Арнольд Тулохонов: "Нужно корректировать законы, которые написаны в отрыве от жизни"

02.02.2016



Гость программы "Трибуна" член комитета Совета Федерации по международным делам, сенатор от Республики Бурятия, заслуженный деятель науки РФ, доктор географических наук, профессор, член-корреспондент Российской Академии наук, автор сотен научных трудов Арнольд Тулохонов.

- Бурятия находится в зоне высокого риска по обстановке с лесными пожарами. На последнем пленарном заседании Совета Федерации вы подняли вопрос о пожарах. Насколько зимой критична ситуация? Много ли горит лесов?

- Проблема лесных пожаров вообще стала для России важной. В прошлом году впервые горел миллион гектаров, причем не столько из-за сухой погоды или плохой работы пожарных, сколько из-за социальных проблем. Зимой, в сорокоградусные морозы торфяники горят так, что не видно дороги на трассе Москва – Владивосток. В российском федеральном законодательстве есть единственный региональный закон – закон об охране озера Байкал. Это вариант крайнего подхода к решению экологических задач без учета интересов людей. В директивах правительства предусмотрена так называемая водоохранная зона, где нарушается конституционное право человека на природные ресурсы. Там нельзя строить, хоронить людей, прокладывать дороги, нельзя рубить сгоревший лес. Человека отлучают от родной земли. И местные жители говорят: "У нас нет прав на лес, у нас нет прав на землю, даже нет права быть похороненным. Тогда пусть федеральные структуры сами эти пожары и тушат". В прошлом году от Читы до Иркутска ввели обязательную экологическую экспертизу, которая в 2-3 раза сократила строительство новых объектов. Если нужно построить школу, то обязательно придется проводить экологическую экспертизу, которая стоит огромных денег. У людей нет прав на приватизацию земли вокруг Байкала. И таких казусов, которые отрицательно влияют на жизнь человека, достаточно много. Ко мне обратилось 11 тысяч местных жителей с вопросом: "Зачем нам такой закон, который оборачивается против нас?". Это социальные последствия неподготовленных законов, которые принимаются в пределах Садового кольце и даже не имеют отношения к той территории, на которую направлены.

- То есть бытовые потребности человека не всегда совпадают с теми законами, которые действуют?

- Есть законы, которые решают социально-экономические проблемы. Они вполне понятны. Но их делают юристы, правоведы, не знающие основы природных экосистем. Если регулировать такими законами жизнь природы, это встречает сопротивление самой природы и местных жителей. В природе другие законы, они иногда не подчиняются нашим желаниям. Нужно корректировать законы, которые сделаны в отрыве от основы существования. Почему на берегу Байкала нельзя хоронить человека, нельзя строить дороги, нельзя рубить лес, нельзя ловить рыбу? Что тогда делать человеку? Это нарушение его конституционных прав.

Я об этом генеральному прокурору, но, к сожалению, у нас законы легко обходятся всевозможными отписками. Поэтому я не получил реального ответа. В Конституции хорошо расписаны рамочные права, но под них нужны конкретные законы. Почему у нас не идут реформы в целом по стране? Потому что они сделаны для огромной страны. Например, реформа сельского хозяйства. Как могут быть одни условия для Краснодара и для Якутии? Даже Никита Хрущев, когда мечтал о коммунизме, написал на 20 лет программу, где сказано, при каких условиях это должно быть достигнуто. Были цифры, были обоснования, научный подход. Хрущев понимал, что осваивать Сибирь и Дальний Восток без науки невозможно. Он создал в Новосибирске крупнейший в мире академгородок. Это был не очень грамотный человек, но он реально понимал ситуацию. Еще Жолио-Кюри говорил, что страна, которая не развивает науку, неизбежно превращается в колонию. Надо знать научную часть и с этими знаниями подходить ко всем законодательным актам. Почему не идет программа развития Дальнего Востока? Потому что там перечислены мероприятия, которые решают региональные задачи, а губернаторы между собой ведут борьбу за бюджетные деньги. Там нет интересов России. Это и есть недостаток наших экономических планов.

- 2017 год объявлен годом особо охраняемых территорий. Озеро Байкал является особо охраняемой территорией. Порядка 20% запасов пресной воды нашей планеты (то есть больше, чем в пяти великих озерах североамериканского континента) находится в озере Байкал. Раньше основной проблемой Байкала считался целлюлозный комбинат. Несколько лет назад его закрыли. Какова экологическая обстановка на озере и какие проблемы еще существуют с Байкалом?

- Байкал включен в список Всемирного природного наследия. Россия, подписав эту конвенцию, взяла на себя вместе с международным мировым сообществом ответственность за Байкал. Озеро - не собственность Бурятии, Иркутской области, России. Это мировая гордость, мировое достояние. Мы должны к нему подходить с этих позиций, и решать его проблемы всем миром, а не сваливать их на местных жителей. Но даже несмотря на количество пожаров, правительство в четыре раза сократило финансирование борьбы с пожарами и в два раза финансирование лесной службы. Каким образом бороться с пожарами в условиях, когда на это выделяется 20% от требуемой суммы? При этом еще говорят, что Бурятия ответственна за лесные пожары! Правительство должно исправить эту ситуацию.

http://www.vestikavkaza.ru/material/153195 © - Вестник Кавказа

©РАН 2016