нового подъема российской науки!

Подготовила Надежда Волчкова

©РАН 2020