Жорес Алферов: «Гетеро – это нормальный путь развития природы»

19.03.2015

-

15 марта исполнилось 85 лет Жоресу Алферову. Отечественная наука сегодня не много дает поводов для всероссийского отмечания тех или иных событий. Но даже, если бы Жорес Иванович Алферов не был Нобелевским лауреатом по физике за 2000-й год, его юбилей был бы таким поводом. Он сам – человек-повод.

Конечно, присуждение Нобелевских премий, особенно по естественнонаучным номинациям, никак нельзя отнести по ведомству ветреной Фортуны. И все же… В данном случае, уж слишком много ассоциаций и символических фигур вызвало к жизни сообщение, распространенное всеми информационными агентствами мира 10 октября 2000-го года: самая престижная в научном мире награда – Нобелевская премия по физике за 2000 год – присуждена академику Российской академии наук Жоресу Ивановичу Алферову. Мало того, сегодня, спустя 15 лет после этого события, кажется, что по иному просто быть не могло, что кандидатуру Жореса Алферова лоббировали какие-то высшие силы. (Впрочем, сам Жорес Иванович, наверняка поморщится, если прочтет последнее утверждение, ведь на вопрос о его взгляде на взаимоотношения науки и религии он как-то ответил очень коротко: «Я атеист».)

Последняя нобелевская награда по физике в ХХ веке (а век этот недаром называют веком физики, так оно и есть, по большому счету) поделили между собой трое ученых: два американца – Херберт Кремер и Джек Килби (причем, один из них, Кремер, американец немецкого происхождения – тоже символика) и российский академик Жорес Алферов. Тут тебе – и история, и геополитика, и просто политика… Все акценты XX века расставлены точно!

Известие о присуждении ему нобелевской премии, застало Жореса Ивановича в Санкт-Петербурге. Когда 11 октября, он вернулся в Москву, в здании Госдумы РФ – а Алферов – депутат Законодательного собрания РФ - его уже с утра караулили несколько телевизионных групп. Алферова, конечно, рвали на части. И все-таки, мне удалось задать ему два дежурных вопроса:

«Вы себя героем ощущаете?» - спросил я тогда Жореса Ивановича.

«Да бросьте вы! Каким героем! Я надеюсь, что нобелевская премия поможет бороться за российскую науку.

А так, вообще говоря… Понимаете, когда я в 40 лет получил очень высокую научную награду – Золотую медаль Франклиновского института, я помню – радовался больше. И там тоже моим предшественником, за много лет до этого был Петр Леонидович Капица. А он – из Физтеха. Из моего института».

Еще один символический штрих…

Откуда такое редкое имя у человека, родившегося в 1930 году в провинциальном Витебске? С чем это было связано? Вот, как сам Жорес Иванович, в свойственной ему слегка ироничной манере, ответил на этот вопрос:

«Мои родители: Иван Карпович и Анна Владимировна родились и выросли в Белоруссии. Отец восемнадцати лет, в 1912 году, приехал в Питер – тогда многие уезжали на заработки в Петербург. Стал работать грузчиком в порту, разнорабочим на конвертной фабрике и, наконец, начал настоящую рабочую карьеру на заводе “Старый Лесснер”, сейчас - завод им. Карла Маркса.

В Первую мировую войну, в 1914 году, пошел воевать. Воевал храбро. Был гусаром, унтер-офицер лейб-гвардии, дважды георгиевский кавалер. В сентябре 1917 года отец вступил в партию большевиков, еще до революции, и этой новой своей вере не изменял никогда. Командовал кавалерийским полком Красной Армии, потом перешел на хозяйственную работу.

Старшего моего брата звали Маркс. Время было такое! Жорес – в честь Жана Жореса, основателя газеты “Юманите”, основателя французской социалистической партии, убитого в 30 июля 1914 года в парижском кафе подлой рукой Виллена».

Сам Жорес Иванович рассказывает такую историю, связанную с его именем.

В 1964 году он первый раз был в Париже на международной конференции по физике полупроводников. При регистрации ему дали нагрудный значок (бэдж), на котором было написано не «Жорес Алферов», а «А. Жорес». Французы, естественно решили, что Жорес – это фамилия, а Алферов, наверное, имя. «Я из буквы “А” на этом значке сделал символ полупроводникового диода, приписал после Жореса – Алферов и один мой знакомый американец даже устроил скандал: почему, мол, русским делегатам дают значки фирменные, с изображением полупроводникового диода, а американцам нет!», - вспоминает Алферов.

За полупроводники Жорес Алферов и получит впоследствии Нобелевскую премию. А путь к ней начался в знаменитом ленинградском Электротехническом институте (ЛЭТИ), который Алферов закончил в 1952 году. По распределению попал в еще более знаменитый Ленинградский Физтех (ЛФТИ): «Радости моей не было границ. И я думаю, что моя счастливая жизнь в науке была предопределена этим распределением».

Алферов принимает участие в создании первых отечественных транзисторов, фотодиодов, мощных германиевых выпрямителей. В 1961 году он защитил кандидатскую диссертацию, посвященную, в основном, разработке и исследованию мощных германиевых и, частично, кремниевых выпрямителей. На основе этих работ возникла отечественная силовая полупроводниковая электроника. С созданием транзистора родился не просто новый полупроводниковый прибор, родилась новая полупроводниковая физика.

Во всем научном мире сейчас Алферов известен, как создатель и исследователь полупроводниковых гетероструктур. «Я люблю пошутить на эту тему: нормально – это, когда гетеро, а не гомо. Гетеро – это нормальный путь развития природы». Сформулированные Жоресом Алферовым в 1966 году общие принципы управления электронными и световыми потоками в гетероструктураx (электронное и оптическое ограничения) сегодня лежат в основе всех полупроводниковых устройств – от бытового CD-проигрывателя до мощных исследовательских и специальных лазерных установок и солнечных батарей.

Работы по полупроводниковым гетероструктурам признаны не только Нобелевским комитетом. Жорес Алферов выбран иностранным членом Академии наук США с формулировкой «за гетероструктуры»; иностранный член Национальной инженерной академии наук США с формулировкой «за развитие принципов теории и технологии гетероструктур». Кстати, он единственный российский ученый, кто состоит в обеих академиях.

А вообще, он избран во многие Академии, является почетным доктором многих университетов, получил немало международных, иностранных и отечественных премий и наград…

Весельчак, остроумец, стильный человек во всем – Жорес Иванович Алферов, несомненно, знает себе цену как профессионалу. И это чувство, по-видимому, и позволяет ему оставаться всегда независимым и в своем поведении, и в своих оценках не только научных, но и политических процессов. Кстати, когда в 2003 году Нобелевскую премию по физике получил еще один замечательный отечественный ученый, Виталий Лазаревич Гинзбург, не скрывавший своего негативного отношения к коммунистической идеологии, то говорили, что сделано это, чуть ли, не для того, чтобы «уравновесить» нобелевку Жореса Алферова – убежденного коммуниста, члена КПРФ.

Весной 2013 года Жорес Иванович Алферов баллотировался на пост президента Российской академии наук. Ясный ум, потрясающая работоспособность, четкое понимание проблем российской науки («невостребованность нашей экономикой научных результатов») – сделали его единственным реальным соперником на тех выборах Владимиру Фортову, нынешнему президенту РАН.

Начавшуюся в июне 2013 года реформу Академии наук Алферов не принял сразу же. И сразу же приложил весь свой авторитет, в том числе и международный, чтобы, хотя бы минимизировать последствия этой реформы. Все это вызвало плохо скрываемую «аллергию» на Алферова со стороны инициаторов реформы. Но Жорес Иванович и сегодня остается до конца последовательным. «Мы сейчас должны думать, как и что сделать, чтобы потенциал не утратить до конца, - заявил он в самом конце февраля 2015 года. - Поэтому ничего положительного сказать не могу». Как посетовал ученый, развал Академии наук сыграл большую отрицательную роль, необходимо искать новые формы организации работы.

Таков он, физик, влюбленный в полупроводниковые гетероструктуры, «заводной» и самодостаточный Жорес Иванович Алферов, которому сегодня исполняется 85 лет.

НГ, 19.03.15, Андрей Ваганов

©РАН 2019