Страсти по молекулярной биологии

09.12.2015



Сегодня фактически ни о каком инновационном развитии отечественной фундаментальной медицины говорить не приходится

Об авторе: Георгий Павлович Георгиев – академик, координатор программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Молекулярная и клеточная биология», академий Европы, Германии, Испании и Норвегии, лауреат Ленинской премии, Государственных премий СССР и РФ.

Молекулярная биология – это наука о том, как происходят на молекулярном (физическом и химическом) уровне основные биологические процессы. Эта наука родилась в 1953 году, когда была расшифрована структура ДНК и понят механизм функционирования генов. Она тесно связана с клеточной биологией, так как с помощью ее методов открывают механизмы контроля роста, размножения и дифференцировки клеток.

Таким образом, молекулярная биология сливается с клеточной биологией. Отсюда прямой путь к пониманию механизмов возникновения многих опасных болезней, в первую очередь рака, и разработке инновационных методов их лечения. Поэтому на молекулярную и клеточную биологию и их приложение в передовых странах тратится около половины выделяемого на науку бюджета.

У нас в стране в 2003 году была создана программа Президиума Российской академии наук «Молекулярная и клеточная биология» (МКБ). Она отличалась от других программ по ряду показателей. Гранты были по тем временам достаточно большими – 4 млн руб. в год на лабораторию сроком на пять лет. Это позволяло платить сотрудникам более или менее достойную зарплату и закупать все необходимые для работы реактивы, а также часть оборудования.

Гранты выдавались лучшим лабораториям РАН, которые уже доказали свою силу публикациями в высокорейтинговых международных журналах или созданием инновационных продуктов и технологий. Конкурс был полностью прозрачным: его правила, промежуточные и конечные результаты вывешивались на сайте программы в Интернете, можно было ознакомиться с отзывами рецензентов на поданные проекты, была реализована возможность подать апелляцию в независимый совет.

Наконец, важной особенностью программы был конкурс на создание новых групп под руководством талантливых молодых ученых, не имеющих самостоятельной позиции, но уже зарекомендовавших себя первоклассными работами. Эта часть конкурса была весьма популярна среди наших ученых, уехавших за рубеж из-за невозможности нормально работать в науке в 90-е годы.

Условием, кроме наличия у них очень сильных работ, было их возвращение на постоянную работу в Россию, где они должны были проводить в своем институте не менее девяти месяцев в году. Почти все новые группы дали отличные научные результаты, а их руководители стали докторами наук и заведующими лабораториями.

Поскольку программа характеризовалась рядом особенностей, ее вначале рассматривали как экспериментальную. Однако она очень быстро дала отличные результаты: публикацию в наиболее престижных международных журналах и ряд практически важных терапевтических технологий. В целом ряде направлений фундаментальной науки наши ученые превзошли мировой уровень и опровергли устоявшиеся в западной науке концепции.

В 2004–2009 годах по Центральному региону России программа получала 260 млн руб. в год и поддерживала исследования примерно 90 лабораторий и более 15 научных групп. Кроме того, еще около 20 подразделений поддерживались в рамках программы из средств региональных отделений РАН. Интересно, что подавляющее число академиков, членов-корреспондентов РАН и академиков Европы по данной специальности было избрано как раз из числа участников программы. То есть программа действительно поддерживала сильнейших и давала высококачественную научную продукцию.

Однако в 2008–2009 годах из-за непрерывной инфляции финансирование программы стало недостаточным. Сильный удар последовал в 2010 году, когда общее снижение финансирования РАН затронуло прежде всего поддержку программ РАН, в том числе МКБ. Этот процесс шел все последующие годы, и в 2014 году программа МКБ имела бюджет не 260, а 170 млн руб. в год, что привело к резкому падению размера гранта (максимальный – 2,6 млн руб. в год).

Это происходило на фоне того, что Министерство образования и науки РФ начало выплачивать мегагранты (по 50 млн, потом по 30 млн руб. в год) иностранным ученым, приезжавшим в Россию на четыре месяца, и по 2 млн проводившим в России только два месяца. Этим полностью была разрушена система возвращения в Россию талантливых ученых в рамках конкурса новых групп.

В 2013 году началась реформа РАН и передача академических институтов под эгиду Федерального агентства научных организаций (ФАНО). В итоге в 2015–2016 годах произошло сокращение финансирования программ Президиума РАН более чем в два раза. Финансирование МКБ по Центральному региону сократилось до 79 млн руб. (напомним, в 2004–2008 годах оно составляло 260 млн руб.).

Поскольку это произошло на фоне продолжения финансирования текущих грантов, размер максимального гранта упал с 4 млн руб. в 2005 году до 1,2 млн руб. в 2016 году. Грант же на новую группу составил вместо 2 млн руб. всего 600 тыс. И это при том, что цены на все реактивы и оборудование выросли более чем в два раза, учитывая резкое падение курса рубля. Программа дает лабораториям по крайней мере в 10 раз меньше, чем должна давать для обеспечения нормальных фундаментальных исследований, как это было задумано вначале.

Для сравнения: стандартный американский грант лаборатории (без накладных расходов), проводящей фундаментальные исследования в области молекулярной и клеточной биологии, составляет примерно 200–250 тыс. долл. в год, что как раз и равно 12–15 млн руб. Причем в него не входит увеличение зарплаты постоянного персонала лаборатории, без чего мы в России обойтись не можем (базовая зарплата научного сотрудника в РАН составляет 15–20 тыс. руб., несмотря на все обещания руководства РАН и информацию от СМИ). Напомню, что реактивы обходятся нам раза в два дороже, чем американцам, из-за посредников и таможенных сборов.

Аналогичная ситуация и с программой «Фундаментальные исследования для разработки биомедицинских технологий», которая дополняет МКБ. Ясно, что при таком отношении в России к поддержке наиболее сильных лабораторий и созданию новых групп (пока они есть только в программе МКБ) ни о каком инновационном развитии нашей медицины говорить не приходится.

Цена возвращения программы МКБ к исходному положению 2003–2006 годов составляет около 750 млн руб. на Центральный регион России. Это, например, не идет ни в какое сравнение со средствами, расхищаемыми жуликами (мы видим это регулярно из передач по TV).

Все обращения в вышестоящие инстанции с соответствующей аргументацией остаются без ответа: их просто пересылают в Президиум РАН, где они вызывают только раздражение, поскольку РАН теперь лишена всяких полномочий. Полностью отсутствует обратная связь между сильными учеными и руководством страны.

Независимая газета

Подразделы

Объявления

©РАН 2019