Валерий Черешнев: ФАНО занялось наукой, а за РАН осталось только экспертное мнение

13.05.2014

-

5 мая Дмитрий Медведев утвердил схему управления имуществом реформированной РАН. Премьер-министр подписал соответствующий документ - схему размещения территориальных органов Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Согласно схеме размещения Сибирское территориальное управление ФАНО будет находится в Новосибирске, Уральское - в Екатеринбурге, а Дальневосточное управление во Владивостоке. В регионах ученые давно ждали формирования филиалов нового агентства, поскольку многие хозяйственные вопросы, которые до реформы находились в ведении РАН, после реформы "подвисли". Однако, по словам главы комитета Госдумы по науке, академика Валерия Черешнева, освобождение ученых от "хозяйственного бремени" идет неспешно, а вот в научный процесс ФАНО вмешивается уже весьма активно. Таким образом, случилось все как предсказывали самые радикальные критики реформы РАН.

Вопрос: Премьер Медведев сегодня подписал схему размещения региональных филиалов ФАНО, уже много сказано о взаимоотношениях нового агентства и пореформенной РАН, как сейчас идет процесс взаимодействия?

Валерий Черешнев: В первую очередь, должны быть четко расписаны взаимоотношения между региональными отделениями и ФАНО. А этого пока не сделано. Кто за что отвечает, какова сфера интересов у каждого, и как будут президиумы региональных отделений взаимодействовать с отделениями. Это очень важно. Ведь у нас остались только президиум Академии наук и три региональных отделения, потому что региональные центры забрали в ФАНО.

Первого апреля уволили две трети сотрудников президиумов региональных отделений, а симметричных структурных и кадровых решений по ФАНО как не было, так и нет. И, насколько я понимаю, в документе, подписанном Медведевым, ничего по этому поводу не говорится.

Нас сейчас интересует конкретная работа. Например, сейчас у нас подвисли все журналы научные. Статьи-то расходной в ФАНО на поддержку печати нет, и издательские отделы в региональных отделениях расформировали. Так же интересно, кто будет отвечать за строительство, где велика доля оперативных финансовых действий. Очень ведь много в регионах инвестиционных проектов, среди которых, жилье для молодых ученых. На Урале только речь о двух зданиях, целый жилой район в новосибирском Академгородке. Кто будет за них отвечать, если с региональных отделений эту ответственность уже сняли? Уволенные из региональных отделений ждут до сих пор, что их возьмут в региональные ФАНО. Это же высококвалифицированные кадры, кандидаты и доктора наук.

Вопрос: Глава Сибирского отделения наук на первомайском митинге в новосибирском Академгородке заявил, что вообще под вопросом, останется ли РАН научной организацией. Это действительно актуальный вопрос или просто громкое заявление, как Вы считаете?

Валерий Черешнев: Сейчас пока только расписываются функциональные обязанности РАН. Что осталось от Академии наук теперь? 300 человек в Москве и по полсотни человек в регионах. В Сибири около 100 человек. Институты забрали, аппараты региональных центров тоже забрали.

Ливанов обещал сделать Академию наук клубом ученых и сделал. Основная функция ученых из Академии наук теперь прогноз и экспертная функция, пусть и записано везде где можно, что должна проводится и научно-методическая работа вместе с ФАНО. Но на практике эта работа оказывается невозможной.

Ведь теперь ФАНО дает задания, ФАНО финансирует институты. Это уже происходит. Было специально отмечено в документах по реформе, что никакое научное задание для институтов не утверждается без президиума Академии наук, но вот мы видим, что ФАНО уже распределило все деньги по институтам (хоть и в том же объеме), но в президиум никаких документов не поступало. Поэтому если посмотреть грубо - Академия действительно клуб. Вот на днях сядем и обсудим проблему развития биотехнологий в стране - вот и вся работа.

С другой стороны если посмотреть, смирившись с тем, что самая важная функция Академии наук будет заключаться в экспертных оценках и научных прогнозах, то ведь и тут возникает проблема. Как выполнять эту функцию? Как древние философы, глядя в небо? Как можно делать научные прогнозы без научных институтов? Ведь в Академии наук два десятка институтов этой направленности. Институт прогнозов, Институт информатики, Институт истории науки, Институт информатики в естественных науках. Как, например, раньше делался прогноз развития науки на 20 лет - сразу давалось задание Институту прогнозирования подготовить аналитику по экономическим направлениям, по наукам о земле и так далее. По всем десяти направлениям РАН. Начиналась работа в огромных отделах, огромный объем литературы обрабатывался, и только потом все стекается в президиум и там начинается защита проекта. Только потом президиум дает на подпись.

Сейчас же, когда нам поручаются главные прогностические функции, мы как обычно обращаемся в Институт прогноза, отраслевые институты. Президиум - это просто площадка для коммуникации, если хотите. Собрались, пообщались, а потом начинает работать огромный аппарат РАН - так было раньше. А у института уже свое задание от ФАНО, которое, в отличии от нашего, профинансировано. Как мы должны обращаться в институты? На основе хоздоговора или как еще? Кто будет финансировать эти "прогностические работы"? Мы должны предельно конкретно и профессионально, академически давать оценки. Или вы хотите, чтобы президиум собрался и просто поговорил, о том, какой прогноз дать и на основе простого разговора документ составить? Ну, это же глупость!

Самое смешное, что ФАНО же уже пишет в РАН: "Товарищи, просим высказаться по такой-то тематике и такой, по медицинской, например". Чего же вы пишете? Мы что, будем собираться, болтать и издавать это потом? Понятно, что пишет ФАНО и в институты, кстати.

Как оказалось, ФАНО у нас все-таки и наукой занимается. И это естественно и мы об этом предупреждали, потому что у кого финансы, тот и руководит.

Вопрос: Но ведь когда реформа только начинала свой ход, все говорили, что новое агентство создается только для того, чтобы избавить ученых от бремени решения имущественных вопросов

Валерий Черешнев: Да, с этого начиналось. Этим убаюкивали. А вот теперь ФАНО занялось наукой, а за РАН осталось только право на экспертное мнение. Сейчас в ФАНО начнут подбирать кадры, после издания указа о формировании органов и нам остается только ждать и наблюдать с тревогой, кого туда возьмут.

Вопрос: Но ведь само федеральное агентство уже сформировано, можно понять какую-то логику и тренд в подборе кадров в ФАНО?

Валерий Черешнев: Федеральное работает. Но пока ничего понять нельзя. Пока в этой структуре назначены только два заместителя главы из десяти, один из назначенных - Алексей Медведев, бывший министр финансов правительства Москвы. Мы только задаем вопросы. Вопросов вообще больше чем ответов, и питаемся слухами.

Вопрос: Вы как глава комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям и академик, узнаете про происходящее в агентстве, которое распоряжается всем имуществом научных организаций, по слухам?

Валерий Черешнев: Конечно, а перед кем они отчитаются? Они не отчитываются. Мы, конечно, контактируем, нас приглашают, мы участвуем в различных совещаниях. Мы там можем доложить, что вопросы финансов не решены, например, вопросы издательств тоже.

Но все, что нам известно, что система пока в становлении. В ФАНО аппарат 900 человек, а принято на работу пока только 200.

И главный вопрос, который нас волнует, кто же возглавит региональные отделения, также пока без ответа. У ученых в регионах есть предложения, но послушают ли их, вот в чем вопрос. За советом пока не обращались.

Вопрос: Не обращаются, потому что, наверняка, против того, чтобы назначены были люди из среды РАН, так?

Валерий Черешнев: Конечно, в РАН есть желание, чтобы региональными ФАНО руководили люди знакомые с ситуацией, но вот о нем (желании) никто не спрашивает. Остается только следить за прессой.

Вопрос: А как обстоит ситуация с ключевой функцией ФАНО - управлением имуществом?

Валерий Черешнев: Сейчас Росимущество и ФАНО выясняют между собой, что и где. Росимуществом командовать невозможно. Работают там неспешно. По пять, по шесть лет лежат там документы по целому ряду объектов. Комиссия, размеживание - это работа же с землей - значит только летом она возможна.

Иван Зуев, Накануне.ру

Подразделы

Объявления

©РАН 2017