"Поиск" - На рельсах реформ. РАН ищет путь к спасению науки

24.03.2015

-

На рельсах реформ

РАН ищет путь к спасению науки

Вот уже полтора года Российская академия наук и отделенные от нее институты живут в новой реальности, именуемой “реформа РАН”. Какие проблемы решила и какие породила эта перестройка, разбирались участники состоявшегося на днях Общего собрания Академии наук, первого отчетного форума новой объединенной РАН, подводившего итоги работы в 2014 году.

В сессии приняли участие премьер Дмитрий Медведев, курирующий РАН заместитель председателя правительства Аркадий Дворкович, министр образования и науки Дмитрий Ливанов, министр здравоохранения Вероника Скворцова, руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков, руководитель Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Александр Фролов, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Виктор Косоуров.

Открывая заседание, президент РАН Владимир Фортов заявил: “Первый начальный этап реформ прошел под лозунгом: “Сделать так, чтобы ученые не почувствовали перехода от РАН к ФАНО. Но ведь реформа затевалась не для этого, а чтобы они почувствовали изменения к лучшему”. Руководитель академии перечислил вопросы, которые необходимо решить, чтобы “преодолеть возникшее в результате реформ отчуждение активно работающих ученых от управленцев­чиновников”.

Он порадовал коллег, сообщив, что “врожденный дефект закона о реорганизации РАН”-­ отсутствие четкого законодательного разграничения полномочий между РАН и ФАНО, видимо, будет устранен в самое ближайшее время. “Недавно вице-­премьер Дворкович провел совещание по выполнению соответствующего поручения президента, на котором были учтены все наши предложения”. По сведениям “Поиска”, речь идет об официальной передаче РАН полномочий учредителя академических институтов в части ведения научной деятельности.

Президент РАН подвел и научные итоги года, рассказав о наиболее интересных и важных достижениях ученых академии. Подхвативший эстафету главный ученый секретарь Президиума РАН академик Михаил Пальцев подробно отчитался о работе президиума и, в частности, о выполнении новых функций, возложенных на академию согласно ФЗ №253.

Глава ФАНО Михаил Котюков представил основные достижения своего агентства за прошедший период. Среди них увеличение бюджета ФАНО на 20%, свое­временное доведение финансирования до институтов, успешная работа по оформлению прав собственности на имущество РАН, наведение порядка в финансово­хозяйственной деятельности подведомственных организаций, выстраивание взаимоотношений с РАН, обновление руководящего состава НИИ, улучшение социально­бытового обеспечения сотрудников и членов их семей.

Михаил Михайлович обозначил задачи на текущий год, важнейшая из которых - привлечение дополнительных ресурсов для обеспечения подведомственных институтов. Он пояснил, что это можно сделать за счет координации различных государственных форм поддержки науки и налаживания взаимодействия со структурами и регионами, которые могут выступать заказчиками научной продукции.

Из политкорректных выступлений руководителей РАН и ФАНО можно было понять, что “жизнь налаживается”. Однако многие другие участники дискуссии не были столь же оптимистичны в оценке результата перевода РАН на новые рельсы.

“Ваш покорный слуга с самого начала был противником реформ и остается им сейчас, естественно”,- ­ так начал свое выступление вице­президент РАН Жорес Алфёров. Он отметил, что первый итог начавшихся преобразований увидел еще осенью 2013 года, будучи в научной командировке в США. В Стэнфордском университете после лекции нобелевский лауреат встретился с молодыми учеными из России, обучающимися в американской аспирантуре. “Они сказали, что собирались возвращаться в Россию, а теперь после объявления реформы передумали и будут искать работу за рубежом”, ­ сообщил Жорес Иванович.

Председатель Дальневосточного отделения РАН академик Валентин Сергиенко, рассказав о выдающихся достижениях академических институтов ДВО РАН, отметил, что в прошедшем году “работа в значительной мере проводилась по инерции, благодаря созданному ранее заделу”.

­Однако отработанные механизмы начинают пробуксовывать,- ­ заявил он. -­ Ослабевают межинститутские и междисциплинарные связи, угасает интеграция между региональными отделениями и научными центрами.

Мы все реже инициируем совместные проекты: уж очень сложной стала их подготовка, согласование, финансовое обеспечение. С большими трудностями проходит модернизация приборного парка. Огромные проблемы возникли при организации морских экспедиций.

Валентин Сергиенко отметил, что в 2014 году в три раза (!) упало число защит кандидатских диссертаций, а отток молодых кандидатов наук впервые превысил их поступление в НИИ РАН. “Это следствие ухудшения климата в институтах, нарастания тревожных ожиданий,-­ считает академик. ­- Если не принять мер по корректировке курса реформ, результаты 2015 года могут оказаться еще более ошеломляющими”.

Большинство выступавших затрагивали вопросы реструктуризации сети академических учреждений, и буквально все они критически оценивали эту инициативу. Вице-­президент РАН, председатель Сибирского отделения академии Александр Асеев заявил, что начавшаяся структурная перестройка характеризуется хрупким балансом между поиском взаимоприемлемых решений и административным давлением. Велика опасность разрушения успешно работающей системы и фактической ликвидации жизненно важных для регионов научных институтов и центров,- считает академик Асеев.

Председатель Уральского отделения Валерий Чарушин отметил, что рожденная реформой одноцентровая схема управления институтами (из Москвы) является неэффективной и резко диссонирует с многоцентровой моделью, за многие годы развития сложившейся в РАН. “Это системная проблема взаимодействия РАН и ее региональных институтов с ФАНО”, -­ заявил он. Академик Чарушин привел пример сложностей, созданных реформой. УрО РАН не может передать сотрудникам институтов давно построенные и готовые к заселению жилые помещения. Сотни квартир простаивают, и, когда необходимые согласования будут проведены, неизвестно.

­Опыт полутора лет показал: институты надо возвращать в академию,-­ подвел итог председатель Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям, член Президиума РАН Валерий Черешнев. ­- Государство должно иметь мужество исправлять свои ошибки, и делать это быстро!

Яркое, эмоциональное выступление академика Черешнева завершило первую половину заседания. Во второй части начались свободные дискуссии, в ходе которых получили возможность высказаться все записавшиеся члены Общего собрания РАН.

­В 2013 году все мы испытали нокдаун, -­ сказал член Президиума РАН, директор Института океанологии РАН Роберт Нигматулин.- ­ Мы его переживем, утешая себя тем, что нашим отцам и дедам было хуже. Самая страшная драма в том, что никогда еще я не чувствовал такой невостребованности науки, как сейчас. Вот сегодня к нам пришли с премьером несколько министров, и с ним же ушли. Мы им не нужны, не интересны!

Впрочем, был один федеральный чиновник, который ни на минуту не покинул заседания высшего руководящего органа РАН, ­- глава ФАНО Михаил Котюков. В конце он даже ответил на некоторые замечания в адрес агентства.

Академик Нигматулин высказал ряд соображений по улучшению работы академии и, в частности, по вовлечению докторского корпуса институтов в работу руководящих органов РАН. Так, он предложил ввести для докторов наук звание “профессор РАН” и избирать таких профессоров делегатами Общих собраний профильных отделений, а также приглашать на Общие собрания РАН с правом совещательного голоса. “Мне иногда говорят, что у нас мест на всех не хватит, но это не так, посмотрите вокруг”, ­- обвел рукой помещение Роберт Искандерович.

Во второй половине дня Большой зал Президиума РАН действительно изрядно опустел. Однако по накалу страстей и числу интересных предложений вечернее заседание ни в чем не уступало утреннему.

­Все полтора года мы занимались минимизацией ущерба, -­ отметил член Президиума РАН, лидер Комиссии общественного контроля в сфере науки академик Валерий Рубаков. ­- Катастрофы не произошло, но это слабое утешение. Мы не развивались, положительных сдвигов было крайне мало. Все наши проблемы остались при нас.

Академик Рубаков акцентировал внимание собрания на необходимости сохранения и модернизации крупных экспериментальных установок. Он предложил поставить вопрос о выделении необходимых средств на их содержание и модернизацию перед руководством страны. “Не надо бояться ситуации безденежья: вложение в фундаментальную науку в кризисные годы ­ это правильный путь”, ­- считает академик Рубаков.

Председатель Профсоюза работников РАН Виктор Калинушкин предложил Общему собранию потребовать от президента страны выполнения его указа о доведении к 2015 году финансирования науки до 1,77% ВВП. К началу нынешнего года эта цифра немногим превышала 1%.

Председатель Троицкого научного центра РАН, директор Института физики высоких давлений академик Сергей Стишов выступил с жесткой критикой новой системы управления институтами.

­ФАНО ­- это бесконечный бумагооборот,- ­ отметил он. -­ От нас каждый день требуют прислать нечто не позже чем вчера. Каждый столоначальник агентства, видимо, считает необходимым выпустить один или два циркуляра в день. На наши обращения приходят формальные ответы, отписки. Взаимодействие с руководством ФАНО затруднительно. Нет возможности оперативного решения вопросов. Фактически институты управляются очень большой плохо структурированной бюрократической организацией, напоминающей гигантскую бухгалтерию.

­Проведенные преобразования разрушительны, -­ сделал вывод академик Стишов. ­- Все разговоры об освобождении ученых от хозяйственных забот оказались чистым враньем: нагрузка только увеличилась. Все это представляется отличным способом угробить остатки российской науки. Почему мы молчим?

Впрочем, участников нынешней сессии вряд ли можно упрекнуть в вялости и апатии. Выступавшие высказали множество рецептов спасения РАН и российской науки, которые попали в проект решения Общего собрания.

Надежда ВОЛЧКОВА


 

Источник: Профсоюз работников РАН

©РАН 2019