http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=2ebe25fe-1b40-456a-9a7d-260c6a62b378&print=1
© 2017 Российская академия наук

Доклад Президента РАН академика Ю. С. Осипова на Торжественном заседании, посвященном 100-летию со дня рождения М.В. Келдыша

14.02.2011

М.В.Келдыш был великим сыном нашей страны, ее истинным патриотом, настоящим русским интеллигентом

Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Мы отмечаем 100-летие со дня рождения академика Мстислава Всеволодовича Келдыша, выдающегося ученого XX столетия, выдающегося государственного и общественного деятеля.

Мы отдаем дань нашего глубочайшего уважения и признательности человеку, с именем которого связаны исторические достижения XX-го столетия, выдающийся вклад в которые внесла отечественная наука. М.В. Келдыш сыграл громадную роль в развитии математики, в том числе вычислительной математики, механики, атомной физики, в создании ЭВМ, в развитии авиации и ракетостроения и, конечно, в космических исследованиях.

Мстислав Всеволодович Келдыш родился 10 февраля 1911 г. в Риге в большой семье адъюнкт-профессора Рижского политехнического института Всеволода Михайловича Келдыша, крупного инженера-строителя, впоследствии академика и вице-президента Академии строительства и архитектуры.

Его отец и мать были образованными людьми: говорили на французском и немецком языках, играли на фортепиано, любили и ценили музыку и искусство. В своих семерых детях родители поощряли и развивали склонности к языкам. Из четверых сыновей только младшему, Славе, нравилась отцовская специальность, поэтому он перешел в школу со строительным уклоном и закончил ее в 1927 г. В МВТУ им.Н.Э.Баумана на инженерно-строительный факультет юношу не приняли из-за возраста (ему исполнилось только 16 лет). По совету своей старшей сестры Людмилы он поступает в МГУ на математическое отделение Физико-математического факультета. Склонность к математике и точным наукам про-явилась у Мстислава в старших классах школы. Те, кто работал с М.В.Келдышем позже, отмечали также его незаурядную инженерную интуицию.

В науку М.В. Келдыш вошел быстро и ярко. В 1931 г. он начал работать в Центральном аэрогидродинамическом институте им. Н.Е. Жуковского (ЦАГИ) под руководством академика С.А. Чаплыгина (выдающегося механика, начальника ЦАГИ), который сразу стал поручать новому сотруднику одну за другой серьезные практические задачи, требовавшие математического решения. Сначала это были задачи гидродинамики и нестационарной аэродинамики, такие как удар тела о воду, движение тела под водой - для гидросамолетов и судов на подводных крыльях, а с 1935г. - задачи автоколебаний самолетных конструкций. Блестящие работы Мстислава Всеволодовича по теории удара тела о жидкость, теории воздушных винтов, по обобщению теоремы Жуковского для сжимаемой жидкости, по теории движения тел под поверхностью жидкости и другим про-блемам не только позволили решить ряд важных технических вопросов, но и стали значительным вкладом в теоретическую аэрогидродинамику.

Наиболее опасные среди колебаний самолетных конструкций - «флаттер» (колебания крыльев и хвостового оперения самолетов) и «шимми» (виляющее движение катящегося колеса, приводящее к разрушению носовой стойки шасси). Эти задачи были серьезными государственными проблемами, от решения кото-рых зависело развитие отечественной авиации и обороноспособность страны. Грозное разрушительное явление флаттер, связанное с резонансными колеба-ниями конструкции самолета, стало препятствием в предвоенные годы на пути развития скоростной авиации. Флаттер широко изучался экспериментально и в аэродинамических трубах, и в натуре. Но только математическая модель этого явления, предложенная М.В.Келдышем, разработанные им математические ме-тоды ее исследования и построенная в итоге теория позволили вскрыть источник опасности и найти технические пути борьбы с ней. В результате советская авиа-ция, в отличие от немецкой, в Великой Отечественной войне не имела проблем с флаттером. В 1939 г. всем главным авиаконструкторам было вменено в обязан-ность проводить через отдел М.В. Келдыша в ЦАГИ расчет на флаттер всех са-молетов новых конструкций. В 1942г. за эти работы М.В.Келдышу (совместно с проф. Е.П. Гроссманом) была присуждена Сталинская премия.

А в 1946 году Сталинская премия была присуждена ему вторично за ус-пешные работы по устойчивости переднего колеса трехколесного шасси самоле-та. Тем самым было устранено другое опасное явление в авиации, которое окре-стили «шимми». Оно состояло в том, что при движении самолета с большой скоростью по взлетно-посадочной полосе носовое колесо неожиданно начинало вилять из стороны в сторону, стойка шасси ломалась, самолет терпел аварию. Мстислав Всеволодович, изучив явление «шимми», построил красивую математическую теорию и предложил инженерные решения этой проблемы.

По существу, с сегодняшней точки зрения работы по флаттеру и шимми -прекрасные примеры математического моделирования при решении сложной актуальной научно-технической проблемы. Изящная математическая модель, эффективный вычислительный алгоритм, только вместо компьютера - расчетное бюро,- компоненты вычислительного эксперимента.

Продолжая работать в ЦАГИ, Мстислав Всеволодович, поступает в Мате-матический институт им.В.А.Стеклова АН СССР (МИАН), начинает преподава-тельскую деятельность в Московском университете.

Именно, в эти годы М.В. Келдыш сформировался как выдающийся уче-ный, талант которого опирался на глубокую интуицию механика, высочайшую математическую культуру и профессиональное владение инженерными вопро-сами. Он как никто другой умел, идя от конкретной инженерно-технической проблемы, сформулировать адекватную математическую модель, предложить эффективные математические методы ее исследования, дать конструктивные решения. В результате не только формулировались практические рекомендации для решения исходной прикладной задачи, но были получены фундаментальные результаты в различных разделах математики, ставшие ныне классическими. Поэтому, когда в стране широким фронтом развернулись работы в области ракетостроения, освоения космоса, М.В.Келдыш, по праву, стал одним из руководителей советской космической программы, ее главным теоретиком.

В 1944г. в Математическом институте им.В.А.Стеклова АН СССР был создан Отдел механики, заведующим которого стал М.В.Келдыш. С этого момента он занимается ракетодинамикой и прикладной небесной механикой. Способность М.В.Келдыша быстро организовывать коллективы исследователей, четко формулировать прикладную задачу, намечать пути ее решения, решать и внедрять результаты в практику создали ему авторитет лидера в вопросах математических приложений в научных кругах и в Правительстве страны. Поэтому в 1946 г. по инициативе физиков-ядерщиков М.В. Келдыша подключили к расчетам атомного оружия. Известна рекомендация, которую дал ему тогда директор МИАН академик И.М. Виноградов: «...он в любом приложении математики способен разобраться лучше всякого».

Математические труды М.В.Келдыша посвящены теории функций ком-плексного переменного, теории потенциала и гармонических функций, диффе-ренциальным уравнениям, функциональному анализу, а также вычислительной математике.

Наиболее обширный цикл исследований выполнен М.В.Келдышем по комплексному анализу, где его вклад в теорию конформных отображений и в теории приближений функций комплексного переменного навеки останется в истории математики. Достаточно упомянуть ставшую уже классической теорему М.В.Келдыша (опубликованную в 1945г.) о равномерных полиномиальных приближениях на замкнутых областях. Теорема Келдыша формулируется просто: любая функция, непрерывная на замыкании области и аналитическая на множестве его внутренних точек, представима равномерно сходящимся рядом полиномов в том и только том случае, когда дополнение к замыканию области есть область, содержащая бесконечно удалённую точку. Эта проблематика, ведущая свою историю от теоремы Вейерштрасса о равномерном приближении многочленами непрерывной функции на компакте действительной оси, в случае, когда компакт лежит в комплексной плоскости и приближающие многочлены комплексной переменной, привлекала более века внимание математической общественности. И среди предшествующих работ К.Рунге, Д.Уолша, М.А.Лаврентьева и среди последующих работ учеников М.В.Келдыша С.Н.Мергеляна (доказавшего в 1951 году окончательный вариант теоремы о полиномиальных приближениях на компактах комплексной плоскости), А.Г.Витушкина (решившего аналогичную задачу для рациональных приближений) - теорема Келдыша является выдающимся результатом. Ее влияние простирается до наших дней в работах М.С.Мельникова и К.Толсы о метрической характеризации аналитической емкости, играющей ключевую роль при описании компактов, на которых любая непрерывная и аналитическая на множестве его внутренних точек функция может быть равномерно приближена рациональными функциями.

Среди других решенных М.В.Келдышем задач теории приближений в комплексной плоскости следует отметить проблему среднеквадратических приближений по площади области, когда близость между функцией и приближающим её полиномом измеряется через интеграл по площади области от квадрата модуля разности между ними. Созданные М.В.Келдышем новые и глубокие конструктивные методы позволили ему решить основные проблемы теории приближений целыми функциями. Не перечисляя найденных им замечательных теорем, укажем только, что в самом общем случае оказалось возможным обнаружить и установить точную количественную связь между свойствами множества, свойствами определённых на них аппроксимируемых функций, скоростью касания и порядком роста аппроксимируемых целых функций.

Важным мостом в занятиях Келдышем прикладными задачами механики и теоретическими исследованиями в комплексном анализе явились его работы по конформным отображениям. Широко известны его работы по конформному отображению многосвязных областей. Эти исследования трансформировались в работы по теории гармонических функций, углубленное изучение задачи Дирихле для уравнения Лапласа и других краевых задач. Главным достижением здесь была создание теории устойчивости решений задачи Дирихле, то есть контроль поведения гармонической функции при вариации границы области ее гармоничности. Также были найдены критерии регулярности граничной точки, гарантирующие совпадение решения с граничными значениями в данной точке.

Одним из многочисленных примеров "обратной связи" между практикой и теорией в творчестве М.В.Келдыша служат и его работа о дифференциальных уравнениях эллиптического типа, вырождающихся на части границы области. Работа, возникшая под влиянием его исследований по трансзвуковой газодинамике. В ней впервые было обнаружено, что для эллиптических в области и вырождающихся на части границы уравнений при некоторых условиях часть границы области освобождается от задания граничных условий. При этом решение краевой задачи Келдыша можно рассматривать как стационарное распределение температуры в движущейся жидкости. Эта небольшая по объёму работа имела широкий резонанс во всём мире и положила, по существу, начало теории эллип-тических уравнений, вырождающихся на границе области. В другом фундамен-тальном исследовании М.В.Келдыш рассматривал как обыкновенные диффе-ренциальные уравнения любого чётного порядка, так и уравнения с частными производными эллиптического типа, и установил при общих ограничениях на систему приближающих функций сходимость решений и сходимость собственных значений. Тем самым им установлена применимость этого эффективного метода численного интегрирования дифференциальных уравнений к широкому кругу задач механики и математической физики.

Другой пример взаимосвязи практических и теоретических интересов М.В.Келдыша лежит в области функционального анализа. Именно к решению принципиально новых и весьма трудных вопросов теории несамосопряжённых операторов привели М.В.Келдыша его работы по теории колебаний систем с диссипацией механической энергии, имевшие большое прикладное значение. В 1951 году М.В.Келдыш публикует результаты своих исследований по спектральной теории несамосопряжённых операторов. Это была одна из последних его научных публикаций. В этой работе он впервые рассматривает широкий класс абстрактных операторов в гильбертовом пространстве, максимально зави-сящих от спектрального параметра - сейчас такие семейства операторов называ-ют пучками Келдыша. Главными задачами здесь являются вопросы полноты собственных и присоединённых векторов и вопросы распределения собственных значений. Именно на эти задачи и даются исчерпывающие ответы в упомянутой выше работе.

С именем М.В. Келдыша связано становление новой науки -вычислительной математики, без которой были бы невозможны многие фунда-ментальные достижения современности. Гигантская атомная проблема, потребо-вавшая огромных усилий, была решена в весьма короткие сроки. Был создан «ракетно-ядерный щит» страны, восстановлен военно-политический баланс в мире. Огромную роль в этом проекте сыграло его научное руководство, содружество 3-х «К» (Келдыш, Курчатов, Королев). Это удалось, благодаря широкому применению методов математического проектирования, обеспечивших выбор оптимальных вариантов изделий и тем самым позволивших существенно повысить темпы создания ядерного и термоядерного оружия. М.В.Келдыш принимал участие в этом титаническом труде и как руководитель большого коллектива ученых, и как автор многих идей и вычислительных методов.

Для проведения расчетов по атомной проблеме М.В. Келдыш привлек в МИАН группу математиков во главе с И.М.Гельфандом и Расчетное бюро во главе с К.А.Семендяевым. По их методикам бригады вычислителей круглосуточно выполняли огромный объем вычислительной работы, используя настольные электромеханические машины «Мерседес» - настоящие «фабрики счета». В 1948 г. для решения задачи ядерного взрыва была создана другая группа математиков и вычислителей - Лаборатория №8 во главе с А.Н. Тихоновым. В ней по методикам А.Н.Тихонова и А.А.Самарского решалась сложнейшая задача численной оценки мощности ядерного взрыва.

30 ноября 1946 г. Мстислав Всеволодович избран действительным членом АН СССР по Отделению технических наук, на следующий день его назначили начальником, а в августе 1950 г. - научным руководителем НИИ-1 (ныне Исследовательский центр им. М.В. Келдыша), призванного решать прикладные задачи ракетостроения.

С этого времени теория движения составных ракет, внедрение жидкостных реактивных и прямоточных двигателей в авиацию, беспилотные ракеты, управ-ление полетом ракет дальнего действия стали темами исследований М.В. Кел-дыша и руководимого им коллектива. Около 15 лет (1947-1960) Мстислав Все-володович посвятил разработке воздушно-реактивных двигателей и на их базе межконтинентальной крылатой ракеты «Буря», созданной в КБ С.А.Лавочкина. Летные испытания «Бури» начались в 1957г., а в начале 1960 г. была достигнута максимально допустимая дальность - 6500 км при отклонении от цели менее 8 км, что в то время было очень высоким результатом. «Буря» осуществляла полеты на высоте 18-25 км со скоростью, превышающей в три раза скорость звука. Для сравнения: близкая по характеристикам американская крылатая ракета, рассчитанная примерно на ту же дальность при меньшей скорости полета, так и не была доведена до летных образцов.

К 1947г. относится знакомство М.В.Келдыша с Главным конструктором ракетной техники С.П.Королёвым, которое перешло затем в творческое сотруд-ничество.

Итак, к 1953г. Мстислав Всеволодович уже руководил несколькими кол-лективами, работавшими по разным проблемам. Во всех прикладных работах требовались новые методы научных исследований, прежде всего рациональный математический расчет. Их рождение и использование коренным образом изме-нили научное значение вычислительной математики. Автор многих глубоких научных идей, М.В. Келдыш одним из первых предугадал роль вычислительной математики в развитии науки и технологии. До 1953г. при расчетах использовались электромеханические машины «Мерседес», позднее появились первые отечественные электронные вычислительные машины - БЭСМ-1 и «Стрела».

Распоряжением от 18 апреля 1953г. Совет Министров СССР предложил Академии наук СССР образовать в МИАН СССР Отделение прикладной математики и назначил директором Отделения прикладной математики Математического института им.В.А.Стеклова Академии наук СССР (ОПМ МИАН), на правах директора Института, академика М.В.Келдыша. Таким образом, все группы, которыми руководил М.В.Келдыш в МИАН, а также Лаборатория № 8 А.Н.Тихонова были объединены в новый Институт. Кроме того, в ОПМ была установлена первая серийная ЭВМ «Стрела».

К середине 50-х годов относится и оформление идеи запуска искусственного спутника Земли или, сокращенно, ИСЗ (здесь мы имеем в виду конкретные шаги по организации такого запуска — сама по себе идея спутника Земли высказывалась и ранее). Предложение о создании искусственного спутника Земли М.В. Келдыш совместно с СП. Королевым и М.К Тихонравовым выдвигают в начале 1954 г. Затем, по следам проведенного Келдышем в марте 1954 г. совещания в Академии наук (обсуждались задачи, которые мог бы решать ИСЗ), оно оформляется в докладную записку правительству. Позже, в 1956 г., когда идея подготовки и запуска спутника была одобрена и началась работа по его созданию, Келдыш был назначен председателем

специальной комиссии Президиума АН СССР по ИСЗ (комиссия по объекту «Д»). Это, фактически, означало, что именно Мстислав Всеволодович становился ответственным за подготовку научной аппаратуры и программу исследований с орбиты ИСЗ. Уже после успешного запуска, в 1958 г. эта комиссия решением ЦК КПСС и Совета Министров СССР была преобразована в Межведомственный научно-технический совет по космическим исследованиям при Академии наук (МНТС по КИ), председателем которой также был назначен Келдыш. С этого момента он нес особую ответственность за ход выполнения космической программы СССР.

Но вернемся к первым спутникам. К работе над научной «начинкой» аппарата были привлечены многие институты, в том числе и те, что не состояли в системе Академии наук. Сама по себе тема исследований за пределами земной атмосферы не была совсем уж новой: упоминавшиеся эксперименты по изучению верхних слоев атмосферы, космических лучей и др. на геофизических ракетах в СССР к тому времени проводились уже довольно давно, фактически, с начала испытаний первых конструкций баллистических ракет в Капустином Яру после 1949 г. Тем не менее, задача, стоявшая перед Келдышем, была принципиально новой: предстояло не только составить программу экспериментов на отдельном аппарате, но и наметить основные возможности развития науки с помощью космических средств.

Для этого Мстислав Всеволодович отправил в Институты, потенциально заинте-ресованные в космических исследованиях, письмо с предложением выдвигать идеи экспериментов, которые можно было бы осуществить на орбите.

Затем в кабинете Келдыша, тогда уже члена президиума Академии наук, состоялась и встреча ученых, на которой обсуждались возможные эксперименты на борту космического аппарата. Идеи, сформулированные тогда, составили научную программу «Объекта Д» - аппарата, которому предстояло стать третьим искусственным спутником Земли, запущенным 15 мая 1958 г.

История запуска первых спутников Земли описана довольно подробно, поэтому мы не будем останавливаться сейчас на ней. Упомянем только одну весьма характерную деталь. Еще до запуска «объекта «Д» в Академии наук начались подготовительные работы по лунной программе. Цитата из доклада Келдыша на заседании Президиума Академии наук 14 сентября 1956 г.: «Конечно, мы не можем останавливаться на задаче создания спутника Земли, мы, естественно, думаем о дальнейших задачах - о космическом полете. Такой задачей, которая на этом пути, мне представляется, будет решена, в первую очередь, является задача облета Луны и фотографирования ее с той стороны, которая от нас всегда спрятана. Мне представляется, что и эти перспективы уже не так далеки. И вскоре началась известная «лунная эпопея».

Физические исследования на беспилотных космических аппаратах в начале космической эры формировались в некотором смысле стихийно: эксперименты на космических аппаратах ставили разрозненные группы из различных научных институтов, как в системе Академии наук, так и других организаций, в том числе из Московского государственного университета.

Фактически, идея создания единого координирующего центра была выска-зана довольно рано: в 1959 г., в докладной записке для правительства, которую подписали Келдыш и Королев, содержалось предложение о создании «достаточно развитой научно-исследовательской и проектной организации с экспериментальной производственной базой и комплексом необходимых лабораторий и стендовых установок». Такая организация была названа Институтом межпланетных исследований, и предполагалось, что в ней могут официально участвовать социалистические страны. Кроме этого, высказывалась мысль о том, что «подобная организация могла бы стать в дальнейшем научным центром международного значения по исследованию космического пространства».

В 1963 г. идея воплотилась в замысле Объединенного института космических исследований. Слово «объединенный» в данном случае обозначало то, что под крышей одного института планировалось объединить научные группы из различных институтов, которые по факту уже вели эксперименты в космосе. Речь шла о своего рода «сплавлении» различных подходов и научных культур для появления новой — «космической» — области исследований, где теоретический подход к вопросам органично сочетался бы с пониманием технической осуществимости задачи. Иными словами, от специалистов нового института требовалось не только уметь анализировать данные научных приборов на космических аппаратах, но и создавать эти приборы, разрабатывать методику эксперимента и ставить задачи для космической промышленности.

Замысел Келдыша был реализован через два года. Институт космических исследований в составе Академии наук СССР был создан на основании постановления Совета министров от 15 мая 1965 года. Его первым директором был назначен Г.И. Петров, выходец из Реактивного НИИ (НИИ-1)

В 1966 г. Институт прикладной математики (ОПМ МИАН, организованный в 1953г.) получил свое современное название. Институт должен был решать стоящие перед страной стратегические научные задачи. Они были связаны с государственными программами развития атомной и термоядерной энергетики, исследованиями космического пространства, создания новых математических методов и использования новой вычислительной техники. В момент создания Института Мстислав Всеволодович сумел объединить научные математические коллективы, решавшие насущные задачи атомной энергетики, ракетно-космической техники, аэрогидродинамики и кибернетики. Развитие новой техники выдвигало задачи механики и физики, которые требовалось решать быстро и с высокой точностью. Коллектив сотрудников ИПМ подбирался очень тща-тельно, в основном из выпускников вузов разных городов. С ИПМ сотрудничали всемирно известные ученые академики И.В. Курчатов, Я.Б. Зельдович (впоследствии работавший в Институте), СП. Королёв, А.Д. Сахаров, Ю.Б. Харитон, Н.Г. Басов, A.M. Прохоров, В.П. Глушко и др.

Сотрудники ИПМ своими работами оказали огромное влияние на решение важнейших государственных задач. Так, в начале 1950-х гг. исследованиями по всем вопросам создания составных ракет начали заниматься в МИАН. В 1953г. сотрудник Института Д.Е.Охоцимский решил вариационную задачу по определению оптимальных характеристик пакета составных ракет. Результаты оказались приемлемыми, и, учитывая достоинства такого пакета, С.П.Королёв принял решение провести эскизное проектирование мощной составной ракеты Р7.

В 1954 г. вышло Постановление Правительства, в котором перед ОКБ-1 (ныне Ракетно-космическая корпорация им. СП. Королёва) была поставлена задача создать баллистическую ракету, способную нести тяжелый термоядерный заряд на межконтинентальную дальность. После удачных пусков ракеты Р7 стало ясно, что с ее помощью можно вывести на орбиту более массивный ИСЗ, чем это планировали американцы, и сделать это раньше них. Работы над первым спутником резко интенсифицировались, причем большой вклад в реализацию этой идеи внес М.В.Келдыш. Под его руководством развивались в дальнейшем новые направления в исследовании космоса.

Космонавтика стала предметом пристального внимания М.В.Келдыша, недаром его считали Главным теоретиком космонавтики. После первых же полетов космических аппаратов в ИПМ создали баллистический центр, в котором проводились расчеты управления и навигации всех пилотируемых космических кораблей и автоматических межпланетных станций. Созданный по инициативе академиков С.П.Королёва и М.В.Келдыша баллистический Центр ИПМ в тесном взаимодействии с организациями-разработчиками космических аппаратов успешно выполнил работы по баллистико-навигационному обеспечению управления полетом автоматических межпланетных станций серий «Луна», «Венера», «Марс» и «Вега», космических кораблей серий «Союз» и «Прогресс», орбитальных станций «Салют» и «Мир», космических аппаратов научного назначения «Астрон», «Гранат», «Интербол» и др.

Сегодня можно сказать еще об одной большой и ответственной работе - о создании ракетно-космической системы «Энергия» - «Буран», выполненной в ИПМ в отделе Д.Е.Охоцимского. В середине 1975г. по поручению Мстислава Всеволодовича в ИПМ был проведен комплексный анализ американской многоразовой системы «Спейс Шаттл». Было показано, что основные параметры системы позволяют эффективно использовать ее в интересах ВВС США, создавая серьезную угрозу для безопасности нашей страны. Двойное назначение системы давало возможность в условиях отсутствия конфронтации двух держав использовать систему «Спейс Шаттл» для мирного освоения космоса. М.В.Келдыш представил результаты анализа высшему руководству страны. После необходимого обсуждения было принято решение о разработке в нашей стране многоразовой космической системы «Энергия» - «Буран». Среди основных разработчиков системы - ИПМ, на который возлагался большой комплекс ответственных задач: научное обеспечение возвращения из космоса на Землю корабля «Буран». Институт участвовал в разработке алгоритмов управления кораблем на участке спуска и посадки и в его математическом моделировании. В ИПМ успешно выполнено баллистико-навигационное обеспечение всех участков полета системы «Энергия» - «Буран», включая активный участок и орбитальный полет.

Следует отметить еще одну сторону деятельности Мстислава Всеволодо-вича. Он выступал как государственный деятель, человек общегосударственного масштаба, ответственный за выполнение программ ракетно-космической техники и возглавлял проведение экспертиз по представляемым предложениям и проектам. Их было много, и не всегда выбор проекта получался гладким, так как хорошее предложение часто имело много противников. Поэтому жизнь могла обернуться по-разному, и результат отбора мог быть неоднозначным. Такие случаи не были редкостью, и существует пример, когда вмешательство М.В.Келдыша, его принципиальность и твердость сыграли чрезвычайно важную роль в развитии космических исследований и ракетно-космической техники в нашей стране. Когда разработали и испытали ракету-носитель «Протон», в силу ряда причин очень многие были против того, чтобы изготавливать ее серийно, не говоря о том, чтобы ее использовать. М.В. Келдыш предпринял героические усилия, когда в Государственной комиссии он фактически один сражался против всех и сумел добиться того, чтобы эта ракета была сохранена, пошла в серию и стала «рабочей лошадью» для нашей космонавтики. Эта ракета сыграла колоссальную роль в дальнейшем развитии космонавтики. Без нее не было бы ни полетов к Луне с большими весами, ни хорошей орбитальной техники. В решении этого вопроса проявились замечательные качества Мстислава Всеволодовича. Во-первых, он был дальновиднее многих. Во-вторых, если вопрос стоял так: нужно принести пользу государству или же отступить под давлением обстоятельств, то он все силы всегда прикладывал к тому, чтобы решение было пра-вильным и шло на пользу стране, нашей науке и технике.

В течение многих лет М.В.Келдыш играл ключевую роль в руководстве АН СССР. В 1961 году он был избран на пост ее президента, и возглавлял ее в течение четырнадцати лет.

Не имея возможности говорить подробно, скажу только, что это был великий Президент. При нем Академия стала крупнейшим мировым центром фундаментальной науки.

С 1961г. академик М.В.Келдыш возглавлял комитет по Ленинским и Государственным премиям. Этот Комитет был призван выполнять исключительно ответственные функции объективного, беспристрастного обсуждения и правильной оценки не только научных трудов, но и выдающихся работ в области промышленности и народного хозяйства, представляемых на соискание премий. Ясно, сколько велика роль председателя Комитета, каким исключительным авторитетом и мудростью он должен обладать. И М.В.Келдыш представлял прекрасный образец руководителя, наделенного всеми этими качествами.

Выдающиеся заслуги Мстислава Всеволодовича оценены государством. Он трижды Герой Социалистического Труда (1956, 1961, 1971), лауреат Ленинской (1957) и Государственных (1942, 1946) премий, награжден семью орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, шестью иностранными орденам и медалями, избран иностранным членом 16 Академий мира, почетным доктором шести университетов.

Ему установлены памятники-бюсты на Аллее героев и на Миусской площади в Москве, в Риге (Латвия); памятные доски на зданиях, где он жил (Воробьёвское шоссе) и работал (МГУ, Институт прикладной математики). Его память увековечена в названиях двух институтов (ИПМ и ИЦ), научно-исследовательского судна («Академик Мстислав Келдыш»), площади в Москве (на пересечении улиц Обручева и Профсоюзной), кратера на Луне и малой планеты Солнечной системы. Российская академия наук награждает ученых золотой медалью им. М.В. Келдыша «за выдающиеся научные работы в области прикладной математики и механики, а также теоретических исследований по освоению космического пространства».

Мстислав Всеволодович Келдыш прожил всего 67 лет (он умер 24 июня 1978г. в Москве). Он захоронен у Кремлёвской стены в Москве.

Но его полная свершений и выдающихся результатов жизнь позволяет оценить роль личности гениального человека, посвятившего себя науке и для развития выбранной им области исследований, и для судьбы страны. М.В.Келдыш был великим сыном нашей страны, ее истинным патриотом, настоящим русским интеллигентом.