Ученые из Академгородка говорят о своей причастности к открытию «частицы Бога»

15.10.2013




Британский физик Питер Хиггс получил Нобелевскую премию за открытие элементарной частицы, названной его именем — бозона Хиггса. Награды удостоен был и его коллега, Франсуа Энглер. Однако в наши дни совершить великое открытие даже вдвоем невозможно. Есть в нем вклад многих ученых, и в том числе новосибирских, из Академгородка.
Споры о будущем российской науки идут давно. Но глобальные открытия не имеют национальности, это результат совместной работы десятков тысяч людей со всего мира, в том числе и новосибирских ученых. 
Бозон Хиггса - недостающая частица в стандартной модели, описывающей Вселенную. Ее смогли обнаружить экспериментально, построив Большой адронный коллайдер. Среди нескольких тысяч соавторов открытия бозона Хиггса - пять сотрудников Новосибирского института ядерной физики, а фактически их гораздо больше. Институт поставлял комплектующие для строительства коллайдера - детекторы, магниты и детали ускорителя.
Десятки стран покупают ускорители, которые делают в Академгородке. Однако в России научный потенциал института практически не востребован. «То, что происходит, это индикатор, важнейший индикатор состояния общества. Мы все виноваты в этом, в том числе и ученые тоже», - считает заместитель директора ИЯФ СО РАН по научной работе Александр Бондарь.
Единственный выходец из России, который мог претендовать на получение Нобеля в этом году, - химик Василий Фокин. Но он не попал в список лауреатов.
Учитывая, что вручение Нобелевских премий проходит на фоне реформирования Российской академии наук, Александр Бондарь полон пессимизма. По его словам, нашим ученым не стоит надеяться на получение самой престижной научной премии еще минимум 150 лет. Впрочем, не все коллеги Бондаря разделяют его точку зрения.
«Россия имеет много шансов на получение Нобелевской премии. Почему? Потому что так уж сложилось, и опыт мой показывает, что каждый нормальный ученый мечтает попасть в Академгородок, как в Мекку. Здесь рождаются идеи. Может быть, здесь магнитное поле другое, может быть, как-то по-другому расположено», - объясняет главный научный сотрудник Института неорганической химии СО РАН Владимир Белослудов.
Между тем какое будущее в свете реформирования ждет Академгородок, не могут сказать даже самые оптимистично настроенные научные работники.

Новосибирские новости, А.Ваганова

©РАН 2020