Полярная орбита не так интересна для космической медицины, – Олег Котов

13.01.2022



Заместитель директора по научной работе Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН, летчик-космонавт, Герой России Олег Котов рассказал о проблемах и перспективах пилотируемой космонавтики с точки зрения космической биологии и медицины.

Один из центральных вопросов развития российской пилотируемой программы – создание будущей национальной орбитальной космической станции. Предлагается запустить ее на полярную орбиту. С одной стороны, это даст возможность наблюдать всю территорию страны, включая арктические регионы, с другой, – экипаж на такой орбите будет подвергаться повышенной радиации, поскольку магнитосфера Земли в районе полюсов не сможет защитить людей от воздействия космического излучения.

Рассказывая о том, насколько такая орбита опасна для человека и насколько она интересна с точки зрения космической биологии и медицины, Олег Котов напомнил, что на самом деле вопрос о параметрах орбиты будущей Российской орбитальной служебной станции (РОСС) еще не решен.

«Эскизный проект новой станции еще не начали разрабатывать, идет работа только над техническим предложением, – сказал Олег Котов. – Задача первого этапа как раз и состоит в том, что нужно будет определить для нее оптимальную орбиту. Еще непонятно, какая будет станция, какие задачи будет решать и на какой орбите».

Олег Котов подчеркнул, что, конечно, риски нахождения людей на такой орбите в общих чертах оценены, это обсуждалось в том числе и на Совете РАН по космосу. Однако любой эскизный проект предусматривает, по нормативным документам, обязательную многовариантность, в том числе по составу станции, по ее задачам, то есть нельзя приступать к эскизному проекту с одним вариантом. Будут взвешены, с одной стороны, риски, с другой – целесообразность. Орбита станции и ее наклонение – всего лишь один из параметров.

«Мое личное мнение, что та орбита, на которой мы сейчас летаем (на Международной космической станции. – Прим. ред.), более интересна с точки зрения космической биологии и медицины, – подчеркнул Олег Котов. – Полет на полярную орбиту связан с ограничением продолжительности нахождения экипажа на станции. Разговор идет об экспедициях посещения, что, конечно, для научной программы не так интересно. Кроме того, чисто технически мы теряем минимум 20 % эффективности по массе выводимой полезной нагрузки на полярную орбиту. Должна быть какая-то очень значимая, реальная необходимость полета на полярную орбиту, чтобы идти на такие осложнения».

 (jpg, 59 Kб)

Самым негативным фактором длительного космического полета на околоземной орбите является невесомость. В ИМБП РАН уже много лет разрабатываются центрифуги короткого радиуса (ЦКР), которые позволят имитировать гравитацию на борту станции (на фото выше). Однако перспективы появления ЦКР на борту новой российской орбитальной станции, по словам Олега Котова, пока не просматриваются.

«Следует понимать, что есть ограничения, связанные с размером станции, – говорит космонавт. – Чем больше радиус центрифуги, тем она более эффективна, тем более прогнозируем и понятен эффект от нее. Но мы упираемся в конструкцию станции. Мы ищем баланс интересов и возможностей, и пока этот баланс не найден. Иными словами, модуль подходящих размеров пока создать возможности нет».

Олег Котов напомнил, что были предложения сделать трансформируемый, то есть надувной модуль, но эта тема в настоящее время сошла на нет.

«Как я понимаю, работа в этом направлении не ведется, потому что если бы работы шли, то мы должны были видеть уже некий экспериментальный трансформируемый модуль на станции для того, чтобы отработать технологии, – считает космонавт. – Это отодвигает вопрос об использовании ЦКР на станции на далекую перспективу. Но мы продолжаем работу, чтобы у нас была методика ее применения».

Что касается будущих экспедиций в дальний космос, то на первое место среди негативных факторов при полетах за пределами магнитосферы Земли выходит радиация. Более того, эксперименты, проведенные учеными Лаборатории радиационной биологии Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне, показали, что воздействие галактических лучей могут вызвать не просто отдаленные последствия в виде повышенного риска онкозаболеваний членов экипажа после завершения экспедиции, но нарушения функций нервной системы непосредственно во время полета на Марс. 

«Всегда есть некие теории и гипотезы о влиянии тех или иных факторов на организм человека, – говорит Олег Котов. – Если мы вернемся к проблеме радиации, то действительно есть некие предположения, полученные в исследованиях на животных. Но впрямую переносить на человека эти результаты достаточно сложно. Здесь вопрос настолько малоизученный и недостоверный с прогностической точки зрения, что останавливаться и говорить, давайте мы сначала решим эти вопросы, а потом будем двигаться вперед, неправильно».

Как отметил Олег Котов, по результатам радиационного скрининга, проведенного во время перелетов автоматических аппаратов к Марсу и их нахождения на его поверхности, стало понятно, что ожидаемые дозы радиационного облучения человека не будут превышать допустимые с точки зрения острых лучевых болезней.

«Если говорить об отдаленных последствиях, то, наверное, будет повышенный риск канцерогенеза в течение нескольких лет после этих полетов, – рассказал космонавт. – Это дело рискованное, и подход к этим рискам такой: если мы полетим на Марс, то это произойдет после 2040 г., плюс 10 лет после возвращения, в течение которых могут возникнуть онкологические заболевания, а это уже 2050-е годы. С большой степенью уверенности можно предполагать, что человечество к тому времени научится диагностировать и лечить рак».

Что касается стратегии продвижения в дальний космос, то, по словам Олега Котова, никто не собирается сразу лететь на Марс. Полеты будут идти с нарастанием длительности, и ученые смогут постепенно оценивать действие и последствия того или иного вида радиации.

«Опасений в отношении коротких полетов в сторону Луны нет, – говорит Олег Котов. – Мы можем смело начинать с двухнедельных полетов, постепенно увеличивать их длительность и отрабатывать средства профилактики и противодействия неблагоприятным факторам. Это и есть одна из научных задач освоения человечеством Луны. Если вы зададите вопрос, зачем вообще человеку лететь на Луну, то освоение лунных территорий и разработка каких-то ископаемых – это не цель, потому что нет такой научной задачи, которую не смогли бы решить автоматы для ее достижения. А использование Луны как испытательного полигона для отработки полета человека на Марс и в дальний космос, с точки зрения медицины и биологии, – это и есть цель всей этой программы».

Подготовил Леонид Ситник, редакция сайта РАН. Фото ИМБП.

Подразделы

Объявления

©РАН 2022