Академик Бетелин: «Цифровая экономика — это продукт полупроводниковой промышленности США»

11.09.2017



Цифровая экономика — навязанный приоритет?

«Рыночная экономика навязывает научно-техническое развитие, в том числе, и цифровое», — отметил на слушаниях «Наука для России» в Общественной палате РФ (07.09.2017) директор НИИСИ РАН, руководитель Комиссии РАСН по суперкомпьютерным технологиям, академик Владимир Бетелин. Ученый задается вопросом — «нужно ли бежать по этой дороге?».

«Цифровая экономика — следствие той экономической модели, которая сейчас развивается, это, на самом деле, навязанный приоритет,— заявил ученый в эксклюзивном интервью ИА REGNUM. — Он навязан моделью производства короткоживущих продуктов, вот в чем дело. В Советском Союзе была другая модель — долгоживущих надежных систем. Такие системы — это всегда военные, но были и гражданские. ЗИЛ ходил миллион километров с двумя капремонтами. И вообще вопрос, который следует обсуждать, какая экономика экономней? Та, что сейчас, когда выбрасываются тонны смартфонов — а это и энергетика, и экология, и прочее — или та, которая была?»

— Но цифровая экономика — это же мировой тренд, от нее никуда не деться!

— Цифровая экономика — это продукт полупроводниковой промышленности США. Там она самая мощная. Поэтому смотреть надо именно с этой точки зрения. То, что полезно, взять, а что не полезно, не надо брать. Не надо слепо брать и хватать все, что там лежит.

— У нас есть прорывы в этой области?

— Слова про прорывы надо очень аккуратно произносить. Я сейчас занимаюсь больше экономикой, чем электроникой. Экономика диктует всё, что касается технической политики и прочего. Насчет прорывов: есть несколько компаний, которые занимаются разработкой полупроводников. Но мы пигмеи, понимаете. Суммарно мы — это 2,5—3 тысячи человек, оборот наш 15 млрд рублей. А один INTEL — $55 млрд оборота в год и 100 тысяч человек.

— А какой выход? Нам же нужна техническая независимость?

— Я сто раз об этом говорил. Основная парадигма сейчас какая? Малые компании. Давайте развивать малый бизнес, он нас спасет. Он спасает нас уже 25 лет. Малый бизнес — это атомизированные предприятия, которые не могут, естественно, ничего сделать. Это не сила ума, это экономика. Мы по определению не можем сделать такой же продукт.

Ученый убежден, что «нельзя планировать приоритеты отдельно от экономики. России необходимо понять, нужно ли бежать по этой дороге». Прежде, чем принимать долгосрочные программы, следует всё проанализировать с научной точки зрения, взвесив возможные выгоды и риски. Не секрет, что в 90-е годы установка младореформаторов на то, что мы всё купим на Западе, привела к уничтожению собственного производства. Мы потеряли возможность конкурировать с зарубежными производителями электроники. А такой шанс, по словам Владимира Бетелина, у страны был. Были массовые персональные компьютеры на отечественной элементной базе: Корвет, УК НЦ, БК-0010, Импорт Ямаха. Но в правительстве Гайдара сочли, что лучше купить импортные компьютеры и на их основе обучать компьютерной грамотности школьников.

Что мы имеем сегодня? В мировой цифровой экономике полупроводников России нет. А США в этом сегменте принадлежит 50% рынка, Южной Корее — 17%, Японии — 11%, Европе — 9%, Китаю — 4% и Тайваню — 6%.

«В России, — заявил Бетелин, — нет полупроводниковых компаний с адекватными технологиями и объемами производства полупроводников. А успех — это массовое производство, а не мелкие кустари. «Цифровая экономика» — это комплексное аппаратно-программное решение», — подчеркнул ученый.

Стоит ли нам ввязываться в цифровую гонку? Сможем ли мы завоевать этот рынок? Не поздно ли это сегодня? И нужно ли России? Масса вопросов.

«Как это нас спасет и как преодолеть отставание, которое есть? Непонятно. Это модно, это нужно. Ну, в цифровой платформе госуправления можно более или менее понять, что предлагается. Но заметьте, это не экономика. И если мы будем в том состоянии, как сейчас, это будет сделано на импорте. Значит, свои деньги мы будем отправлять туда. И безопасность: атаки и всё прочее. Поэтому неправильно говорить, что это нас спасет. Тогда объясните, как это всё будет происходить. И без собственных полупроводниковых отраслей говорить об этом трудно», — уверен руководитель Комиссии РАСН по суперкомпьютерным технологиям и директор НИИСИ РАН.

Подробности: https://regnum.ru/news/innovatio/2318804.html

Елена Ковачич, ИА Регнум

©РАН 2017